Нештатная посадка на планете в системе Р3Е (фрагмент)

Страница: 3 из 4

спереди, второй сзади, третий подполз под паренька и тер его член о свой.

— А он красивый, этот пассивчик! — пробормотал Лесь, глядя на четверку во все глаза. Он часто сглатывал.

Я почувствовал укол ревности.

— Посмотри на него! Он не работает на камеру! Ему на самом деле все это нравится!

Тут только до меня дошло, что Лесь пытается отвлечься, обмануть свое подсознание.

— Тебя тошнит от меня?

Парень мельком взглянул в мою сторону и тут же снова уставился на стену.

— Нет, это не тошнота. Просто очень некомфортно. Неприятно.

— Не смотри на меня, — возбуждение не давало передышки. — Просто покажи мне свою...

Как эти чертовы андросцы называют задницу?

—... задницу, — закончил за меня Лесь.

—... задницу, — повторил я. — Для этого пацана, которого трахают... с которым имеют секс сразу трое... Повернись к нему задницей.

Лесь усмехнулся.

— Мое подсознание — не трехлетний ребенок, — пробормотал он. — Столь примитивный обман его не впечатлит.

И Лесь встал. Повернулся ко мне спиной. Медленно потянул трусы вниз, и я увидел мячики его ягодиц. Небольшие, вытянутые, красивые.

Я ведь уже видел их! Почему же мне стало так трудно дышать!

— Пригнись немного.

Лесь послушно склонился, и его попа слегка вытянулась. Ягодицы несколько разошлись, и бороздка между ними стала явственно шире.

— А ты можешь...

Я сам испугался своей смелости.

—... показать мне свой...

Я запнулся, не в силах продолжить. Как это назвать? Как это произнести вслух?

Лесь пригнулся еще немного и развел ягодицы в стороны.

У него был самый обычный анус. Я, конечно, не знаю, как он должен выглядеть, но, наверное, он таким и должен быть — кружочек сморщенной кожи на дне бороздки между ягодицами. Дырочки на таком расстоянии видно не было.

Лесь оглянулся, но смотрел не на меня. Его взгляд замер на стене.

Потом он выпрямился и натянул трусы обратно. Сел, тяжело дыша.

— Так не долго и до... — он запнулся. Опять хотел что-то сказать, но промолчал.

И тут я встал. Сам. Без всякой просьбы. Трусы опять потерли обнаженную головку, и по телу разлилось сладостное томление. Я приспустил их. Между ног закачался торчащий вверх член. Как сладостно быть бесстыдным!

Лесь моему движению не удивился. Смотрел несколько секунд мне между ног, а потом сказал:

— Сожми яички.

Я положил ладонь на мошонку и слегка сжал ее.

— Чуть сильнее. Чтобы... ну... член дернулся.

Пальцы сжались чуть больше. Будто дрессированный, пенис запрыгал от удовольствия, прокатывавшегося по нему.

— Помни мошонку! — попросил Лесь охрипшим голосом.

Я сжал в кулаке собственные яички, чувствуя, как при этом натягивается на члене кожа. Мое тело окатило волной удовольствия. Вновь стало тяжело стоять.

Не вспомнив о трусах, я опустился в кресло. Холодное сидение тут же напомнило, что у меня голая задница, и я вскочил. Поспешно натянул трусы обратно. Ткань опять заскользила по обнаженной головке члена. Я едва не застонал.

— А мне что сделать? — тут же спросил Лесь. Его глаза блестели.

— То же самое.

Он поднялся. Ткань трусов поползла вниз. В воздухе закачался столь красивый член. Появилась ладонь, которая погладила мошонку, потом сжала ее. Кожа на члене натянулась и стала сползать с кончика. Рука сжала яички еще раз. Кожица окончательно соскользнула вниз, обнажив головку. Ладонь скользнула по мошонке, сжала ее и исчезла. Еще через мгновение член скрылся за тканью трусов. Лесь сел.

— Ну, хватит игр! — прошептал он. — Я уже не выдерживаю, так хочу...

Он сглотнул. Его глаза неотрывно смотрели на меня.

—... тебя, — закончил он, и прямо на глазах побелел.

Его лицо застыло, пальцы судорожно сжались на ручках кресла. Он часто сглатывал и нервно дышал. Взгляд устремился на стенку.

Я смотрел на Леся, не шевелясь. Появился страх, что он все-таки не сможет себя пересилить, и все прекратится, не начавшись.

Время шло, парень стал понемногу расслабляться. Бледность постепенно проходила, на щеках снова появились розовые пятна.

Лесь, не опуская глаз, сказал:

— Давай мастурбировать.

Потом быстро взглянул на меня и тут же опять стал смотреть на экран. За то мгновение, пока его глаза опустились, он успел улыбнуться.

— Проведи ладонью по трусам, — тихо продолжил он. — Представь, что это я делаю. Я бы хотел почувствовать все неровности. И ты почувствуй их.

Я уже не сомневался и не сопротивлялся. Положил руку на член поверх трусов, и Лесь тут же опустил взгляд мне между ног. Не торопясь, моя ладонь скользнула вниз, между ног, коснувшись краешка попы. Потом вверх, пройдясь по обнаженной головке всей ладонью. Меня накрыло такое удовольствие, что я даже не мог несколько секунд перевести дух. Я повторил движение, и опять едва не выгнулся от наслаждения. Ладонь сама снова прошлась сверху вниз.

Лесь не делал ничего.

— Не сиди! — прохрипел я. — Давай, давай! Ты тоже!

Появилась рука, которая с некоторым запозданием стала повторять мои движения. Бедра Леся едва заметно напрягались, готовые податься навстречу ладони.

— Лесь! — тихонько позвал я.

— Что?

— Давай так кончим!

Уж не знаю, о чем я в тот момент думал. Но мне хотелось договориться, хотелось быть уверенным, что мы доведем все это до оргазма...

Лесь ответил с некоторым запозданием.

— Вместе? — еле слышно пробормотал он.

Ладонь продолжала скользить по бугрящейся ткани трусов. Потом Лесь чуть повернулся на бок, и его ладонь погладила попу. Я тоже сдвинул руку и потрогал собственные ягодицы. Какая красивая попа! Упругая, выпуклая!

Я испуганно замер. О чем это я! О заднице Леся или о собственном заде, который ощупывает собственная ладонь?

Додумать эту мысль я не успел. Лесь передвинул руку вперед и сжал свой член кулаком. Прямо через трусы. Я повторил его движение. По моему телу пробежала волна удовольствия. Так действительно недолго и кончить.

— Ты как? — тихонько спросил я.

— Здорово! — ответил Лесь прерывающимся голосом.

Его рука стала поглаживать член через трусы.

— А ты?

— Хорошо! — пробормотал я.

Мои глаза невольно закрылись. Удовольствие раз за разом прокатывалось по телу. Рука Леся, моего Леся, гладила мой член, заставляя ткань трусов тереться о его обнаженную головку. Ладонь парня была нежной, мягкой...

Послышался тихий стон. Я открыл глаза. Конечно, мой член гладила моя собственная рука. Неужели это я застонал?

Лесь положил подушечки пальцев туда, где должна была быть головка его члена, и теперь круговыми движениями массировал ее.

— Артем! — прошептал он.

Я знал, что он не зовет меня, просто ему хочется произнести мое имя. И я откликнулся эхом:

— Лес!

К чему мое упрямство! Все время называю его Лесем. Его зовут Лес. Красивое андросское имя.

Мой палец через трусы кружил по головке члена, и меня сотрясали волны сладостного ощущения. Удовольствие наполняло меня. Мои бедра невольно двигались, будто мне было больно, и хотелось избежать этой боли. А ведь я действительно испытывал ощущения, похожие на муку, но это была мука от наслаждения!

Тело Леса тоже двигалось в кресле, то напряженно сдвигаясь в одну сторону, то рывком бросаясь в другую, то приподнимаясь в неудобной позе в воздух, то вдвигаясь в самую глубину. Глаза парня были затуманенными. Взгляд прыгал то вверх, на стену, то на меня.

Руки двигались на наших членах и сюрреалистическое ощущение, что это он ласкает меня, становилось все сильнее. Магия света Гесиода усиливалась. Гигантский диск планеты-спутника заполнял все окно, и мы оба были залиты им, сияя отсветами. Я терял ощущение реальности, мне казалось, что это тонкая ладонь Леса сжимает мою палку, его длинные пальцы кружат по головке.

Лишь на мгновение закрыл я глаза, не в силах справиться ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх