В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1

  1. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1
  2. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 2
  3. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 3
  4. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4
  5. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5
  6. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

Страница: 2 из 5

не подумайте, не то чтобы, я прям западал на маму. Но, в конце концов, она была красивой привлекательной женщиной. И, наверное, будь я уверен, что мама не против, то обязательно бы воплотил бы в жизнь вместе с ней, одну из моих многочисленных фантазий по поводу секса с ней. Но на то они и есть фантазии, чтобы навсегда остаться плодом воображения. Думаю, нечто подобное многие испытывают к своим матерям. В любом случае, я бы никогда не осмелился не то, что сделать первый шаг, а даже полунамёком полуобмолвиться об обуревающих меня желаниях по отношению к ней.

Опять же, в обыденной нашей жизни, никаких явных бед или страданий это противоестественное вожделение близкого и родного мне человека, мне не приносило. Я жил, как и все, как обычный 18-летний парень, учился в городском техническом колледже с прицелом на белгородский политех, развлекался с друзьями, встречался с девчонками. Но здесь, в Абхазии, когда мы жили уже неделю вдвоём в одноместном номере, — то постоянное созерцание её полуобнажённого тела, сама её постоянная близость ко мне и невозможность переключиться на что либо иное, здесь у меня не было никакой другой компании, кроме компании моей матери, — всё это невольно, конечно, обострило мои тайные страсти и тёмные желания по отношению к ней.

Единственные, кроме нас самих, с кем мы тут общались, — это были наши соседи по столику в санаторной столовке. Галина Петровна, тоже учительница, как и моя мама, но из Саратова, женщина тоже весьма недурная собой, что говорится ещё очень даже в соку и её 19-летняя дочка Даша. Дашка так-то вполне себе ничего. Фигуристая, симпатичная и всё вроде при ней. Я даже вроде, как пытался тут за ней поухаживать. А что? Мне на первый взгляд давали бывало даже и все двадцать. Но Даша была до того девка скромная и даже стеснительная, что бросил я все амуры уже на второй день.

Так что, были здесь мы с мамой целиком предоставлены только друг другу. Но повторюсь, всё это равно было безопасно, что для меня, что для моей матери, — и решительно не могло иметь никаких последствий. Я бы никогда не решился показать своей матери, что интересуюсь ей, как женщиной..

Нет, не подумайте, опять же, что я какой-нибудь задрот-ботан. Отнюдь... И в свои юные годы я уже имел хоть скудный, но всё же имел, сексуальный опыт общения с одноклассницами. Но опять же в отношении матери, несмотря на её постоянную близость, максимум на что решался, это украдкой подглядывать за ней в номере, когда она переодевалась в душе из купальника и вот так вот в море, как бы невзначай, проводить по её телу рукой. Вот и всё. Всё прочее, — было стороной моих ночных бурных фантазий. Одним словом, я томился. Но уверен, если бы не вся эта история, через пять дней мы бы вернулись домой и всё встало бы в свои обычные русла.

Правда, иногда, мне казалось, что мама чувствует своей женской интуицией мой нездоровый интерес к своей персоне. Но думаю, она просто отмахивалась от этих мыслей. Иногда межу нами возникала неловкость. Какое-то напряжение... То, что не должно возникать между матерью и сыном.

Вот, как сейчас я ещё раз украдкой ощупал взором её соблазнительное тело зрелой сочной женщины и торопливо уставился в огонь.

Мы перекинулись с ней парой фраз. Мама была в восторге и от шикарной вечерней погоды и тёплого моря. Но что-то было не так... Мама была явно не в своей тарелке. Уловила мой взгляд? Или всё-таки чувствовала в море, как я её лапаю? Сейчас, я готов был за это обругать себя последними словами и, если бы мама, хоть намекнула, то и просить у неё прощения на коленях. Мне было стыдно. Всё-таки одно тело в своих потаённых мыслях и фантазиях вожделеть свою маму, ну, и даже если и дрочить на неё ночами втихомолку. То совсем другое дело, — лапать её, да к тому же без всякого на то её согласия..

Но нет, мама никак не пыталась призвать меня к ответу. Но снова эта самая НЕЛОВКОСТЬ, и это какое-то смутное непонятное, но реально ощутимое напряжение, вновь возникло между нами.

Мама осторожно расплела высокий кокон на голове, в который всегда перед купанием заплетала свою толстую в пояс косу. Голову в море она не мочила никогда. И взяв в руки полотенце и свой летний коротенький сарафан, юркнула в темноту переодеваться.

Мы расположились на берегу, немного поодаль от местного пляжа, где сейчас всё горело огнями ночных прибрежных кафешек и дискотек и откуда и сюда доносились музыка и песни.

Скоро мама вернулась уже в одном лёгеньком коротеньком сарафанчике и в босоножках на высокой подошве. Мокрый купальник, свёрнутый в трубочку, она несла в руке. На миг я прикинул, что получается, что на ней, под почти невесомым платьицем нет ни лифчика, ни трусиков, — и у меня аж засосало под ложечкой.

— Давай, немного посидим у костра... , — каким-то мечтательным тоном проговорила мама, — с университета так не сидела у огня у моря...

Она вздохнула:

— Ах, как жаль, что папа не смог поехать..

Я согласно закивал.

Мама постелила на камни полотенце и уселась на него, предусмотрительно поджав под себя ноги.

Точно, под сарафаном у неё нет трусиков, утвердился я.

Тонкая лямка через шею, что должна была по идее удерживать женскую грудь на месте, слабо справлялась с маминой тяжёлой грудью. Её дыньки отвисали и своим весом оттягивали лёгкую ткань купальника, образовывая весьма соблазнительную и глубокую ложбинку между округлых полушарий.

Мысленно, я уже стоял перед ней... Совершенно голый, с возбуждённой твёрдым достоинством наперевес. Так, что теперь уже нет места двусмысленности или недосказанности. Чтобы она сразу поняла, ЧЕГО я хочу и как сильно я этого хочу. Мама странно посмотрит на меня, но ничего не скажет. Потому, что давно уже обо всём подозревала. Чувствовала. Женщины всегда чувствуют когда их жаждут. Наверное, я буду слишком возбуждён, чтобы поцеловать её. В том, смысле, что не будет никаких прелюдий или предварительных ласок. Нет, я, конечно, мечтаю познать вкус её губ. Но скорее всего это случиться позже, когда мы уже сольёмся в одно целое... А ласкать и целовать её тело, я буду потом, — ПОСЛЕ нашего первого секса, а не ДО.

А сейчас я просто крепко сожму её за плечи, — так, чтобы у неё не оставалось сомнений в моей решительности и неизбежности предстоящего секса со мной, и плавно опущу её на спину. Слишком поздно она вспомнит, что трусиков на ней нет. А подол коротенького лёгонько сарафанчика слишком легко и быстро взлетит вверх, увлекаемый моими ладонями, обнажая её бёдра, её живот и, конечно, её святая святых. Нет, я не буду трепетно любоваться или ласкать родное мне материнское лоно, этот храм, давший мне когда-то жизнь. Скорее всего, мама и опомниться не успеет, как её длинные красивые ноги, прямо вместе с надетыми босоножками на толстой подошве, взлетят в воздух, бесстыдно раздвигаемые в стороны моими руками и опустятся уже на мои плечи. И более не будет преград между моим желанием, моей страстью, моим томлением и её лоном. Скорее всего мама вскрикнет из-за моей страстной нетерпеливости, первого пылкого напора, настойчивого желания войти в неё. Вряд ли я смогу унять свой первый порыв, пока не войду в неё до конца, до САМОГО конца, на столько, на сколько вообще смогу это сделать... И вот, когда мы познаем друг друга, познаем, как мужчина и женщина, как любовник и любовница, как муж и жена, когда наши тела будут слиты воедино любовной греховной кровосмесительной связью, когда я буду глубоко в ней, вот только тогда я посмотрю в её глаза и наши губы сольются в поцелуе...

И в это время из темноты нарисовалась эта троица. В темноте их было не разглядеть толком. Но точно, что трое крепких мужиков средних лет. Вообще-то они шли мимо и даже не собирались поворачивать к нам.

— Блин, Лена, ну, что я тебе могу поделать... Уже два часа на охоте. И ничего подходящего. Вообще, ничего, — один из них говорил по телефону. Громко, немного развязано, уверенным тоном человека, привыкшего, что когда он говорит, то его слушают.

По сути, именно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх