Раб

Страница: 8 из 21

грудью к кровати.

Мы отдышались, он отпустил меня, лег сам и уложил меня рядом, лицом к себе. Я рассматривал его лицо, покрытое капельками пота, провел по лбу, по скуле, стирая влагу. Он поднял на меня взгляд, потом сильнее прижал к себе:

— Спи.

Я так и заснул, уткнувшись лицом в его грудь, чувствуя его ладонь на бедре.

На следующую ночь я снова застал хозяина с женщиной. Она сидела на постели, прикрывшись покрывалом, под которым явно не было одежды. Хозяин, полностью одетый — в кресле напротив нее. Этого кресла в комнате раньше не было, перетащили из кабинета. Я остановился у двери. Он оторвал от нее взгляд, перевел на меня. Улыбнулся. Я не чувствовал запаха соития. Он ее еще не трогал.

— Это тебе. Возьми ее.

Я посмотрел на сидящую девушку. Под моим взглядом она откинула покрывало и легла на спину, давая себя рассмотреть. Постарше меня, лет двадцати трех. Очень светлые длинные волосы, а вот брови и ресницы, волосы внизу живота намного темнее. Невысокая, пухлая — живот немного выдается, полные бедра и руки, большая грудь. А черты лица тонкие, сильно выдающиеся скулы, чуть впалые щеки. Большой рот с полными губами. Красивая.

Я подошел к кровати, оглянулся на хозяина. Он улыбнулся и одобрительно кивнул. Я лег рядом с девушкой. Она меня не боялась. Сама потянулась и поцеловала, прижала мою руку плотнее, когда я сжал ее грудь. Притянула меня к себе. Ее рука опустилась вниз по моему животу, и она довольно мурлыкнула, когда нащупала напряженный член. Раздвинула ноги, позволяя моим пальцам проникнуть внутрь, задвигала бедрами, когда я начал поглаживать ее клитор. Скоро я почувствовал влагу, говорящую о ее готовности к соитию.

Я лег на нее, помог рукой члену скользнуть внутрь. Девушка застонала, обхватила руками мои плечи, прижимая к себе. Я начал двигаться. Думаю, мне удалось продержаться не меньше получаса, то ускоряя движения, то замедляя их, чувствуя близость разрядки. Наконец я излился в нее и перекатился на бок, освобождая девушку. Только теперь я вспомнил о хозяине. Вначале я ждал его вмешательства, а потом полностью отдался ощущениям и обо всем забыл. Оказывается, все это время он сидел в кресле неподвижно, глядя на происходящее в его постели.

Девушка приподнялась и потянулась ко мне, целуя. Я ответил, и мы снова сплелись. Она рукой помогла моему члену напрячься. Я перевернул ее на живот, подложив подушку ей под бедра. В такой позе попка соблазнительно выпятилась, внизу виднелась вытекающая на постель влага. Я овладел девушкой, сначала удерживаясь на вытянутых руках, а потом полностью подмяв ее. Теперь я не так сильно был поглощен процессом и услышал судорожный вздох нашего зрителя. Я поднял на него взгляд, оторвавшись от поцелуев девичьей шейки, и увидел, что рука хозяина поглаживает через одежду его член. Я продолжил.

После второй разрядки мне понадобилась передышка. Девушка тоже получила удовольствие от близости, я чувствовал судороги ее оргазма и слышал стоны. Слышал и тяжелое дыхание по-прежнему сидящего в кресле хозяина. Он, кажется, с трудом удерживался от желания присоединиться к нам. Я не понимал, почему.

Девушка встала на четвереньки и взяла в рот мой обмякший член. Она сосала его, стараясь поднять. Я услышал, что хозяин, наконец, встал из кресла:

— Уходи.

Девушка облизнула мой член, приподнялась, поцеловала меня в губы и соскользнула с кровати. Через секунду ее не было в комнате, а я наблюдал, как хозяин поспешно сдирает с себя одежду. Он лег рядом, наклонился надо мной, впившись поцелуем в губы. Его рука сжала мой член, заставив его немедленно напрячься. Ни о какой нежности не было и речи. Развернув меня к себе спиной, он сразу вошел в меня и начал с силой накачивать, давая выход скопившемуся напряжению. Я подмахивал ему, стараясь не выпустить его член из себя. В этой позе мой собственный член при каждом его толчке терся о постель, напрягаясь. Его разрядка была бурной, я чувствовал внутри горячий поток его семени, он стонал, а потом до боли поцеловал меня в шею ниже уха. Понял, что причинил боль и облизал пострадавшее место. Это стало сигналом к моей разрядке. Я кончил не так бурно, как он, и сразу провалился в сон, на границе сна и яви услышав:

— Прости.

За что?

Жизнь вошла в обычное русло, дом снова обезлюдел. Ни одна из новых рабынь не привлекла внимание хозяина, их всех отправили обратно.

Через две недели хозяин снова собрался в путь. На этот раз о поездке я знал — мне тоже предстояло ехать. Управляющий подобрал мне более удобную одежду для путешествия — меховые штаны и короткую куртку. Варежки и носки я оставил свои. Ехать предстояло верхом, с большим обозом и мне выдали нож, который висел теперь на поясе — в пути могли встретиться волки. Внешне я не отличался от остальных охранников, ошейник скрывала одежда.

Нам предстояло путешествие на ярмарку. Что собирался продавать и покупать хозяин, я не знал, но сани были тяжело нагружены и двигались мы не спеша. Дорога была знакома всем, кроме меня, ночевали мы в придорожных трактирах и все ночи я проводил в постели хозяина, хотя мне, как его слуге всегда полагалась постель на полу у его кровати. Каждую ночь хозяин сношал меня, хотя старались мы этим заниматься тихо, не привлекая внимания остальных постояльцев.

Я наслаждался путешествием. Впервые почти за год я смог покинуть усадьбу, я соскучился по езде верхом, мне казалось, что даже воздух стал другим — чище и вкуснее. Конечно, мой ошейник никуда не делся, но так хотелось насладиться хотя бы видимостью свободы. За хозяином я следовал всюду. Иногда ловил на себе его взгляды.

Через десять дней мы прибыли на место. Оказывается, в городе у хозяина был свой дом. Обычно здесь жила пара слуг, но сейчас дом ожил — весь двор был заставлен санями, в конюшне ржали лошади, по дому сновали люди.

Первые три дня я провел дома. Здесь у меня не было обязанностей, иногда помогал слугам. Наконец я увидел себя в зеркале. Не скажу, что меня так уж заботил внешний вид, было просто любопытно. Оказалось, что шрам на лице не так уж и страшен. Он начинался ниже левого глаза, пересекал щеку и заканчивался на подбородке. Кожа стянулась и образовала бледный тонкий рубец. Ничего особенного.

Я мог ходить по всему дому и обнаружил, что здесь есть даже что-то вроде библиотеки — несколько десятков книг стояли на полках в маленькой комнате. Здесь же стояло старое большое и очень удобное кресло. Большинство книг оказались на незнакомых языках, одна, похоже, была даже на арабском. В некоторых были картинки, я с удовольствием их рассматривал. К огромной моей радости я нашел несколько книг на итальянском. Первая же из них оказалось сборником любовных историй, весьма откровенных. Была книга о похождениях плута и несколько рыцарских романов, какие-то научные труды. Я погрузился в чтение, даже не думал, что так скучаю по этому невинному занятию.

В кресле я и задремал, благополучно пропустив обед и, кажется, ужин. Я проснулся в полной темноте, попытался нащупать свечу — видел огарок на подоконнике — и понял, что не один. Мне на плечи легли руки, щекой я ощутил дыхание, и мгновение спустя почувствовал на губах его губы. Хозяин.

— Я не нашел тебя в постели.

— Простите, хозяин, я уснул.

— Вижу. Идем.

Вслед за ним я по спящему дому дошел до спальни. Здесь горела одна свеча, показавшаяся очень яркой после темных комнат и коридоров.

— Раздевайся.

Я начал снимать одежду, наблюдая, как то же самое делает он. Мы одновременно шагнули навстречу друг другу и слились в поцелуе. Его руки оказались на моей талии, двинулись ниже, член напрягся.

Утром мы встали до рассвета. Хозяин снова зажег свечу, оделся. Сел на кровать, наблюдая, как одеваюсь я. Потом наклонился и поднял с пола сверток:

— Тебе.

Я взял в руки подарок, развернул его. Это оказалась рубаха глубокого синего цвета. Ткань была тонкой и выглядела дороnbsp; — гой. По подолу, рукавам и вороту шла вышивка.

— Спасибо....  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх