Заведение. Часть вторая: Карантин

  1. Заведение. Часть вступительная
  2. Заведение. Часть вторая: Карантин

Страница: 2 из 3

дверь, была о том, что как только моя темница распахнется, следует бежать.

Дверь распахнулась и в нее вошел крупный мужик лет сорока, одетый в полувоенную форму. Такую обычно носят служащие во всяких охранных подразделениях. «Не переоделась... « — грустно констатировал мою наготу он. И тут я снова получил сильнейшую пощечину по своему многострадальному лицу. С искрами из глаз я повалился на пол, еще раз приложившись головой теперь уже о бетонного друга. «Значит будет по-плохому. « — тем же грустным тоном продолжил мой надзиратель. Схватив меня за шею, он дотащил меня до кровати и бросил нее поперек. Получилось, что ноги оказались на полу, а сам я невольно (Или благодаря его воле) оказался в позе раком. «Сейчас будем тебя учить» — услышал я его голос. И на мою задницу полилось что-то холодное. «Не надо мистер, не делайте этого!» — только хотел прокричать я, как почувствовал сначала сильное давление на мою тогда еще девственную дырочку, а спустя миг вспышку лютой, разрывающей нутро боли. Вместо просьбы о помиловании вырвался дикий крик. Но моего насильника это только раззадорило. С первой попытки он вошел своим членом до конца, буквально вдавив меня в кровать. Господи как же было больно. Слезы лились из моих глаз ручьем. Но это было только начало. Спустя пару секунд он начал двигаться во мне, приговаривая: «Вот тебе, сука, нужно было по-хорошему соглашаться!». Он ритмично таранил мой задний проход, раз за разом причиняя мне сильнейшую боль. Кричать не было сил. Только всхлипывать и плакать.

Трахали меня уже минут пять. Его размеренные фрикции становились все быстрее. Надзиратель стал отвешивать мне сильные пощечины с двух рук. Представьте себе картину. Здоровый под метр девяносто мужчина дерет скулящего от боли субтильного паренька невысокого роста, отвешивая ему знатных тумаков. Голова паренька гуляет от ударов из стороны в сторону. А мужчина все продолжает наращивать темп, входя в попку парня, из которой тонкой струйкой сочится кровь. Отвратительно-завораживающее зрелище, не правда ли? Тогда мне так не казалось, я мечтал лишь об одном — скорее бы эта пытка закончилась.

Но у всего бывает конец. Ускорившись до невозможности, и заставив меня изойтись в еще одном громком вопле, он начал спускать прямо мне в очко. Офигительно горячий фонтан разлился внутри меня, принеся еще одну волну острой боли. Затем Надзиратель резко вышел, оставив меня в той же позе, что и имел. Из широко раскрытого очка стекала его сперма вперемешку с кровью. Прямо на не слишком чистый пол. Моя анальная дырка зияла чернотой. Края ее сильно опухли.

Не произнеся более ни одного слова он удалился из моей темницы. Сил встать я не нашел. Мне казалось, что ходить теперь я не смогу. Исчезла даже возможность немного пошевелиться, поэтому я лежал все в той же позе, пытаясь сдержать рыдания от боли и унижения. Сознание становилось затуманенным. Перед глазами все плыло. Я снова отключился.

***

МЕСТО: Карантин
ОБУЧАЕМАЯ: №142
ПРОШЛОЕ ИМЯ: Джесси Эпштейн
НОВОЕ ИМЯ: НЕ УКАЗАНО
ДАТА ПОСТУПЛЕНИЯ: 12.08.1997
КОНТРОЛИРУЮЩИЙ ВОСПИТАТЕЛЬ: Энджи МакЛав
ПРИМЕЧАНИЕ: Обучаемая склонна к бунтам.
РЕКОМЕНДАЦИИ: В первую очередь полностью сломить волю. Приучить к новой роли. Затем действовать согласно Регламента.

День третий: №142 по-прежнему бунтует, не желая смириться с собственным порабощением. Воспитателем Дэнни Ричардсом проведена работа по смирению. В ходе работы обучаемая №142 потеряла сознание. Ближе к вечеру пришла в себя. Рекомендовано продолжить работу по смирению. Это позволит не только укротить ученицу, но и привести в рабочее состояние хотя бы одно из отверстий. Назначить антидепрессанты для избежания вероятного суицида. Назначить гормоны для более скорого вхождения в новую жизнь.

День четвертый: Из камеры №4, где содержится №142 весь день раздавались стуки и крики о помощи. От униформы снова отказалась. Из-за этих действий было решено лишить ее продуктового довольствия, а так же увеличить время воспитательных работ. Для этого был задействован надзиратель Джек Адамс. В ходе беседы №142 снова получила разрыв ануса, в следствие чего урок пришлось прекратить. Кроме как сексуальному, никакому другому насилию 15.12.1997 не подвергалась. Продолжить курс антидепрессантов. Продолжить курс гормонов.

День пятый: Неподчинение №142 продолжается. Воспитательная работа была проведена. Замечено изменение. Имеет место возбуждение обучаемой №142. Считать, что дело сдвинулось с мертвой точки. Спустя пару часов после урока смирения №142 была замечена в самоудовлетворении. Получила порцию пищевого довольствия. Воспитуемая по-прежнему подавлена, но уже в меньшей степени. Проявляет признаки активности. Рекомендовано снизить дозу антидепрессантов, гормоны выдавать в прежнем объеме.

День шестой: Во время урока была замечена в самоудовлетворении. В связи в этим урок прошел менее интенсивно, чем обычно. №142 находится в смятении. Видимо приходит осознание. РЕКОМЕНДОВАНО — встреча с контролирующим воспитателем. Медикаментозное лечение продолжать в прежнем объеме.

***

Со мной творилось что-то странное. Во время изнасилований боль стала уходить. Появилось странное чувство возбуждения. Когда вчера меня снова драл Надзиратель, мой член встал. Не было ощущения насилия, когда он снова и снова входил в меня своим поршнем. Скажу больше, мне этого хотелось! Мне нравилось быть под ним. Мне нравилось ощущать его большое естество в себе. Чем напористее он был, тем сильнее было ощущение возбуждения внутри меня. В какой-то момент времени, я даже потеряла... То есть потерял. Блядь, что со мной творится? Короче, я начал наяривать свой членик. Так сильно я был возбужден. Членик? Что за мысли? Похоже я действительно становлюсь шлюхой... И плакать я стал чаще. Не потому что больно, не потому что я заперт, а потому что грустно. Господи, помоги. Хотя я действительно становлюсь шлюхой. В третью что ли ночь мне сделали эпиляцию и убрали все волосы на теле. От природы обладая не слишком уж маскулинной внешностью я стал походить на девчонку. Только сисек и длинных волос не хватает.

Вся прошлая жизнь стала смазываться. Я не помню, что я например делал два недели назад. Вообще. Вся память превратилась в огромный ком. И тут ощущения времени никакого. Видимо мне дают какие-то таблетки. Я ничего не понимаю. Накатывает апатия. Мне снова хочется спать. И мне хочется секса. Хочется, чтобы меня снова взяли. Тем более, что Надзиратель стал нежнее. Или нет? Или я привыкла? А-а-а-а, черт. Ну и пускай я теперь она. Сломали. Суки. Я превращаюсь в одну сплошную похотливую дырку.

Снова открывается дверь. Снова сверток. Снова записка. Попробую нацепить эти шмотки. Вдруг Он станет еще добрее ко мне. Дверь распахивается. Снова Он на пороге. Я стою перед ним на коленях. На голове светлый паричок-каре, на теле легкое сиреневое платье едва прикрывающее попу, на ножках у меня ажурные чулочки, трусики мне не выдали. Надзиратель улыбается мне и приспускает штаны. И вот перед моим лицом болтается его полуэрегированый Мучитель. Целую его в головку и принимаюсь за работу со всем старанием, на которое способна. Неумелыми движениями губ я стараюсь доставить Надзирателю максимальный экстаз, который способна дать шлюха вроде меня. Стараюсь заглотить его поршень как можно глубже. Для этого хватаю его тонкими ручками за ягодицы и притягиваю его к своей глотке. Полностью вставший член заходит на половину своей длины и упирается в горло. От этого я начинаю сильно кашлять, но не оставляю попыток заглотить его полностью. И спустя пару бесплодных попыток у меня получается. Член входит глубоко начисто перекрыв мне дыхание. Надзиратель плотно держит мою голову своими руками и начинает долбить мое горло фрикциями. Из моих глаз уже в какой раз за последние дни снова льются слезы, начинаю сильно хрипеть. И вот уже когда практически потеряла сознание, он вытаскивает Мучителя из моей глотки. В легкие снова поступает кислород, какое же это блаженство снова дышать....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх