На её месте. Часть 1

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 8 из 10

незнакомец находится рядом со мной. Наклоняется ближе, обдаёт тёплым дыханием мои губы, согревая лепесток розы между нами, и в какой-то момент вместе с ним язык змеёй скользит внутрь, поцелуй выходит с привкусом розового масла, слегка щиплющего язык, мы сминаем, трём несчастную жертву страсти, боремся друг с другом или с собственными желаниями, пока я судорожно не глотаю, и слизистую мою не обдаёт новой волной цветочного запаха... Секунда — и он покидает меня так же внезапно, как и начал, и я чувствую себя почти осиротевшим без ощущения его присутствия рядом.

Шаги по комнате, шелест... Лежу молча, не задавая лишних вопросов — мне не хочется вывести его из себя, мне почему-то кажется, что в гневе он неуправляем, хотя вопросы у меня есть, они весьма глупые, поэтому я предпочёл отмолчаться, чтобы заострить всё возможное внимание только на самом процессе.

Наверное, он раздевался — сосредоточенно, размеренно, я попытался представить себе это, вызвав в памяти его образ, но у меня ничего толком не получилось — я не мог сосредоточиться на чём-либо, кроме самого звука как такового, воображение моё давало ощутимый сбой, и я подумал, что это очередное препятствие на этом тернистом пути, которое будет нужно преодолеть.

Время тянулось, словно расплавленный швейцарский сыр с картин того же Дали, и я, кажется, задремал, но меня сразу вывело из сна прикосновение к мой груди... Снова соски — любил же он играть с ними и пальцами, языком, губами, а когда он слегка сжал один зубами и слегка потянул вверх, я не сдержал стона.

— Больно? — удивился он. Но я лишь смог покачать головой.

Он изучил моё тело с головы до пальцев ног, и когда он целовал мои бёдра, я думал, что сейчас взорвусь от напряжения — так успел он возбудить меня мучительной неизвестностью, своими касаниями, но моё сознание и представить себе не могло, что это всё лишь начало. Он коснулся пальцами ствола моего члена, отчего я вздрогнул и чуть дёрнулся навстречу, я чувствовал, что он приблизился к нему губами — близость его дыхания дразнила, щекотала нервы, но он медлил, изучал — обхватив ладонью член, потянул вниз, обнажив от крайней плоти чувствительную влажную головку, слегка подул на неё, желая, наверное, охладить мой пыл. Но я только возбудился сильнее, находясь в его умелых руках.

Я жду. Он касается губами пунцового бутона, целует взасос, языком слизывает капли смазки, и берёт в рот... Плавно, до основания, я чувствую тепло и влажность рта, нежность губ, давление языка на бугры вен. Мне приятно до безумия — он умеет доставить удовольствие, и в тишине нашего временного пристанища я слышу лишь его сосредоточенное сопение и свои невольные полу-стоны — несдержанные, резкие, и, как я подозреваю, нравящиеся самому моему спутнику. Он, тем временем, ласкает языком мошонку, не забывая и о члене, вызывая у меня всхлипы, я прогибаюсь навстречу, и очень хочу кончить, но он останавливается в самый кульминационный момент, и я разочарованно вздыхаю, откидываясь обратно на подушки. Я не вижу его — это раздражает, я не могу понять, о чём он думает, что он сейчас делает, тем не менее, он рядом — я чувствовал это.

Поцелуй — глубокий, долгий, вкус его губ опьяняет, и моё сознание неотступно следует за ним, уплывает от меня, я ослабляю контроль над собственными действиями. Горячая ладонь на моём прессе, языком по шее, ласковый шёпот:

— Мне нравится вкус твоей кожи.

Он соблазняет меня, он подставляет себя под мои губы, и я сам пытаюсь скользнуть по его телу, он прижимается ко мне, и я чувствую его мускусный запах, запускаю ладонь в его волосы, языком скольжу по его верхней губе, он чуть продвигается вперёд, и мы снова сливаемся в поцелуе... Сплетение наших тел — его рука на моём члене, его колено вынуждает раздвинуть ноги, он жаркий, наступающий, его влажная бархатистая кожа скрипит под подушечками моих пальцев, и от всего этого я словно лишаюсь опоры, перед закрытыми глазами плывут цветные пятна, и среди этого хаоса очень трудно различить что-либо, поскольку все пять чувств слеплены в один, казалось бы, неразделимый ком. Он целует меня, ласкает, просит повернуться на живот, потянув слегка за мочку моего уха, и мне становится невыносимо душно в этом обжигающем шёлковом пурпуре, я чувствую, как по моей спине бисерными каплями стекает влага. Он снова надолго замолкает, разговаривая со мной лишь на языке тела, и я вновь слышу лишь его дыхание — частое, горячее, на моём затылке, затем — на моей спине, ладони на бёдрах... на ягодицах... Вздыхаю, дёргаюсь — мучает, мучает отсутствие возможности его видеть, мучает невыносимая цветастая темнота, но при этом я настолько хорошо чувствую всё, что он делает со мной, что это открытие захватывает меня. Каждое касание играет новыми оттенками, рецепторы теперь сверхчувствительны, они воспринимают мою временную слепоту иначе, им она больше помогает, чем отвлекает. Я постепенно привыкаю чувствовать его буквально каждой клеткой кожи, привыкаю к пустоте перед глазами, и она становится моим неожиданным союзником, помогая видеть всё так, как мне хотелось бы. Ноги мои раздвинуты, он сам кладёт меня так, как ему удобно, положив под меня подушку:

— Извини, смазки нет, — говорит буднично и ровно, только от тембра его голоса я будто проваливаюсь в объятия покоя, чувствуя непонятное, непостижимое доверие, — но есть кое-что получше.

Он раздвигает мои ягодицы, и я ощущаю его дыхание на коже, совсем рядом... О, нет, влажность его длинного языка касается моего ануса, щекочет, ласкает — осторожно, будто боится оттолкнуть меня, и я действительно сжимаюсь сначала, почти уже подавшись назад, отпрянув, но его движения постепенно расслабляют меня, разминают, моё сердце бьётся уже не так неистово, я глубоко выдыхаю, и тут же ощущаю давление, и небольшую боль. Он вошёл в меня пальцем, и от второго, менее мягкого движения во мне, я всё-таки дёрнулся. Заметив это, он произнёс:

— Не думай ни о чём, доверься мне.

Я не мог передать словами, что ощущал, но мне было странно оказаться в итоге в его игре, он участил движения, жжение немного усилилось, он методично подготавливает мой анус для второго пальца, и я пытаюсь вжаться в матрас, когда он нетерпеливо входит сразу двумя пальцами. Сцепив зубы, стенаю сквозь них, терплю, но он всё равно замечает мой дискомфорт:

— Слишком резко, да? — киваю, он гладит меня по спине. — Прости... скоро будет легче.

Легче стало лишь минут через десять, когда я позволил себе, наконец, расслабиться и успокоиться. Неясное, противоестественное доверие к моему неожиданному любовнику пересилило всякую боль. Когда я начал тихо постанывать, ощущая внутри себя его пальцы, он сразу остановился.

— Подожди немного.

Он вышел из меня — стало проще. Встал, я слышу шорох ткани, его шаги... Чувствую какое-то движение, судя по скрипу кровати — он снова укладывается рядом. Наверное, что-то шло не так, и он решил подкорректировать сценарий действия.

— Иди сюда. — Слышу его голос поблизости, потихоньку начинаю двигаться к нему — наощупь, упираюсь рукой о его колено, и он останавливает меня, обхватив моё запястье:

— Медленнее, — вкрадчиво говорит он, — я перед тобой. Изучай.

Чуть дрожащими руками я провожу по его бёдрам, наклоняюсь чуть ближе, чувствую запах его кожи... Так странно не видеть его, когда он весь — передо мной, но мои пальцы срисовывают карту его тела, легко касаясь его, неуверенно, будто я боялся, что он разобьётся от моего неверного движения. Тогда он повёл меня сам, взяв меня за запястье, провёл от груди до бедра, и я понял, что он хотел моей смелости и моего любопытства, он ведь не статуя, он был живым. Я, кажется, становлюсь решительнее, и мои губы осторожно касаются его плеча, шеи... Я слышу, что он ухмыляется, но не даёт ценных указаний, никак не комментирует мою нерасторопность, и это меня устраивает. Если бы я вnbsp; я обязательно сниму её, но только тогда, когда посчитаю, что ты к этому готов. идел его, мне было бы проще, но я двигался по наитию,...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх