Студия «Backlight»

Страница: 1 из 4

— Сегодня в Пропаганду или в Сэнсейшен? — спросил Рома, откинувшись на спинку стула. Не дожидаясь ответа, он добавил. — Иди сюда, я доделал релиз.

Анна подняла взгляд от планшета, отложив его в сторону, вскочила с кровати и кошачьей походкой подлетела к Роману, взглянув на экран. С открытой страницы браузера на нее смотрели две молодых девушки. Их обнаженные тела были переплетены так, что каждый пиксель изображения буквально излучал страсть. Роскошные, огненно-рыжие волосы той, что находилась сверху, были разбросаны по ее молочно-белой спине. Лицо было переполнено эмоциями, захлестнувшими ее: голова запрокинута назад, глаза прикрыты, а белоснежные зубы слегка закусили нижнюю губу. Руки, тем временем, крепко обнимают тело второй девушки, которая нежно целует ее шею. Миниатюрная, смуглая, с волосами цвета вороного крыла, даже, несмотря на то, что лицо скрыто в буре из огненных волос, с первого взгляда становится ясно, что она обладает той тонкой, восточной красотой, которой наделены немногие женщины из азиатских стран. Ее руки легонько сжимают попку рыжеволосой. Диковинный цветовой контраст вызывает странное чувство, заставляющее вглядываться в эту картину снова и снова. Заголовок на фотографии гласил: «Beijing stories ep. 24». Анна пристально изучала снимок.

— Ты опять не замазал эти родинки у меня на спине! — возмущенно воскликнула Анна. — Я же тебя просила!

— Да брось, они тебе очень идут! — улыбнувшись, сказал Роман. Притянув Аня к себе, и усадив себе на колени, повторил. — Так что, куда сегодня?

— В Пропаганду, я думаю, — задумчиво ответила Анна и спустя мгновение почувствовала, как рука Романа медленно пробираются ей под юбку.

— Ого! А это что еще такое? — с наигранным изумлением вскричал Роман. В его голосе искрились веселые нотки, — Сегодня же моя смена! Или ты собираешься совсем меня в утиль списать?

Его рука ухватилась за край анальной пробки, кончик которой торчал из попки. Он потянул на себя. Пробка не двигалась, но Роман почувствовал, как Анна напряглась. Он потянул сильнее — Анна шумно выдохнула. Забравшись свободной рукой Анне под футболку, он погладил ее плоский животик.

— Ну, Ро-о-ом! — жалобно запротестовала Анна. — Ты же сам говоришь, что твоя смена. Работать же еще!

Но он уже подхватил ее на руки. Три шага, и он опускает ее на кровать. Краем глаза замечает, что на экране планшета, который Анна отложила в сторону, играет весьма горячий ролик. Все та же самая страстная, рыжая девчонка, лежит в позе 69 с роскошной, фигуристой блондинкой. Рыжая сосредоточена, ее язычок методично, с расстановкой ласкает клитор новой подружки, иногда нежно облизывая мошонку и основание члена, который неистово таранит блондиночку. Несмотря на то, что ролик идет без звука, Роману показалось, что он отчетливо слышит эти приглушенные хлопки крепкого мужского тела, о мягкий девичий зад. Вот рука мужчины поднимается, затем следует звонкий шлепок. Слышит учащенное дыхание, вздохи, сдавленные стоны, и негромкое хлюпанье, когда член одним рывком выходит из влажного, розового лона, и на обратном ходу входит в удобно подставленный ротик. Еще одно движение, он напрягается, и выстреливает порцию густой спермы прямо в горло. В горло своей жены — его любимой Ани. Это было их первое видео, в котором они решились позвать в свою спальню еще одну девушку. Снятый еще в Москве, ролик существенно уступал по качеству тому, что они делали сейчас, но вызывал чувство приятной ностальгии.

Рома отодвинул планшет небрежным движением руки, и плюхнулся рядом с Аней. Она заговорчески улыбалась.

— Ого! Что это у нас здесь? — рука Ани нежно погладила уже солидно напрягшийся член Ромы.

— Кто бы говорил, — ответил он и снова притронулся к пробке. Из Аниной попки высовывался только самый кончик. Трусиков на ней не было и зрелище, надо сказать, было потрясающее: чисто выбритая киска, с коротенькой стрижкой над бугорком клитора; аккуратные, слегка набухшие половые губы немного раскрылись, на них блестела влага, и инородный красный предмет, придающий этой картине особую пикантность. Он положил ладонь на ее бедро, медленно ползя ей вверх, окончательно отодвигая и без того задравшуюся юбку. Дойдя до конца, сильно сжав ягодицу, рука опустилась ниже — его средний палец скользнул в ее киску. Аня громко ахнула.

— Ро-о-ом! Нельзя! — Роман не думал останавливаться. Его рука уже уверенно лежала на ее лобке, и только наращивала темп, — Ах! Давай я тебе лучше шоу покажу.

Он замер. Резко снизив темп, задумавшись, сделал два возвратно-поступательных движение в теплой, тесно сжимающей его палец дырочке. К своей работе Рома старался относился максимально ответственно. Все-таки, ради этого дела он пожертвовал многим, и верил в него всей душой. А также, как они с Аней оба знали, чем большее возбуждение у него скопится за день перед съемкой, тем более эмоциональный и выразительный результат ждет их этой ночью. Его пыл стих, и он с благодарностью взглянул на свою жену, поражаясь ее таланту находить взаимовыгодный компромисс. Он отстранился.

Та же, в свою очередь, резко оправила юбку, поднялась с кровати и стрелой выскочила в соседнюю комнату.

— Дай мне пару минут — только и услышал Роман из-за закрывающейся двери. Встав, он подошел к столу и наполнил стоявший там стакан теплой сладкой жидкостью, то ли с желатином, то ли кусочками фруктов. Странный напиток, который пьют в этой стране поголовно все местные жители. Взяв стакан в руки, он медленно сел в огромное кресло, стоявшее напротив кровати. В глаза ему ударил свет из огромного окна, занимавшего всю противоположную стену.

Нахмурившись, он встал, собравшись было задернуть занавески, но тут в комнату вихрем внеслась рыжая бестия в огненно-красном платье. Она с силой толкнула его на кровать. Не удержав равновесие, он все-таки упал, а когда поднял головку, успел увидеть только, как свет играет на распущенных волосах его жены, придавая им багровый оттенок. За эти пару минут она внушительно преобразилась. Вместо хрупкой, очаровательной девочки с двумя игривыми косичками, на него смотрела статная, чарующая женщина с неполным третьим размером груди, в коротком атласном платье, которое ему так нравилось, и длинными ногами, затянутыми в черные чулки и обутыми в красные туфли, на невысоком каблуке.

Играла музыка. Sweet Dreams Are Made of This, в исполнении Eurythmics — не очередной кавер или ремикс. Аня схватила его за руки и сильно потянула на себя. Подавшись вперед, он поднялся ей на встречу. Прильнув к нему всему телом, она начала подталкивать его к креслу. Рома решил принять ее правила и, послушно, снова сел в кресло.

Боже, как же красиво она танцевала. Ее движения были пропитаны изящностью и грацию, а не продиктованы последними модными тенденциями. Ее страсть и драйв передавались ему — он снова начал возбуждаться. Аня в танце гладила свое тело, свою грудь, плавно покачивая бедрами она подняла руки вверх, и, повернувшись к нему спиной выгнулась так, что он понял, что одно в ее образе осталось неизменным — анальная пробка, все еще находилась внутри нее. Роман сглотнул слюну, скопившуюся у него во рту. И вот, еще пара энергичных движений, и платье улетает в сторону. Его муза остается лишь в элегантном черном бюстгальтере и чулках, прикрепленных к поясу, опоясывающему ее тонкую талию.

Она садится на кровать, ее белая кожа и черное неглиже безупречно смотрятся на белоснежном постельном белье. Сидя, пожав ноги под себя, как прилежные японские школьницы, она ласкает свою грудь, глядя ему прямо в глаза. Рука забирается под лифчик, сжимает сосок, по крайней мере, так ему показалось, судя по тому, как она отвела глаза и приоткрыла рот, издав тихий стон. Поглаживая свое тело, она откидывается назад, разведя широко ноги и сев так, что ему становится видна каждая складочка ее прелестей. Она легонько теребит свой клитор левой рукой, а правую, подносит к лицу, и с таким энтузиазмом облизывает свой пальчик, что, Роман в этом не сомневался, если б на ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)
наверх