Игры Белоснежки

Страница: 4 из 6

сползаю с Майи в сторону, на другую половинку кровати. Расслабление внизу, но обида и злость на себя в душе. Первый секс завершился ничем. Готов расплакаться. Почему я такой неудачник?

Лежу на боку в убитом состоянии и чувствую, как Майя гладит меня по голове. Так делала Оля, когда мне было грустно. Майя целует меня в щеку. Жалеет. Что ж, хоть ее жалость я смог получить.

— Почему ты согласилась на секс со мной? — вырвалось у меня.

— Потому что я человек, — спокойно отвечает она. — И хочу, чтобы ты жил.

— О чем ты? — переспрашиваю я.

Майя приподнимается на кровати на локти. Совершенно серьезно говорит:

— Стас рассказал мне... что ты хочешь меня.

Еще как!

— ... И что если я не пересплю с тобой, — продолжала она, — ты покончишь жизнь самоубийством. Что у тебя такая навязчивая идея. А Стас хочет тебя спасти, он уговорил меня... Я не могу допустить, чтобы из-за меня кто-то погиб... Влад, не делай глупостей, прошу тебя.

Я чуть с кровати не упал, услышав эту чушь от Майи. Ах вот оно что. Встаю на ноги, надеваю очки, застегиваю ширинку. Не обращаю внимание, что там мокро. Я разозлен. Стас!...

— И ты не поняла? — обращаюсь я к Майе.

— Что я должна была понять, Владик? — недоуменно отвечает вопросом она.

— Что это все вранье... Про самоубийство, все ложь. Кроме одного.

Майя переваривала услышанное. Ее глаза хлопали в такт мыслям.

— Кроме чего? — спросила девушка.

Любуюсь ее пока еще голым телом. Я не получил его целиком, но теперь это уже не имело значения. Есть вещи более важные.

— Кроме того, что я люблю тебя, — вымолвил я и вышел из комнаты. Надоело держать свое чувство в себе. Стресс помог мне выплеснуть его наружу. Маленький очкарик-гномик признался красавице Белоснежке в своей любви. Сказка окончена.

В соседней комнате сидел Стас. Он ждал меня.

— Ну что, малыш, получил свое? — слышу от него.

Я смотрел на него с презрением.

— Зачем ты так? — жестко спросил я.

— А что? Тебе не понравилось? — с иронией уточняет он.

Но я не обращаю на нее внимания.

— Почему ты такой, Стас?

Он тем временем берет в руки мой ноут. Терпеть не могу, когда без меня в него лезут.

— Одна сторона обязательства выполнила, — объявляет Стас и открывает комп. — Теперь дело за второй. Извольте предоставить за удовольствие расчет.

Вставляет флешку, находит известный ему файл. Начинает качать, я не мешаю ему. Пусть подавится. За спиной появляется уже одетая Майя, наблюдает и осмысливает картину.

— Файл я, естественно удаляю, — констатирует Стас, убедившись, что «Белоснежка» сохранилась на его флешке. — Лишние копии мне, как автору, в чужом компе ни к чему.

Он отдает мне ноут. Моей программы на нем уже нет. Стас выглядит веселым, даже торжественным. Майя ничего не понимает.

— Теперь доволен? — холодно спрашиваю.

— Ага, — улыбаясь, кивает Стас. — Как и ты, чувачок. Как она тебе? — он кивает в сторону Майи.

Я иду в коридор, обуваюсь. Чувствую холод этой квартиры. Пора навсегда ее покинуть.

— Ты спросил, какой я? — слышу я вдогонку от Стаса. — Что ты имел ввиду?

— Я имел ввиду, почему ты такое дерьмо, — сухо ответил я, и захлопнув дверь, спускаюсь вниз. В неоднозначных чувствах прихожу домой. Олечки нет, она еще на работе. Что это за работа, с которой сестра приходит поздно, порой под утро? Парня у нее на данный момент не было, этого она не скрывала бы от меня. Я не лягу спать, пока не дождусь ее, сегодня она как никогда нужна мне.

Оля приходит глубокой ночью. В черном коротком платье, ярко накрашенная, она выглядит настоящей красавицей. Любой мужчина позавидовал бы мне. Самая близкая для меня женщина. Еще одну девушку я хотел сделать близкой, но не получилось. Наверно, кроме создания компьютерных программ мне ни в чем не добиться успеха.

— Ну что? — участливо спросила она.

Я все рассказал ей. Даже про свой неудачный финиш. Она успокаивающе улыбнулась.

— Мальчик мой, так бывает. Ты просто перевозбудился.

Она обнимает меня, целует в щеку. Ласки сестры успокаивают раненное сердце, и я прижимаюсь к ней, зарыв лицо в белых волосах. Они натурально светлые, а не крашенные, как у Майи. Запах Олиных духов, смешанный с естественным ароматом женского тела, пьянит меня и заставляет забыть о всех неприятностях. Потеря друга компенсируется близостью любимой сестры. Подростки с моей судьбой так нуждаются в том, чтобы их любили.

Тут Олечка снова целует меня. В губы, как тогда. Неожиданно для себя не сопротивляюсь и отвечаю на этот, уже второй поцелуй за день. Губам хорошо. Она идет дальше и запускает руки мне под футболку, гладит по спине. Мурашки проходят по телу, она прижимается ко мне грудью, теплой даже сквозь тонкое платье, и я ощущаю волнение, такое же, как и Майей. Это ново и странно для меня, я никогда не возбуждался на Олю, хотя и приходилось ее видеть полуобнаженной часто. Ведь мы жили вместе. Но сейчас все происходило по-другому, будто кто-то убрал, устранил барьер между нами. Снова отмечаю нешуточную эрекцию. Она замечает ее. Отрывает губы и шепчет:

— Идем...

Мы оказываемся в ее спальне. Она садится на кровать и снимает с себя платье. Голое тело в одних черных трусиках блестит во мраке комнаты. Как же красиво и эротично! Ни один компьютер не создаст подобной картины. Глубокая ночь делает интимную прелюдию более очерченной, тяжело дышу от возбуждения и отмечаю Олечкин горящий взгляд. Она меня хочет! Сейчас я получаю вторую в жизни сексуальную попытку.

Стаскиваю с себя майку, освобождаюсь от брюк. И очки — предмет насмешек в детстве, занимают место на столике. Я раздет и готов к продолжению. Ложусь на кровать рядом с Олей. Мы обнимаемся, и она подтягивает меня наверх. Я ловлю ее мысли и занимаю нужную позицию. Чувствую, как сестра спускает мне трусики и берет в руку эрегированный конец. Я готов застонать от прикосновения ее рук. Она подо мной, с разведенными в стороны ногами, одной рукой обняла за торс, а другой аккуратно, трепетно потянула к себе вниз мой член. Он уперся во теплую мягкость ее женского тела и за секунды оказался внутри. Ловлю взглядом ее закатившиеся глаза, а член, охваченный горячей плотью, ловит наслаждение. Сестра стонет, когда я, поддавшись вперед, завожу его глубоко вовнутрь.

— Да-а-а... — шепчет она, а я целую ее мокрые губы и продолжаю толчки. Руки возбужденно гладят ее грудь и попочку, Оля делает встречные движения, выталкивая меня на новую вершину удовольствия. Смотрю вниз и еще больше завожусь от вида ее дырочки, распираемой моим концом. Трения двух близких тел... Я ускоряюсь, и слышу от нее:

— Глубже, Владик... еще...

Выжимаю из себя все, что могу, стараясь доставить сестре удовольствие, ее стоны вселяют в меня уверенность, что ей, как и мне, хорошо. Она прикусывает губу, когда я резким толчком вогнал член на максимум его длины. Я отмечаю, что мои стоны становятся громче, и снова приближается то, что было сегодня с Майей. Конец напрягается, словно ток проходит по нему, и волна семени, высвобождаясь, втекает сестре во влагалище. В глазах потемнело, а тело охвачено приятной истомой.

Оля не отпустила меня. Обхватив еще плотнее, она стала делать толчки снизу, каждый подтверждая стоном, переходящим в крик. Я, разбитый удовольствием, практически не помогал ей, когда она жестко заталкивала в себя еще напряженный член, плотно сжав меня ногами. И в тот момент, когда эрекция уже начала падать, я ощутил, как она замерла, еще крепче прижалась ко мне и протяжно застонала... Мы обнялись и замерли оба, отдавшие друг другу все, что у них было. До капельки. Последняя капля стекла с моего конца, когда я его вытащил.

— Тебе было хорошо? — спросил я, когда мы продолжали лежать в постели.

— Ты умничка, — ответила Олечка, улыбнувшись и чмокнув меня в губы. — Но в следующий раз, когда почувствуешь начало оргазма, вытаскивай. А так, быстро учишься.

— Что ...  Читать дальше →

Показать комментарии (35)

Последние рассказы автора

наверх