Собственность банного комплекса «Егерь» или плата за чужие ошибки

Страница: 2 из 4

ему нужны сегодня, подумай, как ты сможешь расплатиться.

— Сейчас ночь и денег у меня нет, дайте мне время до завтра, вечером я отдам вам деньги.

— Ты ведь тут не со шпаной разговариваешь, мы только уйдем, а ты к легавым кинешься.

Видно было, что Виктор так и планировал сделать, он замешкался с ответом

— Нет, не кинусь, я в банк кинусь и отдам вам деньги, но только завтра.

— Да врать он никогда не умел — подумала я.

Похоже, обман заподозрила не только я.

Сеня с подозрительной улыбкой посмотрел на мужа и сказал:

— Мы так решаем, телка твоя с нами поедет, и если ты нас кинешь, ее больше никогда не увидишь.

От этих слов у меня в прямом смысле слова «заиграло очко», ноги стали ватными, я еле смогла устоять. Первая мысль была бежать в подъезд и звать на помощь, но дверь заперта и к тому же в коридоре все еще стоял мужик со шрамом. Я стала умолять — «Не надо пожалуйста, мы честно завтра отдадим вам деньги, мы не пойдем в полицию, оставьте нас пожалуйста». Но судя по всему, если эти парни что-то решили, они это делают.

Лысый парень подошел ко мне, схватил меня за руку и потянул в их сторону, я с ужасом смотрела на мужа, а он, обреченно опустив глаза, даже не пытался возразить не прошеным гостям. Тогда я поняла, что ничего не могу сделать.

— Дайте, я оденусь, хотя бы

— А зачем, — сказал Гусь — одежда тебе сегодня не понадобится.

В этот момент, наконец, решил проявить геройство мой благоверный, он резко дернулся, пытаясь встать, но парень с битой четким ударом ногой в нос положил его на лопатки. Такие удары я видела только по телевизору. Виктор второй раз за вечер потерял сознание, я беспомощно заплакала.

— Ну что ты, что, дорогая, не надо плакать, — сказал Гусь, который все еще держал меня за локоть. Второй рукой он начал стягивать с меня одеяло.

Я заплакала громче, стала дергаться и нервно кричать, требовала, чтобы он отстал от меня.

— Заткнись сучара, заткнись, я сказал, до выплаты долга, ты наша и если будешь моросить, я тебе руки сломаю, поняла меня — прошипел Гусь, крепко сжав пальцы на моем горле. Я закивала головой.

— Ну, вот и молодец — выдохнул он, стягивая одеяло, я стояла, опустив руки, и тихо плакала. Одеяло упало, и они увидели мое обнаженное тело, которое на протяжении 4х лет видел только один мужчина — мой муж.

Все четверо, шарили глазами по телу, Гусь недолго думая схватил меня за задницу:

— Титьки мелковаты, а вот жопа что надо, да такую сучку и в «свет» не стыдно, а Сень?

Я стояла и не знала, что мне делать, только периодически смотрела на своего мужа, все еще надеясь, что вот сейчас он очнется и спасет меня.

Ко мне подошел Сеня и также по-хозяйски шлепнул меня за задницу.

— Ну что сладкая, готова отработать часть долга?

— Ну, мы же вам сказали, что завтра мы вам все отдадим, — сквозь слезы, в отчаянии выдохнула я.

— Но долг вы вернете за Гелик, а нам что, думаешь много интереса ходить по хатам народ стращать. Так что давай-ка я тебя протестирую, вставай на коленки.

Он взял меня за плечи и с силой надавил, я поддалась, поскольку ноги мои плохо меня слушались. Он встал перед моим лицом и спустил штаны.

Из штанов вывалился полувялый гигант, таких я никогда не видела. За всю мою жизнь у меня было только 4 партнера и самый большой член из них, имел мой Витя, он был 17 см., средней толщины. А Сенин член, даже в вялом состоянии достигал добрых 20 см. и был ужасно толстый. Я опять зарыдала в голос, подняла глаза на обладателя гиганта и вновь взмолилась, призывая его к благоразумию.

— Пожалуйста, я не хочу, я замужем, мы отдадим вам деньги, сколько хотите.

Со стороны это выглядело смешно — я на коленях, член уже находился ровно в горизонтальном положении, и я говорю в него как в микрофон, надеясь, что меня услышат. Все четверо громко заржали.

— Ну, все, поздно уже, соседей разбудим, давай быстро, и поедем, — он взял меня за волосы и прижал лицом к члену, не беспокоясь, открою ли я рот, но я не открыла, напротив, сильно сжала губы, решив сражаться за свою честь до конца.

— Не понял, ты че шмара, не хочешь по доброму, — и в этот момент он влепил мне пощечину, тут же вторую и третью. У меня зазвенело в ушах, на миг я даже забылась где я, но быстро пришла в себя. Понимая, что мой насильник не отступится, я открыла рот. Резкий толчок и вот уже толстый и упругий член погрузился в мое горло. Видно парни действительно спешили, потому что он долбил меня в рот, как будто хотел продырявить затылок. У меня текли слезы, слюни, хлюпающие звуки были такие, что, наверное, слышно было даже соседям. Другие трое парней стали ржать: «Д-давай, работай ч-ч-честно, не филонь» — Сказал один из зрителей. Краем глаза я увидела, что муж уже пришел в себя, держался за разбитый нос и наблюдал как его жену, ожесточенно ебет в рот незнакомый мужчина. От обиды я зарыдала в голос, но так как рот у меня был полностью забит, звуки получились как у скулящей собаки, что опять-таки повеселило не прошеных гостей. Сеня тоже заметил пробуждение Виктора, посмотрел на него и с улыбкой бросил:

— Ты же не против?

Спустя 3—4 минуты член мучителя резко набух, стал еще больше. С животным ревом он стал кончать, плотно загоняя свою дубину мне в гланды при каждом выстреле, всего было, наверное, фрикций 5 или 6. Это было ужасно, я не могла сплюнуть, струи сильным потоком выстреливали мне в глотку, я пыталась оттолкнуть его, он руки крепко держали меня за волосы. Я захлебывалась, одна струя попала мне трахею, я стала задыхаться. Когда он закончил и отпустил мои волосы, я упала на четвереньки и стала откашливаться, запах спермы вызывал рвотные спазмы. Раньше мне приходилось делать минет, и мне это в какой-то степени даже нравилось, но я никогда не глотала, всегда перед финальным выстрелом я вынимала его изо рта и доводила дело до конца рукой.

Я долго не могла откашляться, сперма в моей трахее мешала дышать.

— Сень, давай мы тоже по-быстрому, а? У меня яйца ща лопнут, — сказал Гусь.

— Давай, — деловито ответил Сеня, — А мы пока с ее муженьком шкуру потрем.

Сеня неспешна взял стул, достал из кармана сигарету, закурил и сел рядом с Виктором, который уже устроился на полу, навалившись на стену. Я не слышала, о чем они говорили, но не очень-то и хотелось, у меня были немного другие заботы — как бы эти громилы не замучили меня до смерти.

Я все еще стояла на четвереньках и плакала, сзади кто-то резким движением стянул с моих бедер трусики, я заревела еще громче.

— Д-давай краса, вставай н-на н-ножки, — сказал Заика, схватил меня за талию и поднял. Я встала, трусики скользнули с колен вниз, я рефлекторно прикрыла свою промежность руками. Но в планах у них было не любоваться красатой женской наготы. Одна рука сзади схватила меня за талию, вторая резко толкнула в спину, поставив меня раком. Спереди подошел Гусь. Сзади Заика бесцеремонно, достал средних размеров член, раздвинул мне ягодицы, смачно плюнул в мою щель и с размаху, не думая о том причиняет ли боль, вдул по самые яйца, я завыла от боли

— ууууооооооо

— Т-терпи с-сука, то ли ещ-ще будет.

Так же вогнал во второй раз.

— Уууууууффффффф, мамочка моя

— В-вот молодец, х-хоррошо.

Я держалась руками за талию Гуся, его член гордо возвышался перед моим лицом. Хочу заметить, что член Гуся был такой же длинный как у Сени примерно 24—25 см., но чуть тоньше и головка была направлена на меня, т. е. в данной ситуации он напоминал некий перископ подводной лодки. Гусь не предпринимал никаких действий, пока Заика первое время долбил меня, может он понимал, что мне больно, и я могу случайно стиснуть челюсть, а может просто наблюдал за происходящим. Так или иначе, как бы ни было мне унизительно, и страшно, я начала намокать, и чувство боли переросло в наслаждение. Звуки стали хлюпающие, а крик превратился в стон, он насиловал меня на глазах у мужа, а я получаю от ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)
наверх