Аномальный отряд. Пятый раунд

  1. Аномальный отряд. Первый раунд
  2. Аномальный отряд. Второй раунд
  3. Аномальный отряд. Третий раунд
  4. Аномальный отряд. Четвертый раунд
  5. Аномальный отряд. Пятый раунд

Страница: 1 из 3

Диснейленд Берлина, округ радуги. Поля возврата

Как известно, средняя продолжительность жизни человека в Диснейлэнде варьировалась от пяти минут до четырех часов. Независимо от этого, множество и множество разнообразных авантюристов всех мастей и охотников за наживой лезли в эти гиблые места, пытаясь заполучить приз.

Основным призом таких вылазок служили артефакты. Самые любопытные из них стоили целое состояние, благодаря которому такой удачливый тип мог бы не работать всю оставшуюся жизнь. Именно поэтому Отряд шел не торопясь, осторожничая и при этом осматривая каждый встреченный булыжник.

Широкая туча заслонила от людей летнее солнце, и они лазали по развалинам древнего города в неярком свете не раз проклятого ими дня. В головах наемников все крутилась яркая картинка, которую они застали на месте гибели своего командира. С ее смертью страх поселился в их сердцах: раз уж такая опытная, предвидящая опасности и обладающая невероятными способностями женщина пала в первые часы на этом минном поле, что могут они? Содрогаясь, они вспоминали чудовищные вопли охотницы и ежились.

Негласно возглавившая Отряд, Ольта с грустью оглядывала строения. Массивное здание парковки и окружающие ее полуразвалившиеся каркасы высоток, непонятные коричневые кучи, похожие решительно окаменевшее дерьмо динозавров и ни на что иное, множество сгнивших остовов древних самоходных аппаратов и, казалось, вечные асфальтовые дороги — ничто это не цепляло ее взор. Снова и снова девушка возвращалась мыслями к вчерашней ночи, которая так много для нее значила. И, подумать только, сразу после этого охотница позволила себе их покинуть! И как! Апостол сжимала кулаки, испытывая страшную ноющую боль в груди.

Внезапно сквозь тучу на ближайшую к ней машину упал тонкий луч солнечного света. Незамеченная бойцами в зыбком дневном свете ранее, в воздухе кружилась водяная взвесь. Казалось, будто мелкий-мелкий дождик идет с земли в небо. Девушка в шоке распахнула глаза, видя, как радужно переливается этот лучик:

— Радуга-а-а! — громогласно закричала она, заставив вздрогнуть всех наемников.

Полоса света в один миг расширилась, захватив еще десяток квадратных метров и испарив Эресса. На асфальт со звоном посыпались гайки, болты и гвозди, тетива от лука с зажимом, разнообразные пряжки и прочие неорганические предметы. Наемники нырнули в тени машин, и только тогда переливающееся разноцветьем сияние окончательно затопило поля.

***

Диснейленд Берлина, округ радуги. Оживленная улица

Гулкий стук. Еще один. И еще.

Толчки постепенно набирали обороты, повторяясь все чаще и чаще, пока не достигли своей нормы — примерно раз в секунду.

Пушистые ресницы дрогнули и пошли вверх, открывая свободу серебряным глазам. Неуверенными движениями двигая руками так, как обычно это делают отвыкающие от серьезных ранений люди, девушка уперлась ладонями в камни и тяжело поднялась.

Из всей одежды на ней оставались лишь рукава со щитом и обтягивающие ноги лосины, явно из одного и того же, выцветшего и, пожалуй, бывшего когда-то светло-коричневым, костюма. Штаны эти были разорваны в промежности и не падали с нее лишь благодаря тонкому ремешку, опоясывающему талию, открывая случайному зрителю достойный вид на упругие ягодицы и белый пушок лобка. Полные, налитые кровью половые губы красавицы, казалось, умоляли о немедленном сексе, а задорно торчавшие бусинки сосков маленькой груди полностью подтверждали эту мысль.

Нежно-розовые волосы девушки мотнулись из стороны в сторону, когда она недоуменно осматривалась. Обнаружив, что она лежала в луже крови, красотка немало удивилась и замерла, считывая недавние события. В глазах ее тут же мелькнуло отвращение, а губки сурово поджались. Подняв руки вверх, что вытянуло ее сиськи вперед, девушка нахмурилась и сосредоточилась. Лужа крови заходила волнами, струйками взбираясь по единственной уцелевшей детали ее гардероба — черным кожаным сапогам, поднимаясь по ее ногам и исчезая меж складок в промежности.

Поглотив лужу, девушка еще секунду стояла неподвижно. Внезапно она схватилась за живот и издала страшный крик, в котором смешивались как боль, так и жгучая, всепоглощающая ненависть.

Яростно заскрипев зубами, Шэдри подняла валявшийся невдалеке пистолет, вложив его в кобуру, заткнула за пояс верный клинок, вдохнула знакомые запахи и побежала по давнему следу.

***

Диснейленд Берлина, округ радуги. Поля возврата

Ольта нервно выглядывала из-под машины. За последние две минуты ближайшие навозные кучи, оказавшиеся, на поверку, гигантскими улитками, проползли еще метров десять. Если дело пойдет тем же ходом, через полчаса люди будут вытащены из укрытий и либо их сожрут, либо «осветит». Сейчас она жалела лишь о том, что не может ничего поделать — только лежать и смотреть на приближающуюся смерть.

— Черт, как я теперь понимаю, что испытывает моя наживка при рыбалке, — сердито отдуваясь, говорил Дэниэль. Корыто, просевшее на гниющих дисках колес, под которое забрался бедолага, на поверку оказалось невероятно древним и с него постоянно сыпалась ржавая труха.

Близко сзади раздался железный всплеск широкого листа по земле, и Ольта подскочила, треснувшись лбом об нависающее над ней днище. Нежные пальцы обхватили ее лицо, ударив в ноздри знакомым ароматом, и мягко коснулись ушибленного места, поглаживая и успокаивая ее. Сквозь мелькающие пальчики девушка разглядела личико Шэдри, утешающе смотрящее на нее.

— Ты?! — жарко выдохнула наемница в теплую ладошку.

Палец прижался к губам девушки, заставляя ее молчать, а игривая лапка охотницы уже пробиралась под ее куртку. Не удержавшись, Апостол принялась нежно целовать дорогой ей палец, а на глазах ее проступили неожиданные слезы счастья.

— Ты, ты, ты, — перемежая слова поцелуями, горячо бормотала девушка, плача и хлюпая носом. Теплые пальцы гладили ее личико, смахивая слезы, порхали и молча отвечали: — «Я»...

Молния куртки как бы сама собой расстегнулась, и теплая ладошка змейкой свернулась на гладком животике Ольты. Маленький носик охотницы уткнулся в ее плечо, а губы ласково водили по ключице. Упругая грудь Шэдри прижалась к своей тезке, задевая ее сосок своим, а гладкое мускулистое тело стало возбуждающе тереться об стонущую наемницу. Та уже вовсю завелась, чувствуя со всех сторон ошарашенные взгляды мужчин, обалдевая от своей распутности и доступности давно желанной, казавшейся такой неприступной, женщины. Ноготки ее впились в голую спину и свирепо царапали ее, вымещая на ней свое неизбытое бремя потери.

Апостол на пике возбуждения выгнула спинку, выставляя вверх свой животик и лобок, скрытый кожаными штанами. Шэдри уже спустилась до ее груди, покрывая ее нежными укусами, воспаляющими плоть. Чувствуя желания партнерши, она торопливо высвобождала прекрасные ножки и еще более прекрасную раковину между ними. Прикоснувшись к ее влажным створкам, охотница сильно нажала на них и принялась растирать складки мощными круговыми движениями. Сама она к тому времени уже роняла капли смазки на землю и обсасывала соски своей милой заместительницы, глухо постанывая, отрываясь от них и ударяясь об дно машины в пароксизме страсти.

Победительница урчала, как чеширский кот, облизывая пересохшие губы. Ее страсть сосредоточилась на кончиках пальцев Шэдри, там, между непроизвольно раздвинувшихся бедер. Чересчур сильные, неудержимые чувства сплавлялись в ее груди в яростную похоть, и кровоточащих царапин, оставляемых на плечах командира, уже казалось ей мало. Грубо схватив отливающие розовым волосы охотницы и ее ухо, она направила голову девушки у себя между ног и стала извиваться, вжимая ее лицо в свою вагину и жестко вытираясь им.

Шэдри и сама вжималась в нежную плоть своей любовницы, чувствуя на губах ее соленый вкус, вдыхая терпкий волнующий аромат и чувствуя изумительное блаженство. «Ангелы Аида, эта человечица и впрямь настолько бесстрашна, чтобы таскать меня за волосы у себя между ног ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (19)

Последние рассказы автора

наверх