Немужчина. Часть 1

  1. Немужчина. Часть 1
  2. Немужчина. Часть 2
  3. Немужчина. Часть 3
  4. Немужчина. Часть 4

Страница: 1 из 2


Когда умерла от онкологии мать, а через пару лет и запивший с горя отец, мы с младшей сестрой Наташкой остались одни. Ей было двадцать четыре года, мне — тридцать. Девушки у меня до сих пор не было: я был по натуре робкий, стеснительный и не разговорчивый, — познакомиться с девушкой было для меня большой проблемой. Мало того, в свои тридцать лет я всё ещё оставался девственником. Только регулярно дрочил, но это не в счёт. Мало того: у меня были некоторые особенности, можно сказать — странности. Я имел пристрастие к женскому нижнему белью, особенно к трусикам, чулкам и колготкам, а когда мастурбировал, — садился анусом на свечку. От этого кайф во многом усиливался, и было ощущение, будто меня одновременно сношают в попу.

Я отдавал себе отчёт, что мало похож на настоящего мужчину. Вернее — совсем не похож. Скорее, я был — несостоявшейся девушкой. Но мне было всё равно. Я был такой, какой есть и ничего поделать с собой, а тем более — изменить, не мог. Я втайне мечтал о мужской любви, о том, чтобы меня когда-нибудь реально трахнули в попу. Раздевшись перед зеркалом до гола, я внимательно, с удовольствием разглядывал свою задницу, насколько это было возможно. Мне очень нравилась моя попа: она была по-женски кругла, сильно оттопырена, очень белая, нежная и мягкая на ощупь. Лаская её руками, я получал истинное наслаждение. Но мне хотелось большего: чтобы мяли и ощупывали мою попу чужие руки, и конечно же — мужские. Чтобы осторожно раздвигали пальцами пухлые булочки, засовывали пальцы в мою тугую, чистую дырочку, разрабатывая до нужного размера. Потом, осторожно вводили свои большие и твёрдые, налитые горячей кровью, красивые члены. Я содрогался при одной мысли об этом. У меня сейчас же появлялось желание взять чей-нибудь член в рот и нежно отсосать, довести мужчину до страстного, взвинченного состояния. Чтобы он корчился в сексуальных судорогах и громко стонал от моего умелого, умопомрачительного язычка, облизывающего упругую шляпку его торчащего, возбуждённого члена и жилистый, поросший мягким волосом у основания, ствол.

От таких сладких мыслей у меня всегда вставал, и я дрочил перед зеркалом с упоением и страстью — на самого себя, наслаждаясь самим собой, как древнегреческий юноша Нарцисс, который впервые изобрёл этот способ наслаждаться собственной прекрасной обнажённостью. Если бы можно было, — я, не задумываясь, ласкал бы ртом и язычком собственный член. Но, увы... Этот вариант по понятным причинам отпадал. И я всё чаще поглядывал на окружавших меня парней и мужчин.

Однажды ехал в набитом битком автобусе на работу. Ко мне сзади плотно прижался кто-то — я не видел, мужчина или парень. Только ощущал попой его сильно вставший на меня, твёрдый упругий член. Он буквально воткнулся мне в ложбинку между ягодиц — тонкие летние брюки плотно обтягивали мою возбуждённую задницу вроде трико. От толчков и покачивания автобуса член неизвестного всё время тёрся об мою попу и становился всё твёрже и твёрже. Я помертвел от долгожданного удовольствия, стал незаметно ему помогать, подмахивая попой. Он принялся орудовать между моими мягкими пышными булочками откровеннее. Я тоже постепенно осмелел и тёрся об его член почти в открытую, ожидая, что он вот-вот кончит. У меня тоже вскоре вскочил и упёрся в жопу впереди стоящего. Я ничего не мог с собой поделать, потеряв всякий контроль. Как на грех, это был сильный и высокий мужчина в возрасте. Почувствовав на своей заднице мой хуй, он сразу всё понял, повернул ко мне искажённое брезгливой злобной гримасой лицо и, ни слова не говоря, ткнул меня большим кулаком в зубы. Я вскрикнул от неожиданности и боли, отшатнулся от него насколько позволяла теснота в салоне, схватился рукой за окровавленный рот. Другая рука была занята поручнем вверху.

Пассажиры вокруг зашумели. Ничего не поняв, подумали, что я карманник. Не глядя на ударившего меня мужчину, я стал с силой решительно проталкиваться к выходу. Член у меня продолжал предательски выпирать. Когда раскрылась дверь на остановке, мужчина вытолкал меня из автобуса, подцепил напоследок ногой под зад. Я пулей вылетел на улицу, чуть не врезавшись головой в металлическую стойку остановки. В салоне засмеялись.

С разбитой вздувшейся губой, весь в слезах я поспешил прочь от своего позора. Дома соврал Наташке, что ударили хулиганы. Ночью мне не спалось, мучила дикая стоячка. К тому же я всё время мысленно переваривал эпизод в автобусе: с наслаждением вспоминал чужой член у своей попы. Если бы не тот сердитый мужик впереди, я бы непременно довёл заднего незнакомца до семяизвержения. Подумать только: на меня реально встал у кого-то хуй и он реально хотел меня выебать, как девчонку! От таких мыслей как можно было уснуть?!

Достав сигарету из пачки, прихватив зажигалку, я в одних трусах пошёл на цыпочках, чтобы не разбудить спавшую в зале Наташку, на балкон. Я всегда там курил. Сестра спала раскрытая, лёжа на животе. Её большая округлая попка казалась совершенно голой — так глубоко врезались в пышные мясистые булочки ягодиц малюсенькие белые стринги. Аккуратную узкую спину пересекала тоненькая полоска чёрного кружевного лифчика.

Я глянул на спящую в вызывающей эротической позе Наташку и мне дико захотелось её трахнуть. Несмотря на то, что она мне родная сестра. Я вышел на балкон, прикурил от зажигалки свою сигарету. В мыслях была полуобнажённая сестрёнка. Но и происшествие в автобусе не исчезало, хотелось соединить их вместе: Наташку и того, неизвестного пассажира, который тёр об мою аппетитную, почти девичью задницу свой вставший член. Хотелось, чтобы он сейчас появился здесь, в нашей уютной и тихой ночной квартире: трахнул бы меня в попу, а я в это время лизал бы у сестрёнки пизду. Или целовал аппетитные пухлые половинки. Или сосал анальную, стянутую в тугой узелок дырочку.

От фантазий у меня поднялся член, да так сильно, что не помещался в трусах. Я снял их и ощутил привычную пьянящую лёгкость во всём теле. Так всегда было, когда я оставался голый. Появлялось ощущение неземной лёгкости. Казалось — взмахни руками, словно крыльями, и полетишь.

Я торопливо докуривал сигарету, левой рукой поглаживая и лаская набухшую, как шляпка небольшого гриба, головку члена. Ситуация была пикантная, — остроты добавляло ощущение опасности — в любую минуту могла проснуться Наташка и застукать меня в таком виде. Но это была сладостная опасность. Втайне мне даже хотелось, чтобы сестрёнка увидела меня, совершенно голого, дрочащего на балконе член — на неё, естественно. Я глянул вниз с балкона, сбил пепел с сигареты. На верёвке висела целая связка наташкиного нижнего белья: постиранные трусики и лифчики. У меня учащённо забилось сердце и стало сладостно в паху при виде всего этого женского соблазнительного кружевного интима.

Щёлчком пальцев выбросив на газон внизу докуренную до самого фильтра сигарету, я выбрал малюсенькие красные стринги, натянул их на себя. Стоящий толстым прямым колом член, конечно же, в крохотном треугольном лоскутке не поместился. Я натянул его на головку сколько мог; член, стоя почти горизонтально, сильно оттянул треугольничек стрингов. Мне стало так хорошо и сладко, что я тут же сорвал с верёвки ещё одни сестрёнкины трусишки, прижался губами к тоненькому нейлоновому лоскутку, к внутренней стороне, об которую не так давно тёрлась Наташкина сладкая как мёд пизда, и стал нежно и ласково целовать. Я представлял, что смакую и облизываю саму сестрёнкину пизду. Левая рука моя, крепко обхватив член вместе с оттянутыми красными стрингами, заходила по вздыбленному стволу ещё быстрее. Я начал представлять, что ебу Наташку, что она не против, и сама мне даёт, жадно раскинув красивые стройные ножки и распахнув, как створки раковины, красное влагалище.

В голову тут же ударил завораживающий хмель экстаза. Я поплыл ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх