После Египта. Продолжение: День первый

  1. Египет
  2. После Египта
  3. После Египта. Продолжение: День первый

Страница: 8 из 9

— ее губы расплылись в улыбке, — мне нужно быть готовой принимать и не туда. Особенное, если мы собираемся заниматься этим в четвером.

Вот зачем складывать все яйца в одну корзину. Так хорошо все было. Но женский разум для мужчины потемки. Я только поставил мысленно плюсик, что все пока хорошо и вот тебе раз.

— У нас в первый и последний раз было все так ужасно, и я даже не знаю смогу ли я пойти на это второй раз. Хотя, если сейчас все так складывается, и Юлька такая молодец, мне все равно придется...

Блин, Иришка, ты такая суперская, что и без «в попку» ты просто суперская, а твоего Сашу можно, не знаю, посадить на цепь, отдать в Хогвардс, чтоб научили уважать женщин, жизнь, и еще раз женщин. Хотя, может он и не плохой мужчина, только не достаточно чувствует тебя, но любит безгранично.

Я кинулся, естественно, успокаивать.

— Для удобства, можно сделать клизму. Самое главное — желание. Главное возбудиться, расслабиться и крем. Еще, за часик-два можно вставить расширитель. Он гораздо меньше члена, но, тем не менее, помогает расслабить мышцы. Нужно чувствовать партнера и не спешить. В этом деле можно смело потерять месяц, но сделать все аккуратно, — павлиний хвост смотрелся блекло, по сравнению с моими ветееватыми объяснениями.

— Буквально, завтра мы с Юлькой объясним Сашке, как это сделать аккуратно и безболезненно, — пытался объяснить я.

— Да. Можно объяснить и завтра. Только я хочу, раз решилась, сейчас, — Иришкины глаза светились, как два зеленых прожектора. Я продолжал хлопать глазами, не понимая, что она от меня хочет.

— У нас с Юлькой может, и получилось все сразу, но по приезду с Египта, как бабка отшептала. Мы потом в попку полгода пробовали, и так сяк и сяк, а потом буквально прорвало. Юлька даже кончать от этого начала. Знаешь, как выручает в эти дни, особенно когда приспичило, — я пытался заговорить зубы, но два зеленых прожектора светили не мига.

— Ты должен мне помочь. Если у нас все получится, у меня будет время подготовиться. Я куплю этот, как его там, расширитель, — чувствовалось, как Иришке не удобно говорить про все это, но я как последний баран не понимал, что она от меня хочет.

И тут до меня дошло. Меня аж в пот бросило. Теперь настала моя очередь дрожать и заикаться. Иришка хотела открыть себя с другой стороны и попробовать анальный секс. Но так как с супругом у них не получилось, ей хотелось осуществить это со мной. Юлька мало того, что давала в попку, так еще и кончала при том, и это сподвигло Иришку на выводы, что я сделаю все как нужно. Вот дела.

— Сегодня был насыщенный день и мне потребуется твоя помощь, — я взглядом показал на свой поникший член, в предвкушении ощутить на нем ее губки.

— Вообще-то я думала мы сделаем это с помощью вашего силиконового «дружка», который видела в пакете, возле стола? — искренне удивилась Ирина.

Внутри у меня все упало. Неужели все пропало. Неужели не видать мне этой сладкой попки. Счастье было так близко, и тут же нашелся: — Да ты что, он больше моего и Сашкиного. Для нашего дела он точно не подходит, — затаив дыхание, я замер в ожидании.

Ирина задумалась, терзаемая сомнениями. Посмотрев в ее блестящие от спиртного и бегающие от нерешительности глаза, я понял, что нужно брать быка за рога. Чтоб не давать ей шанс передумать, тихой мышкой метнулся в комнату за пакетом с нашими приблудами.

Вернувшись, расстелил на полке одеяло, положил ее по диагонали, и упав на колени промеж ее ног, закинул их себе на плечи. На удивление Ирина не произнесла ни слова, только беспрекословно выполняла все мои указания.

Проведя языком по внутренней стороне бедер, прошелся язычком по лобку и попке. Я не спешил, тихонько подкрадываясь к ее набухшему бутону. А затем, расправив влажные губки, напал.

Через пару минут Иришка уже виляла бедрами и сжимала своими ножками мою голову. Я развернул ее, поставил на коленки, и спустившись на полку ниже, достав из пакета фаллос, включил на вибрацию. Поводив нежным силиконам по бедрам, перешел на ее киску, проводя головкой по ее набухшим и открывшимся губкам. Но долго мучить себя Ирина мне не позволила. Перехватив мою руку, она направила фаллос в себя, и медленно введя до конца, замерла. Ощутив размер и привыкнув, Ирина начала водить фаллосом, только с ей, одной известно амплитудой и скоростью. Воспользовавшись этим, я полностью перешел на ее сладкую попку. Вдоволь намяв и нацеловавшись ее аккуратную, загорелую, упругую попку, я перешел языком на ее манящую дырочку. Водя вокруг и пытаясь проникнуть внутрь, я не переставал мять ее попку, гладить ее бедра. Изредка по ее спине и ногам пробегали мурашки. Через пару минут мышцы вокруг ее дырочки стали горячими и мягкими.

Я намазал палец кремом и продолжил совершать круговые движения, изредка легонько надавливая, пока мой средний палец на половину не провалился внутрь. Ирина замерла, мышцы плотно обхватили палец, но тут же расслабились, пропуская палец глубже. Смазки было достаточно, и он свободно ходил по ее гладким, ребристым стенкам, ощущая, через тонкую перегородку движение силиконового «дружка». Чувствовалось движение головки, даже прожилка на фаллосе можно было почувствовать. Через некоторое время Ирина начала увеличивать частоту движений, и я решил засунуть второй палец в ее попку. На этот раз она даже не замедлила своих движений. Оба пальца были плотно обхвачены колечком ее попки, но благодаря смазке ходили свободно. Я начал двигать уже всей рукой, как тараном, вгоняя два пальца до конца.

Крем имеет небольшой эффект анестезии, в попке появляется холодок, чувствительность снижается, но это происходит минут через 5—10. Поэтому я не спешил. Мой член торчал, как миленький, и я, ухватившись за бедро Иришки, целуя и легонько покусывая ее попку, терся дымящимся членом о ее ножку. И лишь когда она начала постанывать, остановил ее руку и медленно вывел фаллос из ее киски. Я прижал жужжащий фаллос к блестящим от смазки губкам ее киски, и поводил туда-сюда. Ирина, поняв мое желание, продолжила мои движения, раздвигая головкой губки, изредка переводя его на клитор.

Я не стал терять время, не прекращая плавно вводить свои пальцы в ее попку, свободной рукой намазал член и сжал в кулаке головку. В ушах зашумело. Кров от головки отхлынула, и ее толщина сравнялась с толщиной ствола члена, практически исчезнув. Довольный достигнутым результатом, я медленно вытащил пальцы и приставив член к еще не полностью закрывшейся дырочки, надавил. Медленно, туго, но он зашел туда на половину. Я замер, перевел взгляд на Иришкино лицо. Ее глаза были крепко зажмурены, а брови напряжены. Выждав какое-то время, Ирина поняла, что ничего ужасного не произошло. Морщинки на лбу разгладились, и даже охват моего члена еще немного ослаб. Она медленно начала водить фаллосом, а еще через некоторое время, ухватившись за мое бедро, потянула меня на себя. Я медленно ввел член до конца, и немного задержавшись, вынул его до половины. Через минуту таких саперных действий, я, ухватившись обеими руками за Иришкины ягодички, уже с размаху вгонял член в ее попку, оставляя на обратном пути внутри только головку.

— Что-то здесь не сходится, — подумал я. — Когда мы с Юлькой начали приобщаться к анальному сексу, то попка ее была такой узкой, что когда я вынимал свой член, то на нем оставались аж белые следы, она буквально выжимала всю кровь из члена. Здесь, да, колечко плотно обхватывает член, да, чувствуется, как оно бегает по стволу, доставляя умопомрачительное наслаждение, но это гораздо мягче и эластичнее, чем было у нас с Юлькой. Откуда, тогда, взялась эта душераздирающая история о первом опыте Ирины с Сашей, с криками боли и слезами? И сам же ответил на свой вопрос предположением: — Узнав сегодня Александра поближе, ничего удивительного, если этот бестактный лопух попытался лишить эту чудесную попку девственности без подготовки и смазки. Тогда понятно, откуда слезы и крики. Хорошо, если тогда обошлось без разрывов и последствий....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх