На её месте. Часть 1

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 2 из 10

следующим. Но спокоен я только внешне — внутри бушует пожар из смеси негодования с возбуждением. Так она и будет охотиться — ночь напролёт, пока не насытится окончательно, и я не увезу её под своды нашего с ней дома, и мы будем снова счастливы, пока однажды она снова не попросит меня вернуться в бордовое с золотом великолепие, где царствует отсутствие любых ограничений, и где власть над ней будет иметь только её вожделение.

Я безмолвно смотрю, как её губы движутся вдоль ствола члена её нового партнёра, плотно обхватывая его. Я знаю, как она умеет это — как язык прижимается к венам, как она облизывает головку, щекочет игриво уздечку, как ласкает ладонью мошонку... Вижу его ладонь на её затылке, как он управляет её движениями, глубиной, темпом... И вспоминаю, с чего всё начиналось...

***

— Хочу мужчину, — её признание застало меня врасплох однажды утром, пока мы занимались любовью — она сидела на мне сверху, и уже была близка к оргазму, — да, как же я хочу мужчину...

— Я здесь. — Я взял её за бёдра, поддавая тазом навстречу её движениям.

— Нет, — она покачала головой, — с тобой всё не так... Хочу, чтобы брали, не спрашивая...

Этот краткий разговор почти стёрся из памяти, ведь после того утра нам пришлось много чего пережить. Её нервный срыв после невыносимой потери — слёзы, затем полная апатия. Месяцы недосыпа, слежения за её медикаментозной терапией и посещениями психолога, холодная постель... Самые долгие дни моей жизни, самые разные мысли. Но я был готов на всё ради неё.

Кто бы мог подумать, что я сам, по доброй воле, вернусь мысленно к тому разговору? Что выужу подробности того утра из своей многострадальной памяти лишь для того, чтобы отыскать решение. Мне казалось, я смог нащупать его, почувствовать, и абсолютно всё внутри меня буквально вопило против, твердило, что это не выход, что так нельзя, что я поступаю неверно, нечестно, за её спиной... Но я не знал, как сказать ей об этом, как убедить в необходимости подобного шага как последнего шанса на вытягивание из трясины депрессии.

Я вцепился в свою идею словно за единственный шанс, понимая, что после того, как это случится, наша семья уже не будет прежней. Бессонными ночами, проведёнными на диване в нашей гостиной, общаясь с одним человеком, который давно практиковал подобные отношения, я набрался смелости, и поделился своей проблемой.

Кажется, он не был удивлён — он сам пришёл к такому виду отношений после того, как их с женой брак перетерпел пятилетний кризис. Мне же не хотелось ждать настолько долго.

Именно он рассказал мне о Клубе. Месте, где собираются подобные единомышленники, вечером — сначала разговор, общение, непринуждённое времяпровождение за бокалом вина, чтобы иметь возможность выбора, понимания, нужно это вам или нет в данный момент, мимолётное знакомство с новыми людьми и, конечно, возможность уйти в любой момент, но после наступления часа Х этот благородный с виду старинный особняк в центре Москвы превращался в настоящую колыбель греха.

В Клубе, конечно, состояли не только семейные и не семейные пары, правда, одиночками были в основном мужчины, но и они встречались не так часто. Лишь несколько условий — платное членство, никаких имён, соблюдение вечернего дресс-кода, строгое соблюдение установленных правил. Я согласился прийти, когда он пригласил меня на так называемый «День открытых дверей Клуба», когда постоянные члены Клуба имели право привести с собой для своеобразного ознакомления ещё одну пару, и мой неожиданный новый знакомый пригласил нас.

— Через месяц будет День открытых дверей. Может, вам стоит прийти и попробовать? — прочёл я как-то вечером, и закрыл Скайп.

Долгих три недели я вынашивал эту мысль, жил с ней, привыкал, ничего не объясняя моей благоверной толком, поскольку та трусливая часть меня, что жила лишь страхом её нового срыва, решила оставить всё при себе. Я мало спал, мало ел, постоянно поддерживал её, относил на руках в ванную, следил за ней во время её сна, обнимал и прижимал к себе, если ей снова снились кошмары и она кричала... Я просто больше не мог видеть её такой — измученной, истощённой, бледным призраком себя прежней.

Я не знал, что именно возымело эффект — моя ли поддержка, психотерапия или таблетки, но примерно через две с половиной недели она стала выходить из дома — пусть недалеко, но всё же, для неё это был большой шаг по сравнению с годовым выпадом из жизни. Когда я всё-таки решился узнать её мнение о том, чтобы куда-нибудь сходить, она сидела напротив зеркала трюмо и расчёсывала свои тёмные волнистые волосы... Я запомнил её выражение лица — сосредоточенное, будто ничего, кроме этих плавных движений щёткой по волосам, не имело значения.

— Милая, как ты смотришь на то, чтобы выбраться куда-нибудь на следующей неделе?

Она повернулась ко мне — всем корпусом, и мягко улыбнулась — глаза её засияли, и в усталых чертах её так часто печального лица мелькнул образ той, прежней, так любимой мной женщины:

— Прекрасная мысль. — Заметила она. — Почему бы и нет?

И вот мы — уже на пороге, с приглашениями в руках, отпечатанных на меловой, тиснённой золотом, бумаге. Я наконец-то увидел своего виртуального знакомого с его очаровательной супругой, и пока мы стояли у бара, он улаживал дела с администратором, чтобы нас записали как его гостей. Кажется, тем, кто приводил пару, которая впоследствии оставалась в Клубе, были тоже уготованы некоторые привилегии, но я не вникал в это слишком подробно, совершенно не зная, во что выльется этот своеобразный и опасный эксперимент.

Я кожей чувствовал, как она нервничает, оглядывая зал, полный людей, как смотрит на них, как взгляд её останавливается то на одной, то другой паре посетителей. Я и сам сильно волновался — мне казалось, что вот-вот она сорвётся, и, развернувшись, выбежит из зала. Так было в самые первые месяцы её закрепощения, и я был морально к этому готов, но это было бы шагом назад для неё, ведь в последнее время она так хорошо продвинулась...

— Что это за место? — она прижалась ко мне, и я смешался, не зная, как ей сказать, только на помощь мне пришёл мой виртуальный знакомец, буквально втаскивая нас в самую гущу толпы:

— Клуб по интересам. — Улыбнулся он. — Что-то вроде общества филателистов. — Она лишь усмехнулась в ответ на это замечание:

— Никогда не думала, что какие-нибудь филателисты могут быть такими любителями помпезности. — И я расслабился, понимая, что если меня и ждёт повторение пройденного, то точно не сейчас.

Мы общались, моя любимая супруга изредка шутила и много улыбалась — я не видел её такой целый год, казалось, она саму себя познавала заново, училась снова быть собой, и наблюдать, как это у неё получается, было сущим удовольствием. И до самого начала часа Х я уже не бы уверен, что дойду до конца, мне казалось — мы поговорим и уйдём, и больше ничего не понадобится.

Но я заметил, как один молодой человек смотрел на неё, раздевая её глазами, он был в светло-сером костюме, лиловой рубашке и галстуке чуть темнее тоном, он стоял напротив нас, и смотрел, смотрел на неё... Интересные черты лица, крепкое телосложение, высокий рост. Любопытно, ей бы мог он понравиться? Заинтересовалась бы им она, будучи в таком состоянии? Выбрала бы она именно его, даже если бы он не попытался заигрывать с ней? И хотел бы я этого на самом деле? Чтобы он раздел её, чтобы ласкал, и чтобы я точно знал обо всех его действиях, присутствовал при этом? Или же мне будет лучше уйти, чтобы не смущать её лишний раз своим присутствием?

Даже когда фон её сегодняшнего прекрасного настроения несколько снизился, я ещё колебался в своём решении, смотрел на людей вокруг, что понемногу расходились или оставались в зале, но в полутёмных углах уже можно было различить, как работает истинное предназначение Клуба, вся его суть, изнанка, ядро... Час Х настал, открыли второй и третий этаж с номерами. Этого нельзя было не заметить, и от внимания моей благоверной это тоже не ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх