И даже пень в апрельский день березкой снова стать мечтает

Страница: 3 из 4

но потерпела неудачу. То он давит слишком сильно, то слабо, а то и вовсе невесомо. Нежность, конечно приятна, но кончить от таких ласк, было невозможно... Зараза! Сучка драная, как же хорошо!!! Я тоже блаженно прикрываю глазки, смотрю на муженька лишь иногда. Забавное у него выражение лица, шок и желание одновременно. Стонем, гладим, трёмся друг о друга. Ещё немного и я стану убежденной лесбиянкой. Всё же целоваться с Норочкой приятно. Она не забывает, точнее ей нет нужды, бриться перед сексом. Её кожа не царапает мои нежные щёчки. Интереса становится в глазах мужа всё больше, а шока меньше.

— Присоединяйся милый, это ведь твой праздник.

Подходит к нам, красивый и сильный, выше обеих на целую голову. Льнем к нему, лаская теперь уже не друг друга, а его, самца находящегося рядом. Вся это сцена мне хорошо видна в зеркале шкафа: Андрей всё ещё в костюме и две полураздетые грации приникшие к нему. Впрочем, Элеоноре, до грации далеко и высоко, как до луны на небе. Кошка драная она. Присосалась к моему мужу, словно голодная пиявка. Хочется вцепиться в эти рыжие патлы, и пару раз приложить её бисексуальную голову о косяк двери. Но я же больше не ревнивое бревно! И способна на самые смелые сексуальные эксперименты! Поэтому терпеливо жду, когда эта сучка отсосётся от мужа и тот вспомнит о своей благоверной. «Не бревно» знает, где поцеловать. Начинаю раздевать его, пиджак уже на полу, расстёгиваю рубашку, попутно прикладываясь губами ко всем открывающимся участкам кожи. Руки Андрея не бездействуют. Мне достается правая, пальцы терзает сосочки моей груди, левая проделывает тоже с прыщиками Элеоноры. Ну ладно, так и быть, вполне ничего себе у неё грудь. Ай, какая кожа горячая, просто губы обижает. Слышно, как сердце колотится в его груди. Я не бревно любимый, но так хочется быть сейчас только вдвоем, прижиматься к тебя прислушиваясь к ритму родного сердца. Танцевать нашими телами музыку любви... и разве в этом танце есть место облезлым кошкам?! Нет, всё же не выдерживаю, тяну его за шею к себе, отрываю от похотливых губ Элеоноры. Сама припадаю к нему, целую крепко, сильно, пытаясь губами стереть вкус этой драной сучки. Я даже укусила его. Андрей вскрикнул, и свирепо уставился на меня. Теперь целую нежно, облизываю губы, дую, как на ранку ребенка.

— Девочки, вниз! — командует он, и даже чуть-чуть давит на наши головы.

Элеонора быстро подчиняется, и уже стоит на коленях. Резвая сучка. Ладно будем брать грацией. Тоже опускаюсь, плавно и мягко, как кошечка. Андрей смотрит во все глаза, расстёгивает брюки. Его красавец выскакивает, как чертик из табакерки. Какой большой, какой твёрдый. Я жена, мне можно первой. Плотно обхватываю головку губами, языком в прорези на самом кончике члена слизываю выступающую каплю. Сосу его, как большое вкусное мороженное. Ага?! Как же без Норочки, везде лезет рыжая потаскушка, вылизывает ему яйца. От такой двойной стимуляции, муж стонет, слегка выгибается, засовывая глубже своего красавца мне в рот. Элеонора отрывается от своего занятия. Смотрит на меня то ли с жадностью, то ли с завистью, её глаза лихорадочно блестят. Целую эту крашенную сучку, которая сразу же лезет своими знающими пальчиками между моих ножек. Отвечаю тем же, стонем друг другу в губы. Андрей не дает времени насладиться Норочкой, отрывает от меня рыжую голову и вставляет член, теперь уже ей в рот. Очень глубоко. Вот это техника! Я по сравнению с этой крашеной сучкой, в минете, уж точно бревно. Она жадно насаживается своим блядским ротиком, чуть ли не до основания члена. Муж накручивает её рыжие патлы себе на руку и не церемонясь трахает, комната наполняется развратными чавкающими звуками. От такой картины я обалдело захлопала глазками, мигом растеряв все браваду, реветь захотелось даже. Интересно, так делать минет где-то учат? Или это природная особенность, словно ей рвотный рефлекс отменили. Несмотря на то, что Андрей был несколько занят, мою растерянность заметил. Ехидничает.

— Дорогая, что застыла, кто-то совсем недавно утверждал, что она не бревно. Выцарапать бы его бесстыжие глазюки, прикрытые от удовольствия. Надо срочно что-то придумать. Знаю, чем его удивить! Пробка! Будь она неладна. Встаю на четвереньки, так чтобы муж видел мой чудесный зад, развожу шире ноги и начинаю ласкать себя, вытаскивая и опять засовывая эту миленькую штучку. Дырочка хорошо растянулась, пробка ходит, как по маслу. Оглядываюсь, хочу видеть выражение лица мужа. Это ещё один сюрприз для него. За все девять лет совместной жизни у нас никогда не было анального секса. Андрей предпринимал парочку робких шагов, но, что с меня возьмешь — бревно и есть бревно. Перестала терзать свою попку, направила пальчики к клитору и мне стало не до мужа с этой рыжей сучкой. Нет, смотреть на них смотрела, но воспринимала всё, как порно, к которому я иногда прибегаю, чтобы расслабиться по-быстрому. Не сдерживаю себя, стону в голос. Так и знала, что мужа это зрелище не оставит равнодушным. Минет, минетом, пусть даже и в стиле глубокая глотка, а отмена запрета на одно очень интересное место, очень заманчивая перспектива. Подскакивает ко мне.

— Анька! Ну ты и блядища, глаз невозможно отвести! Гм, пожалуй, блядища лучше, чем бревно. Поднимает меня на руки и переносит на огромную кровать. Я сразу встаю раком и теперь уже муж забавляется игрушкой в моей попке. Элеонора тут же, куда без неё. Примостилась передо мной. Дескать полижи, сделай мне приятно. Я не пень, не дерево трухлявое, я сексуально раскрепощенная. Дотрагиваюсь осторожно языком между её губок. Фу, какая гадость солёная! А эта крашеная сучка аж взвизгнула от удовольствия.

— Анечка, ещё! Прошу тебя! Лижи!

— Я не бревно, я не бревно. Я не бревно.

Не сразу поняла почему Андрей ржёт, сучка крашеная тоже улыбается. Блин, я кажется произнесла всё это вслух. Ну почему я всё время попадаю в дурацкие ситуации? Да пошли вы все! Вцепляюсь Элеоноре в бёдра и засасываю её клитор в себя. Кажется, ей больше не до смеха, пальцами, вон как, в простынь вцепилась. Да и течёт из неё, как из похотливой бляди, которая очень хочет, чтобы её трахнули. Андрей вытаскивает пробку из моей попки, вставляет туда пыльцы, но и про клитор не забывает. Ору. Кажется, из меня течёт не меньше, чем из Норочки. Да, быстро я преодолеваю расстояние от бревна до бляди, прямо семимильными шагами. Его руки на моих бедрах. Шире расставляет ноги. Прикосновения, хозяйские, уверенные. Подаюсь попкой навстречу. Разводит половинки и обильно смазывает сфинктер смазкой, дырочка давно растянута и готова к проникновению. Но всё же страшно. Зато Норочке, кажется более чем хорошо, вон как подвывает под напором моего языка. Андрей врывается в мою попку одним мощным ударом. Кричу прямо в промежность этой рыжей сучки. Она тоже орет и кончает на моих губах. Муж не даёт даже небольшой передышки, не останавливается, чтобы я привыкла к его вторжению. Сразу же начинает резко двигаться, крепко, даже больно, держит за бедра и наносит удар за ударом. Элеонора распласталась на кровати, смотрит на нас во все глаза. Андрей трахает меня равномерными мощными движениями, каждое из которых отзывается небольшой сладостной болью в попке.

— Какая ты там узкая.

Движения члена становятся интенсивней, резче, вызывают всё новые и новые волны возбуждения. Выходит, из меня. Дырочка пульсирует пытаясь сжаться, опять глубокий немного болезненный толчок, в самую глубину и так повторяет несколько раз, забавляется, выходит, и снова вгоняет член обратно. А может так он пытается немного успокоиться и не кончить слишком быстро из-за узости и жара моей попки. Норочка наконец перестала таращить свои зеленые глазки и решила сделать мне приятно, полизать. Давно пора, это ж она библядьсексуалка раскованная. У неё просто волшебный язык, у меня даже ножки затряслись. Андрей держит крепко не давая им подогнуться и таранит членом. Как мне хорошо стало, прямо очень-очень. Напряглась, с дыханием нелады, воздуха не хватает. Ой, мамочки! Кажется, я сейчас кончу! Никогда не ...  Читать дальше →

Показать комментарии (65)

Последние рассказы автора

наверх