Эльза

Страница: 1 из 4

Главный герой начинает свой рассказ утром, на балконе пятого этажа обычной панельной девятиэтажки в одном из небольших городов нашей Родины. Зачем он вышел на балкон? Он смотрел на рассвет. Напротив между двумя пятиэтажками был проезд, и через него виднелись деревья, накрывающие кронами крыши гаражей и одноэтажек, а ещё дальше — синеватая дымка и поднимающийся шарик солнца. Дул прохладный ветерок, но ничуть не хуже, чем зимой. На дворе конец мая и есть все шансы, что днём станет тепло, даже жарко.

Он ждал. На соседнем балконе, с типичным звуком открывания ссохшейся створки и дребезжанием в раме оконного стекла открылась дверь, раздалось короткое шарканье плоских стоптанных тапочек. Солнце поднималось выше. На горизонте воздух становился прозрачнее, небо насыщалось теплыми красками. От соседа завоняло табаком.

Главный герой терпел. Он умел терпеть. И любил ждать. В этом была своя прелесть — знать, что ожидание не напрасно. Ветерок сдувал табачный дым, так что его уединение нельзя было назвать нарушенным или испорченным. Он продолжал смотреть на восток, между домов, в окнах которых стали чаще двигаться шторы и открываться форточки. Он смотрел на солнце. Или туда, откуда оно поднималось. Сосед докурил и снова хлопнул дверью, табачный дым оседал под окна, растворяясь в чистом пригородном воздухе.

С улицы донесся шум, где-то внизу завелась машина и вскоре выехала из двора. Розоватый шарик сменил цвет на желтый, нижний край солнца полностью выглядывал из-за леса, который стал более насыщенных, темно зеленых оттенков. Теперь различались крыши частного сектора в двух кварталах впереди. Вдруг, не далеко, прямо под лучами солнца, в дальних дворах между одноэтажек и садовых деревьев, что-то на самый краткий миг вспыхнуло, словно вспышка фотоаппарата или искровой разряд.

Главный герой немедленно развернулся и вернулся в комнату. В то же время, на северной окраине квартала, в кухне на восьмом этаже, кто-то встал из-за стола, который был в плотную пододвинут к подоконнику, и двинулся к выходу из квартиры. Через короткое время наш главный герой быстрым шагом двигался по двору в сторону проезда, через который он наблюдал за восходом сорок семь с половиной минут. Серые летние брюки и тонкая рубашка были не самой удачной одеждой, солнце не проникало во двор, и холодное майское утро пыталось компенсировать недостаток солнца, забирая человеческое тепло, но его у героя было с избытком. Следом за ним, из первого подъезда соседнего дома вышел худой коротко стриженый мужчина средних лет в легком демисезонном пальто. Он вышел из подъезда ровно в тот миг, когда главный герой скрылся в проходе между пятиэтажек. Мужчине не пришлось бежать. Он пошел параллельным курсом, огибая пятиэтажку с другой стороны, и уже через несколько секунд увидел молодого парня в светлой рубашке и брюках, который широкими шагами, чередующимися с прыжками через бордюры и участки газона, двигался в сторону гаражей и частного сектора.

Чтобы от него не отстать, мужчине пришлось хорошенько поторопиться, от чего мышцы требовательно, в свойственной им манере — с болью и негодованием, напомнили, что он и так вчера целых шесть часов был на ногах, зачем-то стаптывая новую итальянскую обувь об асфальт большого города. Еще с десяток быстрых шагов и он перешел дорогу и двинулся через стоянку, перепрыгивая через низкий заборчик охраняемой территории. Рисковать было нельзя. Весь вчерашний день он пробегал за этим длинноногим, чтоб ему пусто было, молодчиком, и потерять его сейчас в гаражах и садах частника, когда он в каких-то тридцати шагах было не позволительно. Рысцой пробежав до следующей дороги, он увидел, как парень скрылся между светлым каменным забором коттеджа и огородом почерневшего от времени деревянного дома. Еще один прыжок через ограждение стоянки, быстрая перебежка поперек пустой утренней дороги до старого красного жигуленка, который судя по слежавшейся резине здесь зимовал, и мужчина осторожно шагнул на ту же дорожку между заборов.

Парень шел спокойно, размеренным длинным шагом, не оглядываясь. Их разделяло около ста метров. Неужели он так быстро ходит? Длинным, но спокойным, насколько это было возможно, шагом мужчина двинулся следом, окидывая взглядом окружающие дома. Пройдя забор с коттеджем, он вышел на земляную тропинку, приостановился, посмотрел в спину парню, его рубашка немного выправилась из-за спины, потом по сторонам, потом обратно. Парень пропал. Мужчина побежал, сначала медленно, потом все быстрее, ещё быстрее. Он старался бежать на носках, икры отвечали ему тугой тянущей болью, внезапно каблук его туфлей громко цокнул о камень, он сменил бег на шаг, дошел до места, где пропал парень. Справа стоял большой деревенский дом, перед крыльцом краснела крашеная лесенка и маленькая скамеечка, вдоль тропинки стоял кривенький заборчик, за которым стояла высокая малина с проклевывавшимися листиками. Калитка была закрыта. Слева за таким же забором и такой же малиной скрывался более старый или просто менее ухоженный приземистый дом, справа от дома была высокое дерево черемухи, за ней виднелась баня, а перед баней стоял он. И ещё она.

Он обнял её так сильно, как мог, но и она обнималась от души, с явным удовольствием пытаясь сломать ему ребра. «Её губы можно целовать вечно» — подумалось ему. «К его телу я хочу прижиматься круглые сутки» — подумала она. И оба были правы. Её поцелуй останется с ним навечно. Он будет помнить его и через восемьдесят лет, как помнят первый страстный поцелуй своей возлюбленной. И она прекрасно знала, что они расстанутся всего через сутки, но эти сутки надо провести незабываемо.

Они вышли вместе через ту же калитку, через которую пару минут назад он примчался ей на встречу в легкой рубашке. По тропинке было не удобно идти обнявшись, поэтому они просто держались за руки, стараясь не отрываться друг от друга ни на минуту, и быстрым шагом двинулись обратно.

— Знаешь, я сегодня утром нарвала свежих цветов и подарила их маме. Она так растрогалась. Она не знала о моем цветнике

— Здорово, как у тебя получилось сохранить это в тайне?

— Я их разместила на заднем дворике в таком сарайчике с прозрачной крышей. Когда-нибудь я тебе покажу

— Было бы здорово!

— Я думаю, у нас всё получится

— Надеюсь!

— Правда, я специально спрашивала, кажется, есть все шансы

— А как мне быть, что делать, чтобы?..

— Не знаю, не думай об этом. Придет — само все решится

Они дошли до его многоэтажки. Солнышко уже заглядывало во двор, освещая бетонные ступеньки подъезда. Когда он открывал домофон, то почувствовал, как она прижималась к нему, словно стараясь согреть промерзшего от утреннего холода. Они вошли в подъезд, и доводчик помог им скрыться от мужчины, не спеша продвигавшегося тем же параллельным курсом, которым он преследовал нашего главного героя. Мужчина был далеко, он только что вышел из-за стены пятиэтажки, но он не сомневался, куда пара направилась. И он был в замешательстве.

Они целовались стоя в прихожей. В слепую скинув обувь, они прошли по коридору до кухни.

— Я очень-очень хочу пить

— Я догадываюсь, — ответил он, улыбаясь. Он проследил, как она в один миг отыскала на неизвестной ей кухне железный чайничек с водой, налила себе в детскую эмалированную с простыми красными и голубыми цветочками кружку воды, и жадно выпила. Потом ещё одну кружку.

Он смотрел на неё и не мог налюбоваться. Обворожительный профиль, тонкая шея, молодая кожа, длинные прямые волосы. Когда она отставила кружку, то он обнял её правой рукой, прижимая левой грудь. Не отрываясь от страстных губ, он на ощупь расстегивал её белую блузку, а она его рубашку, спустя миг, он ощутил её горячие ладони на солнечном сплетении. В комнату идти не хотелось, и его руки решительно двинулись по ложбинке спины к застежкам юбки. Её руки без всяких церемоний расстегнули брюки, которые тут же свалились на пол. Освободившись от одежды, они устроились на краю кухонного стола, от любимой девушки исходил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх