Раб

Страница: 7 из 21

ему нравилось, когда я ласкал языком его анус, тогда мошонка подбиралась и член напрягался, становясь багровым. Такие действия заканчивались одинаково — он подтягивал меня на себя, насаживая на стоящий член, и начинал двигать, придерживая за бедра. При этом он не отрываясь смотрел на меня, не знаю, что хотел увидеть.

В доме готовили большой пир — у хозяина гостили все ближайшие соседи, человек тридцать. Приготовления на кухне начались за два дня до него, работы было много, мы все просто сбивались с ног. Ночью я засыпал, едва мне позволяли коснуться головой подушки.

В день праздника для помощи на кухню отправили всех рабов-мужчин. Управляющий следил за всем сам. Когда веселье началось, и служанки понесли первые блюда на стол, мне управляющий велел идти за ним:

— Будешь прислуживать за столом, хозяин велел. Переодевайся.

Передо мной лежала чистая одежда — верхняя и нижняя рубахи. Женские.

— Чего ждешь? Поторапливайся, работы много.

Я переоделся, оставив свою одежду на скамье у выхода с кухни. Нижняя рубаха оказалась закрытой, так что отсутствие груди у «служанки» не должно было быть очевидным. На голову повязал платок, скрывший мои короткие волосы, но не шрам на лице.

— Будешь разливать вино.

Я знал, что это самая трудная работа — кувшины были тяжелыми, гости трезвее не становились, и нужна была немалая ловкость, чтобы никого не облить, попасть в кубок, а не на стол.

Я вышел в пиршественный зал. Мне ни разу не доводилось бывать там, я вообще не был нигде в доме, кроме кухни, кабинета и спальни хозяина. Помещение было большим, посередине стоял длинный стол, в дальнем конце к нему был приставлен стол поменьше, за которым сидел хозяин с самыми почетными гостями. Столы были хорошо освещены, гости ярко одеты и громко переговаривались. Я принялся обходить столы, доливая вино в опустевшие кубки — на длинном столе они были из серебра и бронзы, а у хозяина — из драгоценного цветного стекла, окованного золотом. У нас дома были такие, и я знал, как они ценны.

Со стороны входа на кухню зал почти не освещался, здесь были глубокие тени, стоял стол с кувшинами вина, а рядом — с закусками для музыкантов, которые сейчас тихо играли, сидя у противоположной стены, за спинами гостей.

Сначала все было вполне пристойно — гости ели, пили, обсуждали свои дела, шутили и смеялись. Затем настало время танцев. Музыканты ушли в соседний зал, вслед за ними отправились все женщины и те из мужчин, кто собирался стать их кавалерами, с ними ушел и хозяин. Примерно половина мужчин осталась за столами. В отсутствии женщин они стали вести себя гораздо свободнее. Служанок бесцеремонно хватали за зады, усаживали рядом с собой, щупали за грудь. Те не возражали — обычное дело. В темном углу у кухни кто-то из них уже стоял, нагнувшись, с задранной до головы юбкой. Моя фигура с трезвых глаз вряд ли могла привлечь мужское внимание — слишком маленький и худой. Но пьяным было уже все равно, даже шрам не отпугивал. Пока мне удавалось избегать слишком пристального внимания, отделался несколькими щипками за зад и бедра. Но служанок было мало, а желающих их поиметь — много, так что долго увертываться я не смог. Один из гостей поймал меня за талию и усадил рядом с собой, сразу запустив руку под подол. Я вывернулся, хотя почувствовал его пальцы на члене. Впрочем, он был слишком пьян, чтобы сразу понять, что нащупал, а уже в следующую минуту его внимание привлекла пухленькая девушка, только что слезшая с колен сидевшего по соседству мужчины. Она не возражала против нового ухажера и сразу уселась на освобожденное мной место.

Я отправился за новым кувшином вина. Здесь, в темноте, меня поймал еще один охотник. На моей талии сомкнулись руки, мужчина прижал меня к себе, я почувствовал запах вина.

— Нагнись. — Рука надавила мне на спину, заставляя наклониться, опираясь руками о стол.

Я узнал голос хозяина и подчинился. Он сжал мои ягодицы руками, поднял подол. Небольшая пауза, пока он развязывал пояс, и его член вошел в меня. Совсем рядом еще кто-то из гостей сношал служанку, я слышал шлепки по ягодицам и довольное постанывание девушки. Хозяин начал двигаться. Он был пьян, поэтому кончить быстро не мог. Служанку уже отпустили и гость ушел, пожелав хозяину «хорошенько порадовать девушку». Минут через двадцать движения хозяина стали глубже и резче, и я почувствовал в себе его семя. Он вынул член, погладил меня по голой ягодице и опустил подол. Я выпрямился, чувствуя жидкость, стекающую по бедрам.

— Иди, жди меня в спальне.

Я увидел управляющего, который, видимо, наблюдал все произошедшее. Он кивнул мне, позволяя уйти из зала.

В спальне хозяин появился только под утро. Он был так пьян, что рухнул на кровать, не раздеваясь. Я проснулся, услышав, как он вошел, помог дойти до постели. Кажется, он даже не понял этого, упал на подушку и уснул. Я стащил с него обувь, раздел, с трудом ворочая тяжелое тело, перекатил подальше от края и лег рядом. Он не заметил бы моего отсутствия, но идти через дом, когда явно не все гости угомонились, не хотелось. Я встал и задвинул засов на двери.

Уснуть снова я не смог — не давали покоя мысли. Что сегодня случилось? Зачем был этот маскарад? Я давно привык к положению раба и не рисковал проявлять недовольство, но смириться в душе было намного сложнее — унижение было слишком болезненным. Женское платье, чужие руки, ощупывающие меня. А если среди гостей есть содомисты, я могу завтра оказаться в чужой постели? Мне было плохо и страшно от этих мыслей, но ничего сделать я не мог.

Я ушел, пока хозяин спал, весь день работал на кухне, с ужасом ожидая ночи, но меня больше не трогали.

Гости разъехались через три дня и все это время я не видел хозяина ни разу. На четвертую ночь я снова был в его спальне. Я вошел, закрыл дверь и остановился возле нее. Он сидел на кровати, разглядывая меня:

— Иди сюда.

Я подошел, сел рядом, повинуясь его жесту. Он обнял меня, поцеловал, заставив откинуться на постель. Я приоткрыл рот, но не смог заставить себя ответить на поцелуй. Он не обратил на это внимания, продолжая ласкать меня, целуя и покусывая шею, поглаживая грудь, сжимая соски. Он продолжал опускаться поцелуями ниже, обвел языком пупок, чуть прикусил кожу под ним, опустился с кровати, встал на колени между моих опущенных раздвинутых ног. Его рот вобрал мой член, заставив его напрячься, а ладонь слегка сжала мошонку. Он никогда раньше не делал ничего подобного — это была моя роль. Его движения были ласковы и настойчивы, я не мог удержаться и застонал, прижимая его голову к себе обеими руками, мои пальцы запутались в его волосах. Он не отпрянул, а еще глубже вобрал в себя мой вставший член, втянул его в себя. Несколько движений, и мое семя толчками потекло в его рот, я чувствовал, как он сглатывает его, ощущал движения его кадыка. Когда он отпустил меня, я опустился на колени рядом с ним, целуя его, собирая с губ вкус собственного семени.

Я больше не мог оставаться безучастным к его прикосновениям, сам положил его ладони на свои ягодицы, прижался к нему, низом живота чувствуя его напряжение и желание. Он снова впился в мои губы и я ответил, впуская его язык в себя, посасывая его. Он развернул меня к себе спиной, я расставил ноги и выгнулся навстречу его движению. Я даже не почувствовал боли при проникновении, так велико было желание. Он двигался медленно, останавливался, наклонялся, проводя языком по спине между лопатками. Каждое такое прикосновение отдавалось во мне волной жара. Мой член снова напрягся, с кончика стекала тягучая жидкость. Его движения ускорились. Я подавался ему навстречу, стараясь доставить удовольствие и испытывая его сам. Он застонал и начал кончать, одновременно просунув руку мне под живот и сжав мой член. Этого оказалось достаточно, чтобы я тоже извергся. Судорога оргазма заставила меня сжаться, еще сильнее почувствовать пульсацию его члена внутри. Его стоны стали громче, я вторил ему. Он просто рухнул на меня, придавив ...  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх