Аномальный отряд. Третий раунд

  1. Аномальный отряд. Первый раунд
  2. Аномальный отряд. Второй раунд
  3. Аномальный отряд. Третий раунд
  4. Аномальный отряд. Четвертый раунд
  5. Аномальный отряд. Пятый раунд

Страница: 3 из 4

готовое к бою устройство. Ольта насадила на свою любимицу-цепь какой-то наконечник, Дэниэль же ограничился тем, что вложил камень в пращу, снятую с поясного ремня.

Шэдри застыла на месте и Отряд прекратил движение. Охотница медленно водила головой, сканируя окрестности, и, наконец, указала рукой на кусты слева. Камень из пращи тут же ушел в листву, и мутанты, понявшие, что их обнаружили, с ревом бросились на поляну.

Два десятка новых хозяев мира выломилось из кустов. Здоровенные, достигающие до двух с половиной метров в высоту, желтокожие ублюдки с мерзкой внешностью, язвами, гнойниками, фурункулами, ранами и тому подобными излишествами были кем угодно, только не друзьями. Бывшие обитатели мегаполисов, эти владеющие логикой создания, тем не менее, не признавали даже зачатков морали. Иногда, борясь с ними, люди замечали, как «новые» бьют в спины соплеменников. Причины этому были неизвестны: может быть, зависть, может, что еще — никто и не думал разговаривать с этими животными.

С оледеневшим лицом, начав выглядеть намного старше, Эресс выпустил стрелу в лоб крайнего мутанта, раздробив его череп. Он продолжил успех, хватая стрелы, натягивая тетиву и поражая цель с неизменной эффективностью и невероятной скоростью, полностью отрешившись от мира.

Маанат вынул из мешочка на поясе очередной артефакт, который когда-то окрестил «броском кобры», или просто «коброй» (в глубине души он всегда был немножко романтиком). Выглядела эта фиговина как обычный кусок металлолома, однако внешность была не на первом месте в его достоинствах. При столкновении с любым объектом «кобра» придавала ему заряд кинетической энергии колоссальной силы, что ветеран успешно продемонстрировал в бою: раскрутив артефакт на цепочке, он подбрасывал под удар камни из подсумка, мигом улетавшие в сторону противника. Неточность выстрела с лихвой компенсировалась его мощью, снаряды пробивали шеренги противников, пробивая тела и поражая следующих за ними «новых», оставляя в них дыры, в которые можно было без труда смотреть, отрывая конечности и дробя кости.

Дэниэль метнул очередной камень в голову ближайшего врага, но тот ловко закрылся дощатым щитом, и снаряд прошел по касательной, улетая далеко в кусты. Чертыхнувшись, он повесил петлю пращи обратно на пояс и схватился за топоры. Выполненными целиком из железа, при желании ими можно было ломать стены, и, для того, чтобы успешно управлять такими орудиями, требовалась немалая сила. Шагнув вперед, Рыбак взмахнул обеими руками, отбивая здоровенную дубину, целившую в лучника, и всаживая топор в щит этого великана. Мощь удара была такова, что топор пробил лицевую доску и глубоко увяз в поперечной. Выдергивая оружие, Дэниэль с удовлетворением наблюдал, как рассыпается эта пародия на настоящие доспехи, увернулся от дубины, несомой отчаянным двуручным ударом, оказавшись сбоку противника, и пробил ему лезвием спину, разделив позвоночник надвое. Боец обернулся к следующему «новому», поставив себе задачей прикрывать стрелка.

Тем временем где-то впереди бушевала Ольта. Не владевшая никаким стрелковым оружием, она не знала себе равных в ближнем бою. Крепкий вестибулярный аппарат, абсолютная память и многолетние тренировки сделали из нее машину смерти. Вращая длинную цепь с остро отточенным шестоперным наконечником на конце, постоянно меняя руки, то удлиняя, то укорачивая радиус поражения, кружась и кувыркаясь вокруг своего оружия, она нарисовала на поляне круг смерти диаметров в 4 метра. Удачливые враги отшатывались, получая страшные рваные раны скользнувшим мимо наконечником и тут же попадая под выстрелы спокойного, как на стрельбище, Эресса, неудачливые же оставались лежать на иссиня-черной траве.

Бой длился не дольше минуты. Маанат сдержал натиск железного прута, отбив его одним концом своего лома, вторым же ударил его по черепу. Голова мутанта выдержала, однако, такое обращение ей явно не понравилось. «Новый» отшатнулся, и Индеец без замаха воткнул в его грудь острый конец, ударил по ноге и приколол упавшего к земле.

— Этот — последний, — раздался голос Шэдри сзади. Наемники оглянулись и увидели позади точно такую же картину: куча изрубленных тел, запачканных кровью, и довольная, как сытая кошка, охотница, вытирающая ятаган об траву. Удивленные взгляды мужчин понравились ей, и она потянулась, выставив вперед два холмика на груди. — «Незаметно» напали сзади, — пояснила она, радостно оскалившись.

— Охренеть, — высказался за всех Дэниэль, выражая общее настроение Отряда.

— А то! — задорно подмигнула девушка, заканчивая протирать ятаган тряпицей и убирая его за спину. Резко взяв командный тон, она распорядилась. — Маанат, Эресс, собирайте стрелы. Остальным чистить оружие, и бегом отсюда.

Бойцы внутренне согласились: чаще всего на шум и запах крови слетались такие твари, что лучше бы с ними не встречаться.

Десять минут спустя наемники Отряда, чертыхаясь и с трудом уворачиваясь от деревьев, бежали сквозь лес. Черные тучи сгущались и как будто сами по себе росли, обволакивая темно-изумрудный купол небосвода и быстро превращая сумерки в непроглядную тьму. Шэдри прибавила скорости, вырываясь вперед с ятаганом наготове и расправляясь с хищными щупальцами крапивы, кидавшимися на нее со стволов деревьев-носителей.

Спустя полчаса на широкое поле из леса выбралось гуськом пятеро персонажей, держась за ремни товарищей.

— Равнина какая-то, — раздался голос командира в кромешной тьме. Люди облегченно вздохнули, расцепившись и побросав поклажу на землю.

— Дайте факел, — шепнула Шэдри, шуруя у себя в кармане. Наконец она выудила оттуда старинную зажигалку с фитилем, подняла руку вверх и чиркнула кремнем. Слабый огонек осветил напряженные лица. Девушка поймала факел и вскоре лагерь был неплохо освещен. Ольта с Эрессом отправились за дровами, а остальные с суровыми лицами обходили временное пристанище по широкому кругу, внимательно рассматривая деревья, траву и настороженно прислушиваясь.

Шэдри же сидела посреди становища в позе лотоса, погрузившись в свои ощущения. Бодрый стук топора, радостный треск огня, запах копченого мяса и тихие разговоры друзей проплывали мимо ее сознания, затянувшегося поволокой странного сна...

***

Диснейлэнд Берлина, округ твердой земли, ближе к округу радуги.

В городе, населенном пожирающими что и кого ни попадя червями, у Треффера не оставалось никакого другого выхода, кроме как заночевать в доме. Выбрав наиболее крепкий с виду, он, проверяясь каждый шаг, забрался в первую попавшуюся комнату на втором этаже и устало прислонился к стене, изучив, как следовало, обстановку.

Посреди помещения плясал воздух — термальная аномалия, все просто. Перевернутая кровать рядом с окном заросла странным на вид ковром плесени. Плесень волновалась, чувствуя присутствие, и пыталась отползти. Капитан справедливо заключил, что этакая трусливая пакость на него не набросится, и успокоился. Другая половина комнаты, ярко-желтого цвета, внушала ему куда большие подозрения. Счастливчик не стал приближаться, решив, что овчинка выделки не стоит — благо, места ему хватало.
Ночью Треффер проснулся от странного чувства в спине. Движение повторилось, и охотник вскочил на ноги.

— Твою мать!

Слепой и абсолютно беспомощный человек присел на корточки и запустил руку в заплечный мешок. Наощупь он достал кремень и принялся чиркать по снятому с пояса ножу, высекая искры.

Увиденное капитану совсем не понравилось. В стене красовалось множество дырок, из которых медленно вытекали и шлепались на пол черви, похожие на неестественно длинные и бледные, перевитые нитками сосиски. Охотник судорожно ощупал спину, но ничего лишнего не почувствовал и успокоился. Снова высекая искры, он сумел сполна насладиться картиной: стробоскопические вспышки и зрение, привыкшее к полной тьме, с невероятной четкостью показали ему вываливающийся наружу кусок стены и большой комок червей, влажно шлепнувший у носков сапог Счастливчика.

***

...  Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх