И даже пень в апрельский день березкой снова стать мечтает

Страница: 2 из 4

всё норовит насадиться на них поглубже. Она возбуждена, да еще как, из неё просто течёт. Странно... но больше «фи» я не испытываю. Губы мягкие, влажные, нежные... обволакивают... Мне не дали разобраться в своих ощущениях, в коридор из основного зала вываливается целая толпа народа. Я, точнее — мы, опять в центре внимания. На этот раз, кажется даже Элеонора смутилась. Как миленько, у неё покраснели ушки.

С Норочкой мы расстались вполне довольные друг другом, договорившись встретиться, через неделю, в номере отеля. Сначала друг с другом, а потом к нам присоединится именинник. Да, это событие я решила приурочить к 35-летию мужа. И тут, как говорится — «либо пан, либо пропал». На карту поставлено самое важное в моей жизни — семья.

Когда вернулась домой, Андрей уже был дома и о чём-то болтал с Полинкой на кухне. Так, быстрее переодеваться. Если он увидит меня в такой короткой юбке, будет более чем удивлен. А удивлять потихоньку, в мои планы не входило. Уж если удивлять, то как обухом по голове, так, чтобы у него там, в его кобелиной башке, всё перевернулось. Андрея очень воодушевила идея, отметить день рождения наедине в номере отеля, мозги сразу заработали в нужном направлении. Глазки загорелись, а ручки зачесались и давай меня оглаживать. Может у нас всё не так уж и плохо? Может он меня ещё хоть чуточку любит?

Обошла все магазины города в поисках сексуального белья. В магазин «Интим» тоже заглянула. Там и приобрела очень миленький комплектик: бюстгальтер приподнимающий грудь, но оставляющий открытыми соски, а также трусики, кажущиеся на первый взгляд обычными. Однако в них был секрет — разрез на интимном месте, оставляющий промежность доступной. Белье ярко алое, чулки красные в сеточку. Когда я примерила всё это дома, захотела сама себя. Не женщина — страсть, похоть, призыв, чистый секс. Почему за 9 лет семейной жизни, мне ни разу не взбрело в голову купить нечто подобное. Бревно, одним словом, может и прав был мой Андрюша?

К этой встрече я отнеслась, пожалуй, ещё серьезней, чем к свиданию с Элеонорой. На этот раз тремя часами дело не обошлось. Полдня провела в салоне красоты. Эффект потрясающий, я и так красотка хоть куда, а теперь стала просто богиней. Дома ещё и очистительную клизму сделала, а после вставила с себя анальную пробку, приобретенную всё в том же «Интиме». Эксперименты, значит эксперименты, я готова!

На место встречи, в отель, пришла на час раньше условленного времени. Поднялась в номер, походила по комнатам, разделась и плюхнулась на стул. Вот чёрт! Анальная пробка, будь она неладна! А может, ну их, эти эксперименты, и пробку эту тоже вместе с ними? Как она там кстати? Пошла в ванную, аккуратно вытащила, помыла её тёплой водичкой, вытерла, повертела в руках. Вот ведь люди, чего только не придумают... Немного подумала и вставила обратно. А куда её девать? Она ведь денег стоит, забуду ещё потом, пусть лучше во мне будет, так сохранней. От всех своих переживаний и приготовлений мандражирую немного. В дверь постучали, вот и Норочка. Увидев меня, а открыла дверь я ей только в одном белье, она обалдело захлопала глазами восхищенно пролепетав: «Анюта, ты просто красавица». Норочка, впрочем, и сама принарядилась, даже патлы свои рыжие завила. На мой взгляд, красоты это ей мало добавило. Как была облезлой кошкой, так и осталась. Да ладно, чего я придираюсь к девочке, вполне она ничего... ничего хорошего... но ведь мой Андрюша в ней, что-то нашёл. Фиг поймешь этих мужиков, таскаются по всяким бисексуалкам экспериментаторшам, вместо того чтобы свою жену хорошенько расшевелить. Только Элеонора прошлась по номеру и вошла в другую комнату. Стук в дверь. А вот и мой милый! Господи, как же страшно не быть «бревном». Всё тело дрожит мелкой дрожью, ноги подкашиваются. До двери только несколько шагов, а кажется целая сотня метров. Так! Я смелая, ещё какая смелая. Я не буду прятать голову в песок, убегая от проблем. Распахиваю настежь дверь.

— Здравствуй, милый! Милый, вытаращил на меня глаза, и как-то странно задышал. В 35 лет надеюсь не бывает инфарктов? А ведь он не видел ещё основного сюрприза. Элеонора пока спряталась во второй комнате.

— Аня, я... ты... — и опять часто задышал.

— Нравится, Андрюша?

Он быстро забегает в номер и оглядываясь закрывает дверь. Наверно боится что такую красоту кто-то еще кроме него увидит.

— Аня, ты просто голову сносишь!

— Только голову? Кладу руку ему на ширинку. Ооо! Как там всё живенько! Вместо ответа он меня хватает в охапку и целует. Мы давно так не целовались, мы вообще давно целовались. На миг я выпала из реальности. А он уже во всю тискает мою грудь и гладит между ножек. Зачем я Элеонору пригласила? Вот, дурища! Мое дыхание тоже сбилось, постанываю и трусь о него всем телом. А он мнёт меня своими ручищами, красивыми и сильными. Мой! Мой, только мой! Хочется кричать мне. Предатель! Гад, изменщик! Но как же я люблю его. Бревно?! Разве так целуют «бревна». Сладко, горячо, прямо с какой-то... животной страстью... Элеонора! Чёрт бы её побрал!

— Милый, подожди, — шепчу я задыхаясь,

— Это ещё не все сюрпризы на сегодня.

Он меня не слушает, взял в плен сосок моей груди, посасывает, покусывает.

— Аааааа... Андрей... аааааа... пппп... подожди...

Удается отстраниться. Если уж взялась быть стервой, то надо быть ею до конца, надеюсь Элеонора никуда не испарилась.

— Милый, закрой глазки, — шепчу я, голосом Евы дающей Адаму, то самое, злосчастное яблочко.

— Пойдём со мной, в комнате ещё один сюрприз для тебя.

Он послушно закрывает глаза. Веду его за руку. Элеонора скромненько сидит на огромнейшей кровати и смотрится сиротливо. При виде нас, вскакивает. Побледнела бедненькая. Ага! Узнала драная кошка, чью мышку съела!

— Андрюша, открывай глаза.

Собственно ради этой сцены, я и затеяла все эти хлопоты. Хорошая сценка получилась. Не хуже, чем в «Ревизоре» Гоголя. «Ревизия семейной жизни», так сказать. Драная кошка становилась всё бледнее и бледнее, глазки в пол опустила, ну просто агнец невинный, а не раскрепощенная библядьсексуалка. Мой Андрей выпучил глаза, покраснел, как варёный рак. Бурно, часто задышал, начал хватать ртом воздух и даже схватился за сердце. Нет, минуту назад не умер и сейчас не умрёт. Как говорится: «Что нас не убивает, то делает нас сильнее». А я улыбаюсь во всю.

— Аня, что ты затеяла! — рычит мой супруг.

— Как что, любимый?

— Воплощение всех твоих фантазий.

Руку ему в ширинку. Ага! Сердце! Ну конечно! Знаю я где у вас мужиков сердце! Стоит колом! Что и требовалось доказать!

Он всё также нервно дышит. Я невинно хлопаю глазками.

— Тебе не нравится «состав сборной», любимый?

— Мало? Может быть «выпустить на лёд пятёрку»?

Молчит, пытаясь прожечь во мне дырку своим свирепым взглядом. Ха! Зря старается, не получится, сегодня я наглая девица.

— А ещё запомни, милый! Никакое я не бревно! Подхожу к бледной, дрожащей Элеоноре, она кстати давно разделась полностью, голенькая, в одних только чулочках, вот блядь похотливая. Грудки у неё хоть и маленькие, но такие ладненькие с торчащими призывно сосками. И чтобы окончательно добить любимого, да и подтвердить свои слова, хватаю Норочку за волосы закидываю назад её голову и страстно целую эту крашенную сучку в губы, смотря мужу прямо в глаза. Шок, явственно отразился на лице Андрея. Ну а Норочка, завелась с полуоборота. Ещё секунду назад была вся бледная, краше в гроб кладут, а сейчас... глазюки свои зеленые блаженно прикрыла и дышит с придыханием, губки мои нежно облизывает. Чёрт возьми! Тоже не буду пнём, кладу её ручку к себе на промежность. Норочка сразу же начинает теребить мой клитор. Умеет она ласкать, наверное, потому, что тоже женщина. Знает куда надавливать, как сильно, какие движения делать. Играет на мне, словно професиональный музыкант на любимом инструменте. К слову сказать, Андрею, это никогда не удавалось. Когда-то я пыталась его научить ласкать мой клитор,...  Читать дальше →

Показать комментарии (65)

Последние рассказы автора

наверх