В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1

  1. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1
  2. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 2
  3. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 3
  4. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4
  5. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5
  6. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

Страница: 3 из 5

этот голос и вырвал меня из моих очередных грёз. Ну, что тут поделаешь? У меня всегда была богатая фантазия.

— Ну, чего ты на меня серчаешь, Лен? Думаешь, мы не искали? Блин, все ноги тут на пляже себе сбили. Ну, было пара вариантиков. Но не то, всё... Придётся сегодня, походу, без МЯСА... Млять, ну не шлюху же какую-нибудь снимать?

Да, он именно так выделил это слово. МЯСО. Что, почему-то, у меня сразу отпали все сомнения, что под словом МЯСО, он совсем не имеет виду мясо.

Ему видно что-то высказывали по телефону. Он чертыхнулся. Остановился. Так что двое первых ушли уже вперёд.

Я посмотрел на мать. Но она всё также мечтательным взором озирала тёмное море, и по-видимому, вообще ушла в себя, совершенно ничего не замечая вокруг себя.

— У Вас зажигалки не будет?

Я аж вздрогнул. Этот самый, что говорил по телефону, стоял надо мной. Я не ошибся. Высокий крепко сбитый спортивный мужик, лет, наверное, далеко за 30. Длинные шорты, короткая майка безрукавка, вроде уже темно, а он в больших солнечных очках. Правда, к его напрочь лысому черепу очень даже шло. Я готов был поклясться, что это у этого парня кумир всей его жизни, — Брюс Уиллис. На толстой мускулистой шее пудовая золотая цепь с массивным крестом. В зубах сигарета. В руках бутылка дорого пива.

Как это ни странно, но я стразу узнал его. Как видимо, узнаю и его дружков. Они постоянно крутились по Пицунде. По барам и по кафе. Сорили деньгами налево и направо. Постоянно клеили туристок. Обычно успешно. Вот этого, который сейчас просил огонька, стопроцентно, я даже как-то видел за рулём БМВ X6-го с московскими номерами. Короче, парни тут в Абхазии веселились во всю. Даже странно было таких видеть в Абхазии. Обычно, люди с таким баблом и с такими тачками отдыхают где-нибудь на Гаити или в Таиланде, а не в этом захолустье.

Мне не понравилось, как он и интересом разглядывал мою мать. Собственно, к ней он и обращался. А меня, как будто и вовсе не замечал.

Он сделал ещё пару шагов и был уже возле мамы. Он хоть и был в очках, но я уверен, что его глаза сейчас были в ложбинке между маминых сисек. А сверху там вообще, небось, всё как на витрине. Я думаю, очень быстро он оценил и все прочие достоинства моей мамы.

— Нет, извините — вежливо улыбнулась ему мама, — сын тоже не курит.

Наверное, он мог бы прикурить от костра. Но что-то мне говорило, что подошёл он к нам не из-за того, что у него не было зажигалки.

Он широко улыбнулся во весь рот:

— А я иду вот и думаю, кто тут костёр-то жжёт. Меня, кстати, Максим зовут. Но можно просто Макс..

По всему было видно, что маме этот Максим неприятен. Тем паче, что даже я чувствовал, даже через его большие чёрные очки, его оценивающий взгляд, медленно ощупывающий каждый сантиметр тела моей матери.

— Меня зовут Елизавета Николаевна, — наверное, на автопилоте сухо ответила мать, но таким тоном, что было исчерпывающе ясно, — аудиенция окончена.

Но на человека по имени Максим это не произвело ровным счётом никакого впечатления.

— Пива хотите — с улыбкой и с какой-то весёлой полуиздевкой он протянул матери бутылку.

— Нет, спасибо, — маму уже стала раздражать его назойливость.

— Макс, ну, ты чего там? — это были те двое, ушедшие вперёд.

— Парни!, — хохотнул зычно в голос Макс, — я кажись, нашёл!

— Да не гони... , — пара ног быстро затопала по пляжной гальке в нашу сторону.

— Я серьёзно... Вы только, гляньте, какая красавица... , — восхищённо процедил Макс и вдруг запел какой-то весёлый мотивчик, — Ах, Лизавета Николавна, Ах, Лиза-Лиза-Лионька... Ты утоли мою печаль..

Его спутники вышли на свет нашего костра. Ожидаемо, это тоже были спортивного вида высокие крепыши, разве что только моложе. Вряд ли кому-то из них было больше тридцати.

— Хм... — протянул один из них, тоже изучающе оглядывая мать — красивая женщина. Но провинция, Макс. Да и сын это походу её?, — он кивнул на меня.

— Дурка ты, Коля... , — беззлобно хмыкнул Макс, — это же ОНА! сразу видно, что не какая-то там шалава. Порядочная женщина. Небось, и мужу-то ни разу не изменяла., — он снова хохотнул, — это ОНА! То, что нам нужно!

Те двое густо заржали.

Я вскочил на ноги. Мама тоже.

— Молодые люди!, — гневно воззрилась мама на них.

— Лизавета Николавна, — улыбнулся ей Макс, — как вы относитесь к лёгким наркотикам, шикарному алкоголю и безудержному неистовому групповому сексу с кучей незнакомых мужчин и женщин?

Мама покраснела, как помидор. Это даже было видно в неровном свете костра. Какое-то время от такого хамства она даже потеряла дар речи. И не в силах иначе выразить свою злость, даже топнула в крайнем гневе ногой по гальке.

— Молодые люди, идите куда шли! — сердито махнула рукой.

— Да, стоящая бабенка, — хмыкнул третий, рассматривая стоящую перед ними мою маму, — есть в ней что-то, слушай. Настоящая русская женщина. А коса-то, коса!

Они не обращали ни малейшего внимания на слова мамы. А словно, специально, наигранно, чтобы позлить её или меня, продолжали обсуждать маму, как товар на рынке.

— А жопа-то какая, глянь... Ухх! — тот, который Коля, стоял сбоку от мамы, возвышаясь над ней на целую голову, и как бы в подтверждении своих слов, он смачно ладонью шлепнул маму по попке. Да! Это было просто невероятно для меня! Но он вот вот запросто взял и ладонью шлёпнул маму по ягодице!

Я так и застыл. Нет, не подумайте, я не трус. Но тут, от такой неприкрытой наглости и такого напора, будто, в ступор впал. Я будто, не мог поверить, что это всё происходит на самом деле. Какой-то дикий сюрреализм. Никогда ни с чем подобным в реальности я не сталкивался. Городок наш тихий спокойный. У нас рядовая драка на дискотеке, — это уже событие всегородского масштаба. А тут...

А мама гневно развернулась к обидчику:

— Да, что вы себе позволяете!! Мерзавцы!!

Все трое опять заржали. Легко, непринуждённо.

— Стой, тётя, не кипятись, — Коля как-то хитро подался к матери всем своим телом. Мама испуганно шарахнулась назад. Но в этом то и была задумка. Сзади стоял третий. Он легко, даже играючи, поймал своими лапами запястья матери и так же легко свёл её руки ей за спину..

— Не надо, — жалобно всхлипнула мама.

Мама попыталась высвободиться, но крепыш сзади без малейших для себя усилий, легко удерживал ее за сведённые вместе локти, кроме того, ещё и прижимая тело матери к себе.

— Отпустите, — запричитала мама, — да, что же вы делаете?

— Приручаем, — осклабился Макс, — дай, мы тебя потрогаем... От тебя ж не убудет, дура. Может ещё и не подойдёшь... У нас СТРОГИЙ отбор.

Он вплотную, наклонился к матери, едва не касаясь щекой её лица, и запросто положил свою лапу на ее грудь...

— Лучше расслабься и получай удовольствие, Лизонька... От тебя тут ни хрена уже не зависит..

Я видел как его рука требовательно так, по хозяйски тискала податливую мамину грудь, сдавливая ее у основания, он легонько мял ее, сильными пальцами через ткань нащупывая сосок. Через мгновение его рука накрыла и вторую мамину грудь.

Грудь моей мамы была роскошной Да. Никаким другим словом её дыньки и не опишешь... Она была довольно большой и упругой, полный третий размер. С годами грудь стала провисать, но это именно и делала ее роскошной.

Так продолжалось несколько секунд. Макс даже восхищённо зацокал языком.

— Да, пустите же, я закричу! — уже порядком струхнувшая мама, залепетала в полном отчаянии, продолжая всем телом изгибаться и рваться из крепко державших её сзади рук.

— А вот это зря, — лапавший ее Макс, вдруг неуловимым движением залепил ей резкую пощёчину. Не сильно. Скорее для урока, чем для боли, — а вот это зря... Иначе, мне придётся тебя немного поучить. А это будет больно, Лизонька! Ведь ты же не хочешь, чтобы тебе было больно, Лизонька, а?!

Вот тут меня, словно, окатило ледяным душем. Я ещё колебался пару секунд. Не, не колебался ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх