Нештатная посадка на планете в системе Р3Е (фрагмент)

Страница: 1 из 4

Я совершенно не знал города, поэтому Лесь проводил меня до самой гостиницы.

Мы шли с ним по вечерним улицам, залитым светом планеты-спутника, закрывшей собой уже половину неба. Вокруг сновали толпы прохожих. Некоторые на нас оборачивались, не иначе, заинтригованные тем, что встретили настоящего живого землянина.

— Я завтра улетаю, — вдруг сказал Лесь. — Туда.

Он кивнул в сторону гигантского диска над горизонтом.

В который уже раз за этот день я пораженно остановился.

— Как? Зачем? А я?

Последний вопрос был, конечно, совсем глупым.

— У меня заканчиваются каникулы. Послезавтра с утра уже на занятия.

— Так ты не...

Ну конечно, Лесь не мог быть профессиональным барменом! Характер не тот! И все же я не мог обойтись без очевидных вопросов. Похоже, сказывалась тяжелая семейная наследственность.

—... Ты не бармен?

— Подрабатывал на каникулах, — пожал плечами Лесь. — А вообще-то я учусь на инженера. Буду проектировать заводы по добыче метана. А может, транспортные системы для метана. А может, перерабатывающие заводы для метана. В общем, ключевые слова — инженер и метан.

Он улыбнулся и подтолкнул меня вперед. Мы двинулись дальше по улице.

— Так мы больше никогда не увидимся?

— Половой акт между нами невозможен, — Лесь снова прочитал у меня на лице то, что я на самом деле хотел спросить. — Никогда. Это не зависит от того, живем мы с тобой в разных концах вселенной или в одной комнате, видимся каждый день или раз в столетие.

Мы шли через толпу, а я все никак не мог совладать со своими чувствами.

— А видеться мы, наверное, когда-нибудь и увидимся. Галактика маленькая.

Лесь свернул на перекрестке, и я увидел вдалеке вывеску «Международной». Людей на улице стало меньше. Интересно, среди них были еще земляне?

Лесь сразу же начал оглядываться. Потом пожал плечами.

— Нет, сейчас других землян я не вижу. Туристов с Земли, которые живут в гостиницах, очень мало, а торгпредставители и дипломаты живут в другом районе...

Его способность читать по лицу поражала.

— Знаешь, я тоже завтра улетаю, — сказал я. — За мной придет учебная шлюпка из университета.

— Ты не хочешь покидать Андрос? — спросил Лесь, прочитав мои мысли по лицу.

Я пожал плечами.

— Теперь уже, наверное, хочу, — ответил я.

А что мне тут делать?

— Из-за меня? — и опять откровенность андросца била все рекорды.

Я замялся. Может, уговорить Пашку слетать на Гесиод и лично посмотреть на знаменитые метановые океаны, покрытые метановыми льдинами, дрейфующими в метановой мгле?

— Тебе со мной нельзя, — покачал головой Лесь. — Планета-спутник категорически закрыта для посещения любыми инопланетянами.

Я невольно хмыкнул. Впервые кто-то назвал меня «инопланетянином». Обычно мы говорим «граждане Земли», «жители Фиртана», «люди с Андроса». Человечество оставалось единым, но, поди ж ты, отдельные части считали другие его части «инопланетянами».

— Ты так легко находишь поводы для обид! — улыбнулся Лесь. — Это черта всех землян, или ты просто нытик?

От неожиданности я прыснул со смеху. Стукнул парня по плечу и спросил, не подумав:

— Поднимаешься ко мне?

Мы уже подходили ко входу в гостиницу.

Вопрос получился двух-, а то и трехсмысленный. Такие в кино задают девушкам в конце первого свидания. Задают известно с какой целью.

Лесь не стал заморачиваться. Просто кивнул и первым двинулся к широкой вращающейся двери...

В номере я не отступил от входной двери. Я сделал это не нарочно, не по какому-то придуманному заранее коварному плану. Нет, все произошло случайно. Я замешкался в коридорчике, а дверь, закрываясь, толкнула Леся ко мне. Мы оказались рядом, совсем близко.

Взгляд больших чистых глаз поднялся на меня. Мы не успели зажечь в комнате свет, и взгляд Леся, казалось, светился. В нем было легкое удивление, растерянность застигнутого врасплох, что-то еще. Я подумал, что я вижу проблеск того же волнения, которое дрожало в этих глазах там, на поляне над ручьем.

— Артем! — пробормотал Лесь. — Нам не стоит опять...

Все, что я пережил за эти сутки на Андросе, всколыхнулось во мне. Я вновь увидел темный силуэт обнаженного прекрасного тела на фоне встающей планеты-спутника, и судорожно вдохнул воздух, чувствуя, что голова опустела, а сердце дало сбой.

Я подался вперед. Ощутил тепло тела Леся, вдохнул едва ощутимый запах его одеколона. Я в тот момент фактически прижался к нему, а он, с входной дверью за спиной, не мог отступить. Мы молчали, глядя друг на друга.

А потом он закрыл глаза, и я рывком прижался губами к его губам. Руки обняли его плечи. Я почувствовал его грудь на своей груди, его живот на своем животе, его бедра на моих бедрах. Я стукнулся в тот момент коленом о его коленку, и Лесь слегка сдвинул ногу, чтобы было удобнее. Его дыхание коснулось моей щеки. Я обнял его, и мы замерли в поцелуе.

Возбуждение толчком охватило меня, сердце застучало, член поднялся. При очередном движении бедер я почувствовал, что возбудился и Лесь. Было так странно и так волнительно ощущать у себя на животе его твердый стержень!

Мы прервали поцелуй и снова посмотрели друг другу в глаза.

— Мне тебя будет не хватать, — сказал Лесь.

Я пригнулся и снова впился губами в его губы. Они приоткрылись мне навстречу, и я ощутил, как от этого движения бежит по моему телу дрожь желания. Я осторожно сдвинул свою ладонь на спину Леся, в пространство между его телом и дверью, ощутил острое плечо, лопатку, ряд позвонков. Спина парня была тонкой, прекрасной, удивительной, как и он весь.

Руки Леся тоже пришли в движение, касаясь, будто в зеркале, тех же мест, каких касался я. Ощущения завораживали, растворяли в себе, мучили своей красотой, заставляли обмирать от желания.

Наш поцелуй не прекращался, и я теперь постоянно ощущал какой-то узел в животе и томление во всем теле. Меня била дрожь. Руки скользили по телу Леся все быстрее, сильнее, лихорадочнее. Настолько, насколько позволяла проклятая дверь. Парень был прекрасен, и я вновь погружался в умопомрачительное, мучительное желание.

— Как я тебя хочу! — прохрипел я.

Моя рука с трудом протиснулась вниз, на его зад, ладонь наполнилась упругой волнующей ягодицей, прекрасной, притягательной, невыразимо сексуальной, и я невольно сделал сильное движение бедрами вперед, вдавливаясь в Леся. Он пискнул, но тут же тоже опустил свою руку ниже, и я почувствовал, как его пальцы прижались к моей заднице. Я налегал на его тело, твердая палка между его ног с силой прижималась к моим бедрам. Я потянулся туда, но Лесь вдруг резко вывернулся из моих объятий, даже стукнулся затылком о дверь, и отскочил вглубь комнаты.

— Мы не можем, — сказал он.

Я стоял там же, в коридорчике, тяжело дыша.

— Должен же быть какой-то выход! — прошептал я.

Лесь покачал головой.

— Ты же умный! Что можно сделать?

— Ничего.

Лесь смотрел на меня затуманенным взглядом, на его лице опять появились красные пятна.

— Если хочешь, — пробормотал он, — мы можем хотя бы снять напряжение.

Я не понимал. Я был настолько возбужден, что не мог думать.

— Мы можем помастурбировать.

Я с удивлением заморгал. Мой член рвался из плена брюк, бедра еще хранили ощущение твердого стержня Леся, и ничего другого для меня в тот момент в целом мире не существовало.

— Ты сядешь там, — сказал парень, указывая на кресло с одной стороны кровати. — Будешь смотреть на меня и онанировать.

Похоже, он говорил всерьез.

— Я сяду здесь, — продолжал парень, указывая на кресло с другой стороны кровати. — Выведу на стену за тобой порно, чтобы обмануть свое подсознание, и тоже буду мастурбировать.

Лесь сел на покрывало, застилавшее постель, и по-турецки подогнув ноги. Я не мог избавиться от мысли, что там, между широко разведенными бедрами торчит вертикально вверх ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх