В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1

  1. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1
  2. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 2
  3. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 3
  4. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4
  5. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5
  6. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

Страница: 4 из 5

даже, а прикидывал кого из этих троих ударить первым. Понятное дело, надо того, что держал мою мать.

Я молча ринулся на него, одним прыжком, прямо через костёр. Он и понять ничего не успел, как мой кулак врезался ему в голову, сбоку. Я в ухо целил, но промахнулся. Понятное, естественно, дело, — что куда мне, пацану, против троих взрослых горилл. Но так-то, я боксом уже три года занимался.

Скорее от неожиданности, но он отпустил маму, замотал головой.

— Беги, мама!!, — заорал я, бросаясь на Макса.

Наверное, это был единственный шанс. Пока эти будут дубасить меня. Ну, хотя бы с полминуты. Мама успеет убежать.

Я так и не понял, как это случилось. Просто... БАЦ... И я лежу на спине, в башке гудит, а в глазах аж потемнело. Какое-то время я вообще не мог врубиться, что вокруг меня вообще происходит.

А мама... Вместо того, чтобы убежать, — бросилась ко мне. Рыдает.

Эти трое опять ржут. Тот, который Коля, поставил мне ногу на грудь и сильно давил. Эт он мне, походу, и звезданул так..

— Живой, Дроныч?, — усмехнулся Макс, — а пацанчик-то, красавчик! Ёпта, прикинь, он только момента ждал...

Значит, третьего, которого я сейчас ударил, его Андреем зовут, отстранённо подумал я. Мама стояла рядом со мной на коленях. Плакала. Что-то там лепетала. Гладила моё лицо.

— Не бейте его, не бейте! Не надо... Пожалуйста, не бейте..

Макс схватил её косу в охапку и рывком поставил на ноги. Мама аж вскрикнула.

— Не будем, Лизонька, — ласково улыбнулся он ей, — да только и ты будь паинькой. Ласковой будь и нежной. А то порежем твоего сынишку на ремни. Усекла?, — он, как в плохом театре, скорчил маме страшную рожу и весело громко загоготал. Укурен он что ли был? Или по жизни такой, ударенный об асфальт?

Мама не в силах, сквозь рыдания что-то сказать, только торопливо закивала головой.

Но этот самый Макс, одной рукой всё так же сжимая мать за косу, второй рукой схватил её за подбородок и резко поднял её лицо к себе.

— Рот, мля, открыла! — рявкнул он так, что у мамы от испуга на миг подкосились колени, — ну!

И не дожидаясь, пока мама послушается его или не послушается, он сложил пальцы свободной руки вместе, кроме большого, и бесцеремонно стал засовать их маме в рот. Рукой, что держала маму за волосы, он буквально насаживал маму на свои пальцы. На какое-то время мамины глаза стали прямо-таки безумными! Ну, ещё бы. Мама, пожалуй, просто охренела от такого обращения. Незнакомый мужик пытался засунуть, в прямом смысле этого слова, свою ладонь ей в рот.

— Да, шире, рот открывай, мля!, — снова рявкнул на неё Макс. Его пальцы, уже почти целиком исчезли в мамином насильно широком разверзнутом ротике. Мама давилась, с шумом втягивала воздух, а из глаз аж брызнули слёзы.

— Только укуси меня, Елизавета Николаевна!, — громко прошептал ей Макс, — я те все зубы враз повышибаю к едрёной фене!

Какое-то время он так и держал свои пальцы и полладони вот так вот, глубоко, чуть ли не в горле у мамы.

Маму, по видимому, от этого страшно мутило. Бедняжке маме, пришлось запрокинуть голову назад, словно цапле, глотающей большую лягушку, чтобы окончательно не подавиться. Макс милостиво разрешил ей это сделать. Так, что теперь его рука входила в рот матери, едва ли не верикально.

Но затем Макс стал медленно, водить пальцами туда-сюда, имитируя...

... ну, тут сразу ясно, что он имитировал! Но в любом случае, маме стало хоть немного полегче, когда он на коротенькое мгновение вытаскивал из её рта свои пальцы.

— Мля... , — неподдельно восхищённо протянул Макс, — ни хера себя, полруки заглотила! Как удав! И даже не блеванула! Рабочий ебальник...

— Да. Но тут дело больше в глотке, — авторитетно поправил его со знанием дела Колян, — но в любом случае, с таким ртом, Елизавета Николаевна, тебе бы миньетчицей трудиться в Москве. Уже бы миллионы заработала..

— Типа гробит, добрая женщина свой талант?. — хмыкнул Дроны, — а Макс ей, в натуре, глаза открыл?

И все трое опять с готовностью громко заражали. Кроме меня и мамы. Мне, в общем-то, было не до смеха. А мама, если бы и хотела посмеяться их кретинскими шуточкам, то никак не смогла бы это сделать физически. Макс продолжала, крепко держа её за волосы, медленно вгонять до самого горла в мамин рот и высовывать обратно свои пальцы.

— Мальчики... Мальчики... Ну, на секунду Вас оставить нельзя! Ну, что тут у Вас опять?

Тот, который Коля, всё давил мне тяжёлой подошвой на грудь и я только и мог, что повернуть на этот голос свою голову.

— Ой, Свет, млять, ну, наконец-то... Где тебя носит?, — Макс отпустил маму, которая уже, по-моему, готова была упасть в обморок, и сделал приближающейся хозяйке голоса шутливый реверанс.

Это была очень красивая девушка. Лет двадцать пять не больше. Я повторюсь, — очень красивая девушка. Как с обложки глянцевого журнала. Высокая, стройная, скорее даже миниатюрная. В коротком лёгком платье, она плыла с грацией пантеры, умудряясь дефилировать даже по пляжной гальке. А может быть, она просто не умела ходить по-другому. Высокие груди мячики, как у порномоделей, длинные изящные ноги, крутые атласные бёдра, чёрные, как крыло ворона, волосы, причёска под каре.

Она остановилась и, уперев в руки в боки, нахмурилась. Её слишком правильное, как будто кукольное личико нахмурилось, капризные пухлые губки недовольно изогнулись.

Она ни капельки не боялась, ни Макса, ни Коли, ни Дрона, — и запросто себя вела с ними на равных. Это было сразу видно. Так что, в моей душе шевельнулся лучик надежды. У мамы, видимо, тоже. Потому, как сквозь всхлипы, она вдруг принялась несвязно лепетать и жаловаться этой девушке.

Но Макс вдруг рывком притянул мою маму к себе, развернул её к себе спиной и так и прижал.

— Ну-ка, зацени, Свет... Какова, а?

Какое-то мгновение Света изучала мать, приподняв бровь. Потом покачала головой.

— Мальчики, какие же вы варвары. Напугали бедняжку..

Она подплыла к моей маме, нежно погладила ей по щеке:

— Не бойтесь... Ох, уж эти неотёсанные мужланы... Они Вас обидели?, — её участие было уж слишком наигранным.

И вдруг обхватил мамину голову своими тонкими с длинным маникюром пальцами, прильнула своим ртом к губам мамы! Да! Эта девица, с обложки с «Playboy» смачно и взасос целовала мою мать! Мама, по-моему, так и обомлела. Во всяком случае, впав в ступор он неожиданности, она даже не попыталась отвернуть в сторону голову. Но Макс всё-равно крепко держал её за плечи. А мама и эта девка целовались, наверное, секунд двадцать! Мне показалось, что я даже вижу длинный розовый язычок, что бойко и стремительно вторгался в рот моей матери.

Мужики все как один, молча, улыбались и лицезрели это фантастическое действо. В конце концов, моя мама, надо пологать, опомнилась и резко рванула голову в сторону, прерывая этот бесстыдный затянувшийся поцелуй..

.. и тут же получила вторую за вечер пощёчину. На этот раз от Светы. Девушка схватила мою мать за подбородок и повернула её лицо к себе. Тяжело и возбуждённо дыша, она ласково проговорила:

— Глупенькая, не вздумай отворачиваться, когда я тебя целую..

И мужики, все как один, вновь в голос весело заржали.

— Коля, звони Олегу и Виктору. Пусть прекращают охоту и едут в дом. Умнички, мальчики. КАКУЮ ЖЕНЩИНУ нашли...

— Да, — кивнул ей Макс, — давненько у нас таких не было... Обожаю, мамочек в теле..

Света потянулВот тут меня, словно, окатило ледяным душем. Я ещё колебался пару секунд. Не, не колебался даже, а прикидывал кого из этих троих ударить первым. Понятное дело, надо того, что держал мою мать. а за лямку маминого сарафана, ту что на шее и та, конечно легко порвалась, высвобождая на волю мамины сиськи. Освободившиеся мамины груди заколыхались и повисли, представ на всеобщее обозрение.

Я так и офигел. Безусловно, была не самая подходящая ситуация, чтобы глазеть на мамкины титьки. Но ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх