Аномальный отряд. Четвертый раунд

  1. Аномальный отряд. Первый раунд
  2. Аномальный отряд. Второй раунд
  3. Аномальный отряд. Третий раунд
  4. Аномальный отряд. Четвертый раунд
  5. Аномальный отряд. Пятый раунд

Страница: 1 из 4

Дисклеймер:
Данный рассказ содержит сцены неприкрытого насилия с множеством кровавых подробностей, могущие оказать неблаготворное влияние на Вашу психику. Пожалуйста, не читайте произведение, если Вы не обладаете крепкими нервами и/или не достигли возраста 18-ти лет.
Любое совпадение с оригинальными персонажами произведений других авторов случайно и не имеет к ним отношения.
С уважением, Ваш автор.

Лагерь Отряда.

Как и ночь, в этом мире день приходил внезапно. За полчаса, в которые наемники метко уложили свой завтрак, небо неотвратимо светлело. В скором времени изумрудный цвет небес окончательно сменился на нежно-салатовый, и Шэдри уперлась взглядом в окоем. Протерев глаза, она еще раз всмотрелась в знакомый пейзаж, но ничего не изменилось.

— Синхронная телепортация, — пробормотала она как бы сама себе. Скривившись, с чувством, — Аномалии!

— Чего вдруг тебя так перекосило? — обнимая ее талию, шепнула на ушко беловолосой Ольта. После недавнего невысказанного, но и так понятого всеми признания она стала вести себя совершенно иначе.

Ткнув пальцем в высотные здания, возвышающиеся на другом конце поля, поросшего темно-синей травой, Шэдри задала вопрос:

— Видишь это?

Все члены Отряда обернулись посмотреть. Ничего необычного, на первый взгляд, не наблюдалось.

— Ну, видим, — нетерпеливо озвучил Дэниэль, а остальные синхронно кивнули.

— Округ радуги, — исчерпывающе ответила командир.

***

Диснейлэнд Берлина, округ твердой земли, ближе к округу радуги.

Наутро Счастливчик уже шагал по краю широкого проспекта, держась в тени домов, не теряя, впрочем, осторожности и выверяя каждый шаг, следуя древней поговорке «береженого бог бережет». Всю истекшую ночь он простоял на самом краю ярко-желтого пола, периодически разглядывая вяло ползущих к нему червей, мрущих на самой границе нестандартной расцветки: согласно ожиданиям, пол был смертельно ядовит, и Треффер покрывался холодным потом, когда в натруженных ногах что-то покалывало. Влажные шлепки и абсолютная темень ночи вкупе с катастрофическим недосыпом сделали его куда более равнодушным к собственной судьбе.

Идти в таком состоянии было самоубийством, всю дорогу охотник разглядывал ближайшие здания в поисках надежного убежища. К сожалению, ничего, хоть отдаленно похожего на удобную спальню, его здесь не поджидало и не светило яркой неоновой вывеской типа «Заходи, о, Счастливчик!». Настроение еще сильнее поднимал дырявый мешок за плечом, который он непредусмотрительно оставил на растерзание червям. Особый цинизм ситуации придавало отсутствие еды.

Внезапный толчок под ногами придал Трефферу неслабое ускорение. Одним движением охотник веером метнул несколько железок из своего арсенала, длинными прыжками добежал до ближайшего и рухнул на асфальт. Накрыв голову руками, Счастливчик мечтал хорошенько поглумиться над автором названия «твердая земля»...

***

Лагерь Отряда, 4 километра от округа радуги.

— Скорее всего, мы телепортировались, пока тащились по лесу, взявшись за руки, — предположил Эресс, почесывая затылок. Утомившись вчера пуще других, лучник заснул на своем рюкзаке, а когда проснулся, обнаружил себя мирно почивавшим головой на здоровенном булыжнике, который Индеец вчера использовал в качестве скамейки. Теперь в его черепе гудело, как в пустом чугунном котле, и весь его облик побуждал Отряд немедленно завалиться обратно спать.

Шэдри, тонко чувствуя его «боевой» настрой, хлопнула его по рюкзаку, отправляясь в путь и постаравшись ободрить солдата удачи:

— Да ты не переживай, Победитель! Представь только, что будешь девушкам потом рассказывать.

Ольта уже семенила рядом с охотницей, прижимаясь к ней куда плотнее, чем необходимо, и изредка касаясь плечом. В такие моменты лицо девушки освещалось счастливой улыбкой.

— Факелы... есть факелы. Кремень... Конина... — на ходу рылся Маанат в вещмешке, проводя очередную инвентаризацию. Ветеран трепетно относился к своим вещам, зная, как тесна их связь с его жизнью.

— Ты где-то там, за горизонтом... — мурлыкала на ходу Шэдри. Отряд не успевал удивляться, сколько древних песен таится в загадочной глубине ее стальных глаз. — Ты где-то там, выше золотых... оков? — неуверенно закончила охотница, оглядываясь. Нарастающее чувство тревоги ураганом выдуло из нее все желание петь. Только теперь авантюристка обратила внимание, что тревога начала подспудно давить на ее подсознание еще полчаса назад.

— То есть, мы в один момент проскочили порядка сорока километров сквозь 14-ую? Нехило сократили...

— Знаешь, Рыбак, постарался бы ты радоваться потише, — оглянулась Ольта. — Представь, как бы ты сейчас веселился, окажись мы где-нибудь посреди стаи ночных тварей.

— Я и радуюсь, что мы оказались не где-нибудь, а в самом что ни на есть удачном месте. Если бы не парочка волчат, ночь была бы просто великолепной! — энтузиазм в кои-то веки выспавшегося Дэниэля был воистину неисчерпаем. — Представляете, еще когда я учился, лет эдак двадцать назад, один мой знакомый балбес утверждал, что ночные волки — мощные телепаты. Мы уже готовы были поспорить...

— Представляем! — прорычала Шэдри, оборвав поток красноречия. — Бегом! — Снова рыкнула она, подавая пример.

Наемники перешли на бег, озираясь по сторонам. Как известно, больше всего на свете человек боится неизвестного и боли, а Диснейлэнд исправно поставлял в народные массы и то, и другое.

Спустя две минуты быстрого бега Дэниэль первым заметил угрозу. Оглянувшись назад, наемник заметил серые тени, выныривающие из леса. Ночные волки в абсолютной тишине быстрыми длинными прыжками стелились над травой, преследуя добычу. Наметанный глаз бойца насчитал несколько десятков зверей, и это явно был еще не конец. «Ох, я бы проигрался», — мелькнула в его голове претендентка на самую тупую мысль года. — «Интересно, ЭТИХ я хоть троих уложу?»

Заглядевшись, Рыбак споткнулся и едва не упал, вовремя оттолкнувшись рукой от земли и продолжая бег, выкрикнув с перепуга:

— Твою мать!

Наемники дружно оглянулись и подтвердили свою солидарность с озвученным мнением емкими непечатными возгласами. Отряд проявил небывалую слаженность, резко ускорившись вдвое, а в душах людей тем временем медленно распускались цветы яда под названием отчаяние.

Чужие чувства догоняли Шэдри, били ее в спину. Ярость, гнев, боль и жуткий голод терзали хищников и она поняла, что сегодня звери не отступят. Охотница ускорилась одним мощным рывком и поставила Эресса на ноги в километре от бегущего в их сторону Отряда. Она подала стрелку уже собранный лук и отрывисто сказала:

— Бегущий первым — вожак. Легко ранить.

Лучник коротко кивнул вскинул оружие и спустил тетиву, почти не целясь. Острый наконечник пробил переднюю лапу волка, и пришпилил ее к земле. Шэдри одобрительно кивнула.

Мощным ударом задних лап отталкиваясь от земли в момент попадания, вожак уже не успевал погасить инерцию и взмыл в воздух. Однако, стрела не выпустила добычу так просто, выворачивая и разрывая плоть зверя, она, наконец, покинула его тело, вырвавшись между пальцев монстра. Взмывшая в воздух корма волка не была поддержана остальным телом и описала в воздухе красивый полукруг, приземлившись со слышимым, пожалуй, даже в городе хрустом.

Охотница в бешенстве сжала кулачки и повернулась к Эрессу. Изумленный собственным выстрелом, стрелок рассеянно прижал к себе оружие, лелея его на груди, и ошарашенно посмотрел в наливающиеся ртутным безумием глаза командира. Поверженный волчина бился в конвульсиях, суча лапами, его располовиненная вдоль конечность разбрызгивала кровь, оседающую каплями на мордах собравшейся в круг стаи.

— Во, б**... — в шоке выдал лучник. — Командир, изви...

— Беги, — отрубила охотница. В следующий миг она уже бежала рядом с Ольтой, указавая рукой на отдаленную высотку, неведомым чудом устоявшую в катаклизмах. — Слушай ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх