Игры Белоснежки

Страница: 5 из 6

толку то? — опять меланхолично заметил я.

— Брось комплексовать, Владик, — уверенно говорит сестра. — Скоро любой девчонке будет за счастье встречаться с таким, как ты. Ты умный, талантливый и красивый.

— Красивый? Да ладно, — реагирую на ее утешения.

— Точно-точно. Просто растешь и развиваешься телом медленней сверстников. Будешь высоким как отец, он рассказывал, что тоже поздно вырос. — И добавила. — Еще хочешь?

Хотел ли я Олечку? Даже не ответил, лишь потянул ее голое тело к себе.

— Погоди-ка, — останавливает меня она. — Давай вот так.

Она вдруг наклоняется ко мне, прямо к паху. Берет член в свои ручки и подводит к своему изумительному ротику. Обхватывает его губами и начинает всасывать. Он входит глубоко, заставляя меня выгибаться и стонать от первого в жизни орального секса. Оля водила по нему губками и одновременно теребила пальцами яички. Волосы белым дождем рассыпались и заслонили картину. Этот минет от родной сестры был лучшим завершением ночи. Вскоре я кончил, она не дала мне его вытащить, проглотив всю сперму.

— А теперь приласкай меня, — возбужденным голосом попросила она. Я понимал, чего она хочет. Наклонился головой к разведенным ногам сестры, коснулся языком ее блестящего от мокроты влагалища, перешел к бугорку. Олечка протяжно застонала, обхватив мой затылок ладонями... За окном наступал рассвет.

... Она, по-прежнему голая, курила, усевшись на подоконнике — месте, где часто, задумавшись, проводил минуты и даже часы. Будто ждала кого-то у окна, думал я раньше. Любуюсь ее аккуратной красивой грудью, оттопыренной попкой. Волосы, белоснежные, как у героини моей программы, сбились на плечо.

— Можешь признаться, Олечка?... Кто был твоим первым мужчиной?

Мне показалось интересным задать ей этот вопрос в ночь, когда мы стали особо близки. Я не думал сейчас о морали, о том, что сексуальные контакты с сестрами в нашей среде — табу, и обо всем остальном. Я знал, что буду ломать себе этим голову завтра весь день в соответствии со своей мнительностью. Может, буду терзать себя этим грехом всю оставшуюся жизнь, а может сохраню в памяти тела как первое и самое лучшее наслаждение. Не знаю. Но сейчас сестра стала для меня кем-то еще более значимым. В конце концов, моей первой женщиной.

— Хочешь знать? — вдруг с тоном волнения и даже горечи переспросила она. Я кивнул. — Что ж, имеешь право. Ты же мой брат. — После некоторой паузы она продолжила.

— Мне четырнадцать. Мама уехала к бабушке и оставила нас под присмотром отца. Именно тогда это и произошло...

Я напрягся от такого предисловия. Неужели?... Холод охватывает мое тело.

— Отец тогда взял меня силой, — уже сиплым голосом продолжила Оля. Я не видел ее глаз, закрытых длинными волосами. — Я не сказала ничего матери, но потом это случилось еще, а потом еще... Я призналась маме, и она после скандала его выгнала. Он хотел вернуться к нам после ее похорон, ты помнишь, но жить с ним я не смогла бы.

Сраженный такой новостью, даже не знал, как на нее среагировать. Осознание боли, с которой Оля жила все эти годы, пронизало мой мозг. Факты из нашей семьи, открытые сестрой, были ужасны, но настолько личны, что никому другому я не дал бы их на осуждение. Я смог лишь подойти и обнять ее. Она всхлипывая, уткнулась мне в плечо. Если бы я мог тогда помешать отцу... Я не хочу больше называть его отцом. Даю себе слово, что никому не дам Олю обидеть. Пора, наконец-то, вырасти.

* * * * *

На следующий день я уходил из здания университета один. Стаса я старался не замечать весь день, да и он ко мне не подходил. Чему удивляться? То, что ему от меня было нужно, он получил. Уже оказавшись на аллее, слышу свое имя. Оборачиваюсь в сторону. Майя!

Она сияла свежей и какой-то необычной для себя красотой. Глаза ее светились чем-то непривычно заметным, приобретенным только сейчас. Добротой? Или мне так хочется думать?

— Прости меня, Владик, — сказала она.

— Это ты меня прости, — только это нашел я в ответ.

Но Майя знала, зачем она ко мне пришла.

— Вчера вечером я прижала Стаса, и он мне все рассказал. Про твою программу и про то, что решил ее получить... таким вот путем... Знаешь, я больше не хочу быть с ним. Благодаря тебе я поняла, что он за человек. И мне с ним не по пути. Хотя и думала, что он любит меня.

— Стас любит только себя, — добавил я.

— Хочешь погулять со мной? — вдруг спросила Майя.

Хотел ли я? Вот так вопрос.

... Мы гуляли до вечера, сидели в кафе, увлеченно общаясь на самые разные темы. Она много расспрашивает у меня про проги, технологии и прочее. Выясняется, что нам нравятся одни и те же фильмы. Отмечаю, какая она интересная девчонка, и что за яркой сексуальной внешностью скрывается пытливый ум.

— Ты очень умный, — получаю от нее комплимент, когда мы прощались у ее дома.

Меня тянет спросить, увидимся ли мы еще, когда она достала из сумки бумажку и черканула несколько цифр.

— Возьми мой телефон, и как будешь свободен, позвони.

Волна радости накрывает меня. Неужели в моей жизни наступает долгожданный перелом, и я ступил на тропу в сторону счастья. Так выражалась Олечка. Нахожу, что они с Майей здорово похожи. Конечно же, я скоро оказался свободен для Майи. За неделю мы встретились еще дважды, и однажды, когда я провожал ее с университета домой, замечаю знакомую фигурку, поджидающую нас в конце аллеи. Стас.

— Ну что чувачок, развел меня? — сходу, даже не поздоровавшись с нами, начал Стас. Я не удивлен этой встрече. Если бы мой бывший друг больше соображал в программировании, эта встреча случилась бы раньше. На следующий день, после того как он отнял у меня «Белоснежку». Стас выглядел злым. Еще бы!

— Что ты в нее пихнул? — нервно спросил он. — Программа самоуничтожилась в тот момент, когда Колобов поставил ее на тестирование.

— «Троян», — спокойно отвечаю я. — Встроенный вирус с четкой функцией.

— Ясно, — зло, сквозь зубы проговорил Стас. — Кинул меня. Я подложил тебе такую телку, а ты... Ты выставил меня идиотом.

— А ты он и есть, — сказал я. — И Майя тебе — не «телка». Извинись перед ней.

— Д пошли вы оба, — практически завопил Стас. Он распсиховался от досады. Техасский университет явно обойдется без него.

— Стас, — говорю я твердо. — Я никогда не отдам то, что считаю своим по праву.

— И кто тебя надоумил так со мной поступить? — не отставал этот хлыщ.

Тут мне захотелось ответить честно. Я не буду стесняться правды.

— Сестра, — уверенно произнес я.

Стас изменился в лице. Его физиономия расплылась в похабной улыбочке.

— Ах вот кто? — заныл он. — Сестричка Оля? Эта шалава, которую полгорода трахало за бабки?

Что за бред он несет про Олечку? Уже я в свою очередь закипаю от злости. За секунду оказываюсь вплотную к Стасу и со всей силы заезжаю ему кулаком в лицо. Он не успел увернуться, и удар, сильный, насколько я смог, пришелся ему в нос. Но этот бык не упал, а оставшись стоять на ногах, влепил мне в ответ, в челюсть и поддых. Я оказался на земле. Жадно схватил воздух, в глазах помутнело. Силен этот подонок.

— Скотина, — услышал я фразу, сопровождаемую звоном пощечины. Хоть бы Майе этот урод не дал сдачи. Пытаюсь подняться, мне помогает Майя, и наблюдаю, как Стас, потирая щеку, разворачивается и валит восвояси.

— Больно? — участливо спрашивает Майя, вытирая мне платком разбитую губу.

— Да ладно, — говорю я. — До свадьбы заживет.

Она улыбается и целует меня в щеку. Мы идем дальше, и тут она спрашивает, почему я не оставил себе копию «Белоснежки». Ведь Стас стер прогу в моем ноутбуке.

— Оставил, только не копию, а оригинал, — смеясь, объявляю я. — Его я сразу отдал Колобову, а в ноуте была копия. Причем, перед тем злополучным вечером я запустил в нее вирус.

— То есть, «Белоснежка» еще существует? — обрадовано переспросила Майя.

— Ага. В понедельник Колобов назначил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (35)

Последние рассказы автора

наверх