На её месте. Часть 1

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 5 из 10

что последует за этим мимолётным знакомством — его продолжение в иной плоскости, или обычная беседа. Не то, чтобы я боялся рассказать ей о моём новом опыте — я знал, что она поймёт меня, но мне почему-то хотелось оставить его при себе, чтобы вспоминать об этом временами, воспроизводить в памяти, оценивать своё поведение, смаковать мгновения своего то ли падения, то ли триумфа — смотря что меня ждёт дальше.

Было необычно вот так изучать друг друга. Что-то же заставило меня безмолвно пойти с ним, что-то толкнуло в его опасные объятия, что-то было в нём притягательное, манящее, порочное, страстное, я просто на каком-то метафизическом уровне ощущал, как кровь кипит в его сосудах от сводящего с ума желания. Ему, возможно, очень хотелось коснуться меня... Раздеть, почувствовать вкус моей кожи... Я был таким человечным, настоящим, уязвимым перед ним, в то время как он будто сошёл со старинных гравюр, изображавших либо знать, либо строгих кардиналов-инквизиторов, которых давно нет в живых, но эта его особенная выправка наводила на мысли об их воскрешении в его странной, немного отстранённой, личности. Тонкие пальцы его обхватили левое запястье — он снял часы на кожаном ремешке, отложил их на трюмо, пригладил волосы ладонью, и его близнец в зеркале сделал то же самое.

— Сядь. — Он указал жестом на кровать. Медленно, словно во сне, я повиновался, опустившись на самый край этого необъятного ложа.

Он тоже садится, но чуть поодаль — боится спугнуть меня, хищник, боится оттолкнуть одним неверным движением, наверное, его чем-то забавляет наблюдение за мной. Но действительно — один лишь его взгляд, фраза, жест, и я был внутренне готов встать и уйти. Напряжение сковывало меня, парализовывало, возможно, подсознательно я только этого и ждал — срыва, момента, когда давящая атмосфера меня пересилит.

Только он всё не наступал — этот момент. И мне совершенно не за что было зацепиться, ведь он был на редкость осторожен и крайне деликатен, непринуждённо предложив мне бокал вина, так что я бы оскорбил его, если бы отказался.

— Возьми, — даже его обращение на «ты» совершенно не смущало меня с самого начала, и я спокойно принял бокал из его рук, уняв своё нервное сердце, — это херес. Думаю, тебе понравится.

Терпко-сладкая, холодная, янтарная жидкость спиртовыми парами ошпарила язык, теплом прошлась по нёбу, и ручьём чистого удовольствия протекла по гортани... Ненавязчивый, медово-виноградный привкус ощущался на губах, и я неспешно облизал их, уже потом заметив, как мой сегодняшний знакомец смотрит на меня.

— Как ваше имя? — сказать ему «ты» не позволило ни воспитание, ни сама ситуация в целом, поэтому я остался верен этикету. Он удивлённо приподнял угольно-чёрные брови:

— Разве это имеет значение?

«Вряд ли», — подумал я, но всё-таки промолчал, отпив ещё хереса. Что значат тут имена, если наутро их сразу забудешь, потеряешь в откровенности ощущений такие простые сочетания букв, что они уже не будут иметь никакого значения, тем более здесь, где название тебя — лишь выдуманная тобой же формальность. Свою ценность имеют лишь чувственные ощущения и сам партнёр. Так что какое мне дело было до его искусственного имени? Главное, что в данный момент мы здесь, и, не зная ничего друг о друге, переступим черту, нарушим воображаемые границы, и я... Что же будет потом?

Мне, на самом деле, хотелось спросить очень многое. Вопрос «Как это будет?» в списке стоял одним из первых. Я не знал толком, как вести себя с ним, и никак не мог успокоиться, мысли рассредотачивались, тревога усиливалась, от волнения и алкоголя даже немного закружилась голова. Почему же он сам не задаёт мне вопросов? Делает вид, что всё обо мне и так знает, или что ему всё это безразлично? Или же ему действительно всё равно, по той же причине, что я описывал выше? Здесь нет места формальности, в этих стенах царствует исключительно страсть, которой вся низменная, бытовая чепуха и вовсе ни к чему.

— Я рад, что ты пошёл за мной. — Он снял пиджак и небрежно кинул его на софу к остальным вещам. Его голос негромок, но я отчётливо расслышал каждое слово. Это признание породило новое волнение внутри меня.

Если он надеялся таким образом ещё раз поразить меня своей искренностью — у него это получилось, я сидел и раздумывал над этой информацией, недолго, правда, но зато весьма крепко.

Я понимал, конечно, к чему он клонит и чего от меня хочет, было абсолютно ясно — он привёл меня сюда не беседы вести, и я, молчаливо принимая его приглашение, невольно дал ему повод считать, что у нас с ним может что-то быть. Но эта его фраза весьма двусмысленна — она могла бы означать как то, что он рад, что я согласился быть тут с ним, так и то, что он понимает, что я сбит с толку и смущён, но всё равно благодарен мне за то, что я не отверг его приглашение. Странно с его стороны говорить об этом, упоминать, будто за какие-то мгновения моё согласие возымело какой-то вес. Мы даже не знаем имён друг друга, а в следующий раз не узнаем и лиц, если вдруг снова встретимся в этих полутёмных залах. Здесь всё — мимолётность, отсутствие постоянства, реальная игра с собственным вожделением. И я, здесь. С ним. Непонятно зачем.

Любопытно, где его жена, если он женат? Здесь ли она, или осталась дома в этот вечер, и какая она? Наверняка какая-нибудь ослепительная рыжеволосая бестия, темпераментная, как и, подозреваю, её муж, и так же, как он, любящая разного рода изыски. Иначе бы они сюда не пришли, им бы просто хватало друг друга.

Он радовался моему здесь присутствию, а мне, наоборот, снова хотелось сбежать. Поскольку я хорошо чувствовал, что обратной дороги, как в случае с моей супругой, уже не будет, если я задержусь здесь ещё на пять минут. Я не понимал толком, как отношусь к этому, но по-прежнему молча наблюдал, как он касается горлышка бутылки вина пальцами. Я уже не мог встать и уйти, ведь обратной дороги не было, время безжалостно отсекло все пути моего возможного отступления. Но что мне тогда делать? Плыть по течению? Похоже, ничего другого не оставалось.

— За нашу встречу. — Он подлил мне ещё хереса и, подняв свой бокал, коснулся им моего. Негромкий звон хрусталя растворился в воздухе.

Я поймал себя на мысли, что мне в самом деле интересно разглядывать его. Он хорошо вписывался в этот интерьер — холодный, как его глаза, немного мрачноватый, как его одеяние. Он изучал меня в ответ — скользил взглядом по моему лицу, выступу адамового яблока, к плечам, прессу, бёдрам... Меня всё ещё мучила назойливая мысль о том, что сегодня будет, и будет ли вообще что-либо, но теперь интерес пересиливал мой страх. Какой же он — секс с мужчиной? Жёсткий, эгоистичный, ласковый, чувственный? Я понимал, что все люди разные, но вот как это будет с... ним, как именно он поступает обычно? Я вдруг с удивлением понял, что вопрос о том, будет ли это вообще, в моей голове отпал как-то сам собой. Любопыство уже гнало меня по узкой тропинке неизвестности.

Надо заметить, что я мне не попадалось гомосексуальное порно, и интереса я к нему как такового не испытывал, но подобная сцена всё-таки однажды разыгралась на моих глазах, правда, не полностью. Супруга попросила посмотреть с ней на одну любопытную оргию, я всегда был противником подобного, но она в конце концов меня уговорила. Я пошёл за ней в просторную открытую залу второго этажа. У арки уже столпились, но я смог пробиться вперёд, чтобы жене было всё видно. Она взяла меня за руку, и я почувствовал, какой влажной была её ладонь — она очень волновалась. В зале было семеро: молодая женщина, уже обнажённая — из одежды только чёрные туфли и длинная нить розового речного жемчуга, лежала на кровати, запястья и щиколотки её обхватывали плотные кожаные браслеты с металлическими кольцами, через которые проходила толстая железная цепь, что крепилась к кованому изголовью так, чтобы движения жертвы были ограничены, и ноги были широко разведены, а во рту её был кляп; четверо мужчин — голых по пояс, в чёрных брюках и чёрных ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх