Переселение

Страница: 1 из 2

Все началось с того, что я изменил своей девушке. Банальна и знакома ситуация? Ну... Ну... Вот только девушка моя оказалась потомственной ведьмой в хрен знает каком поколении, ее предков по женской линии сжигали на кострах инквизиции. Я бы сам был не прочь продолжить эту милую традицию, но гуманизм и сжимающееся от ужаса очко не дали запятнать руки кровью любимой.

В общем, моим наказанием стало провести сутки в теле женщины. Похоже, она все же любит меня и решила немного проучить. Что ж — поделом мне. Продержаться всего день — да плевое дело, я справлюсь! Да я ващще буду самой клевой бабой, пусть остальные телки умоются!!!

Тело оказалось той самой барышни, с которой я познакомился по — пьяни в ночном клубе и сдуру приволок к себе домой.

Утро. Открыл глаза — чего — то не хватает, просовываю руку под одеяло — утреннего стояка нет, точнее и стоять там нечему. Черт, началось... Чужое тело, чужая кровать, чужая квартира. В ванной рука по привычке тянется к бритвенному станку, вторая проводит пальцами по подбородку, брить нечего. Хотя — ах, да — надо значительно ниже, ноги...

После водных процедур с игнорированием всяческих муссов-гелев-спреев для умывания и подмывания выбираю себе нижнее бельишко. Что это? Стрингиии? А это? Еще стринги? А есть труселя, которые не надо доставать из задницы? Походу темы не в этом комоде... Ладно, эти розовые с рюшами ничего так. Переходим к следующей части гардероба — бюстгальтер (парам-пам-пам) на сиськи третьего размера. Ух ты, у меня есть сиськи. Были бы вы чужие — цены бы вам не было... или я что то не так говорю? Сжимаю себя за грудь и вдруг чувствую резкую боль. Ой, это всегда так? Вот от чего телки стонут, а я то думал что им нравится. Что за нафиг?... Вытаскиваю как мне кажется в тон стрингов бюстгальтер, упаковываю туда свое нежданно-негаданное добро и пытаюсь застегнуть сзади крючки. Сначала просто пытаюсь, затем пытаюсь с раздражением, затем перехожу на мат и вдруг: Ааа!!! Ноготь сломала!!! Из глаз брызнули слезы, швыряю несчастный бюзик в сторону, и оставшуюся часть ногтя сурово откусываю зубами, восстанавливая тем самым свой мужской статус-кво.

Кручу в руках капроновые чулки. Чувствую себя последним гомосеком, уверенности придает только то, что натягиваются они не на мускулистые волосатые мужские ноги, а на вполне себе стройные ходульки с ярким лаком на каждом ноготке. Дальше юбка, пиджачок, вроде еще блузка должна быть, но фиг с ней — сегодня живем по моим правилам. Застегиваю пуговицы на пиджаке и сосками ощущаю грубую ткань, внизу под юбкой ощущаю тонкую полоску кожи на каждой ноге между стрингами и чулками, трусь одной ногой об другую, покачивая бедрами и вслух произношу: Шлюха!

Последнее испытание — накрасить фэйс. Сразу откидываю в уме воспользоваться пудрами, румянами, карандашами. Выкручиваю тюбик с тушью, дрожащими руками подношу к ресницам. При этом почему то сам собой открывается рот и губы складываются буковкой «О». Пробовал захлопнуть пасть, но с открытой реально легче... Старательно обвел губы помадой, пошлепал ими, облизал, накрасил зачем то еще раз.

В прихожей втиснулся в туфли, в голове вспыхнул видеоряд из клипов группы «Казаки», придирчиво посмотрел на себя в зеркало: А я позарился бы на такую телку? Ой, а вдруг правда на нее кто — нибудь позарится, а она — это я, фууу... Я хмурю лоб и как можно убедительнее произношу зеркалу: Детка, пока Алекс с тобой, тебе ничего не угрожает!

Пытаюсь сделать несколько шагов на каблуках, выхожу за порог квартиры, запинаюсь каблуком о порог, больно ударяюсь плечом о стену, при этом, пытаясь всеми силами удержаться на ногах, и сползаю по стене вниз. Кое как встаю, держась за стенку, вваливаюсь обратно в квартиру и снимаю чертовы туфли, которые чуть не стоили мне здоровья. Шарю взглядом, натыкаюсь на балетки, терпеть не могу их на женщинах, уродливее ничего представить не могу, но это на других, а вот на мне они благодать божья, прям реально полегчало и душе и ногам. Видок конечно так себе — деловой костюм, ноги затянуты в тонкий капрон, на ногах балетки, под пиджаком... эээ свобода попугаям, беру дамскую сумку, неловко навешиваю на плечо и гордо выхожу из дома.

Добираюсь до работы, плюхаюсь в кресло в своем кабинете. Хочу жрать, нет не так — ЖРАТЬ, никогда не завтракал утром, но сейчас жевал бы картон, ко всему прочему внутри сидит какое то глухое раздражение, с удовольствием кого — нибудь сейчас бы отпинал. Включаю комп и пока грузится, прикрываю глаза, это оказалось не так легко, как я думал, а ведь сейчас только 9 утра. Болят сиськи, хочу жрать, рыдаю из за сломанного ногтя, все бесит... Да у тебя братан ПМС!!! Догадка пронизывает мозг как молния. Листаю еженедельник обнаруженный на столе — на сегодня записано упоминание о каком — то отчете и посещение клиники с координатами данного заведения. Ну и чем заняться? В голове громко и требовательно пульсирует одна только мысль — жрать, жрать, жрать... Звенит мобильник, я вздрагиваю и хватаюсь за телефон. Высвечивается: Леся — наверное, подруга. Спросила как дела, договорились встретиться в кафе. Ммм... склеим барышню? Ээээ... что за мысли? Надо найти еды или я сейчас выброшусь в окно от отчаяния. Беру сумку, какую — то папку в руки и выхожу из кабинета. Выхожу на улицу — павильон с шаурмой — дайте 2 и чая тоже 2. Набрасываюсь на еду, проглатываю первую за считанные секунды, вторую ем медленно и задумчиво жуя, куда торопиться?

Рано или поздно все хорошее заканчивается, шаурма моя закончилась тоже и я нехотя побрел обратно в офисное здание. По пути в кабинет секретарша небрежно сообщает, что начальник искал меня. Разворачиваюсь, иду искать кабинет начальника, в руках крепко сжимаю папку с которой мы дружно вышли отведать шаурмы — надеюсь удастся отбрехаться, что выходил по важным делам. Начальник оказался невысоким круглым крепышом с прической — ежиком на голове, маленькими маслеными глазками, большим носом и пухлыми похотливыми губами-варениками.

— Где? Где отчет я спрашиваю? — с порога накинулся он на меня. Я растеряно вжимаюсь в закрытую мною за спиной дверь и молча хлопаю ресницами. Начальник подходит ближе, становится вплотную и заглядывает мне в глаза своими круглыми пуговками, рот кривится в наглой ухмылке, а рука тянется ко мне и хватает за грудь. Ааааа... больно же!!! Бешенство и отвращение моментально захлестывают разум, я в ответ хватаю его за плечи, сгибаю ногу в колене и со всего размаха засаживаю колено ему прямо в пах, прогибаясь в пояснице, чтобы глубже засандалить по бубенцам. Мужик в полном удивлении и судя по страдальческому лицу предсмертной агонии, складывается пополам и оседает на пол, шепотом выдыхая: «Стерва». В его теперешнем состоянии и выдох целый подвиг. Я смотрю на него сверху вниз с презрением и злостью, сплевываю рядом на ковер и выхожу из кабинета. Глухое раздражение, мучившее меня все утро наконец — то нашло разрядку.

В коридоре на глаза наворачиваются слезы и я бегу к себе в кабинет рыдать над своей только что чуть не утраченной честью. Кое — как успокоившись и собравшись с мыслями все оставшееся время до конца рабочего дня, зависаю в «танчики». Меня никто не трогал и в коридоре, сколько не прислушивался было тихо.

После работы еду по адресу, записанному в еженедельнике. Ну а что? За здоровьем надо следить.

Нахожу эту частную клинику. Сижу в очереди, нервно теребя пальцами ремешок на сумке, жду приглашения в кабинет гинеколога. И дожидаюсь ведь! Пугливо и стыдливо вхожу, будто школьница, меня встречает строгая матрона лет пятидесяти по имени Марьиванна с узкими поджатыми губами, судя по всему коммунистической закалки, тонкая и прямая как водопроводная труба. Непонятно было вообще, каким чудом она оказалась в этом оплоте сытой буржуазии.

— Раздевайтесь и ложитесь — резко приказывает она, показывая взглядом на странную конструкцию, стоящую в противоположном углу кабинета. Я стыдливо снимаю юбочку, нехотя и медленно стаскиваю стринги и шлепаю по полу в сторону этого непонятного ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (16)
наверх