Папина собака. Часть 3: Привыкание

Страница: 1 из 2

Света пришла домой чуть раньше обычного. На звонок никто не отозвался, пришлось открывать дверь своим ключом. Мамин плащ и туфли стояли в прихожей, значит, она была дома. Дочка, сняв верхнюю одежду и обувь, прошла в зал. Стало ясно, почему Мама не открывала дверь. Ей было некогда: она стояла на четвереньках, снова сцепленная с Цезарем. Домашний питомец явно был доволен. Все говорило о том, что женщина делала попытки сопротивляться. Блузка в стяжках от когтей пса, новые колготки также в непригодном виде. На шее следы от прихвата челюсти собаки. Света знала, что после ухвата руки сами стягивают джинсы, или, как в случае Мамы, задирают юбку и приспускают трусики. Страх в этот момент просто неимоверный, животный. Женщина прятала взгляд от дочери, хотелось превратиться в молекулу, исчезнуть. А внутри влагалища между тем огромный узел, хорошо засев, распирал его стенки.

— Привет Мам. — С неподкупной естественностью произнесла Света. Ответа не последовало, только постыдное молчание. Дочь с интересом разглядывала случку. Ее очень возбуждало смотреть на эту картину со стороны. Вплотную Мамина попа и зад кобеля выглядели как единое целое. Пес был размерами почти с женщину. Девушка достала телефон, очень хотелось это заснять. Хорошо бы, конечно, с самого начала, но и так неплохо. Начала с Мамы, стала снимать лицо, которое она прятала, отворачиваясь в сторону, перешла на тело, задранную юбку, дальше на попу и место сцепки, потом собаку и полный план.

— Света, прекрати, мне это не нравится. Не снимай меня больше. Слышишь? Я твоя Мать. Разные в жизни случаи бывают, и что же!? И такие недоразумения происходят, это еще ничего не значит. — Женщина обращалась к дочери, стараясь придать интонации строгость, и серьезность лицу. Получалось не особо, выдавала растерянность и уничижительный вид. На роль Матери она в данный момент не годилась.

— Ну, я же для себя. Что, тебе жалко, что ли?! Я совсем чуть-чуть.

— Света, прошу тебя, перестань. Пожалуйста. — Этот упрашивающий тон больше подходил ситуации. Мама была унижена.

— Ладно, больше не буду. Все равно уже все сняла что хотела. — Света подошла и поцеловала в щечку свою Мать. — Неужели тебе не нравится? — Потом погладила Цезаря и направилась на кухню.

Девушка уже не скрывала, что тоже встает под пса. Даже делала это в своей комнате, когда Мама находилась дома. А чего ей бояться то теперь! Света вообще сильно изменилась, делала что вздумается, авторитетов больше не было. Перестала хоть во что-то ставить своего родителя, часто грубила, ехидничала. Делала, что хотела. Только Цезарю подставляла свой станочек и Маму постепенно приучала, оставляя ее наедине с псом. Женщина постепенно привыкала, хотя чувство собственного достоинства заставляло ее иногда сопротивляться.

Проходя на кухню мимо ванной, Света обратила внимание на исцарапанную дверь. Значит, Мама частенько запиралась здесь от собаки. Но даже так вариантов не много, либо дожидаться дочь, либо все равно капитулировать. Единственное, здесь есть время подготовить морально себя на унизительный акт, загнуться перед псом. Скорей всего, так и происходило, и можно даже было сразу подмыться после собаки.

Попив чаю, Света отправилась к себе в комнату. Пес до сих пор еще не отпустил женщину, они так и стояли как приклеенные. Только минут через двадцать, читая книгу лежа на кровати, девушка услышала включившуюся воду в ванной. Теперь Цезарь будет спокоен весь вечер. Свете стало немного жалко, ей теперь может не достаться, и она уснет неудовлетворенной. Остается надеется, что перед сном он снова захочет вскочить на одну из своих сучек. А Мама тем временем, приведя себя в порядок, пошла готовиться к работе, проверять тетради учеников. Это занятие хоть как-то могло отвлечь женщину от всех этих событий, которые последнее время происходили с ней. Ей до сих пор было мучительно представлять в себе собачий член, и вспоминать отвратительный вкус спермы, который навсегда отложился в ее памяти. Все пройдет, это временно, не нужно обращать внимание на такие мелочи, мысленно успокаивала себя женщина.

Поздним вечером Света забрала пса к себе в комнату. Закрыла дверь, вдруг Мама невзначай войдет. Очень уж хотелось перед сном, под огромным мастифом постоять. Сильно между ножек ныло. Цезарь особо не торопился, апатично прошелся по комнате и улегся возле кровати. На стоящую, на четвереньках Свету, с оголенной попкой, никак не реагировал. Нужно было каким-то образом пса приободрить, но только очень осторожно, он не любил, когда к нему лезут лишний раз. Девушка медленно приблизилась к собаке, села на колени и нежно стала гладить его тушку. Пес безучастно продолжал лежать. Рука Светы постепенно переместилась на член собаки. От не хитрых манипуляций залупилась головка. Облизнув губки, девушка наклонилась к собачьему члену, и нежно ими прикоснулась к оголенной плоти. Ротик разомкнулся, обхватив головку. Плавными движениями губы заскользили по нежной плоти собачьего елдака. Тот, в свою очередь, начал расти и удлиняться, оголяясь полностью. Пес в знак одобрения приподнял заднюю лапу, чуть растопырившись. Даже что-то промурлыкал. Девушка продолжила отсасывать псу, слегка ускорив темп.

Псина продолжала лежать, только увеличивающийся член свидетельствовал, что Цезарь возбуждается. Света старалась, как могла, хотелось наконец-то дождаться, когда он соизволит вскочить на нее. Но тот даже не пытался подняться, только мордой вертел. Девушка продолжала сосать большой конец, отдаваясь процессу полностью, пытаясь принять его поглубже в горло. Движения головой казались такими легкими и естественными, глаза сами закатывались от удовольствия, и еле слышное мычание говорило, с каким наслаждением девушка полирует собачий ствол, забыв о конечной цели. Единственное, чего добилась Света, это рефлекторные подергивания таза собаки. Постепенно у пса стал расти узел. Он становился все больше и больше, пока сперма не хлынула в рот сосущей, к самому горлу. Оставалось только проглатывать порцию за порцией. Этот вкус стал уже привычен, и собачья малофья не вызывала никакого отвращения и принималась с удовольствием. Постепенно исчез узел, и залупа, обмякнув, спряталась за верхней плотью. Света с небольшим разочарованием легла на кровать, еще ощущая вкус собачьего члена во рту и слизывая с губ оставшуюся влагу, смакуя ее. Ну, хоть пососала. Надо было, что ли, возбудитель для таких случаев покупать. Может тогда собаки будет хватать двум женщинам. Света чувствовала себя обделенной в этот вечер.

Постепенно взаимоотношения между Матерью и дочерью налаживались и принимали новый вид. Женщина не чувствовала уже себя старшей и ни какого влияния на дочь не оказывала. Жили как два взрослых независимых человека. Света подрабатывала в газете, помогала собирать материал для статей, продолжала учиться, но становилась при этом очень распущенной, Мать работала все там же, учителем в школе. Иногда общались за ужином или перед телевизором. Темы про Цезаря, и что происходит дома, женщина не поднимала, как будто это была другая параллельная реальность. Можно подумать, она не слышит, как дочь часто стонет и охает у себя в комнате под кобелем. Свои случки с псом старалась тщательно скрывать, и, по возможности, не вставать перед Цезарем на четвереньки с голой попой. Дочь уже ничего не стеснялась, и даже спала голая с псом на своей кровати, не запирая дверь своей комнаты. Кобель просто млел, когда девушка сосала ему. Жизнь семьи постепенно входило в свою колею. То, что казалось из ряда вон выходящее, постепенно становилось нормой, и таким маленьким секретом между Мамой и Дочкой.

За окном наступила весна, растаял снег, на деревьях распускались почки, был обычный субботний вечер. Мама и дочь сидели на диване перед телевизором, смотрели развлекательную передачу. Из Светиной комнаты показался проснувшийся пес. Он направлялся на привлекательный запах одной из своих сучек, той, что постарше. Подходя ближе, постепенно пробуждаясь и приободряясь, пес лизнул Мамину ляжку, выглядывающую ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх