Мать, дочь и Мария. Часть 2

  1. Мать, дочь и Мария. Часть 1
  2. Мать, дочь и Мария. Часть 2

Страница: 2 из 8

. и ты будешь учиться на ней. И если ты действительно сможешь подчинить себе постороннего человека, я допущу тебя к Верунчику. А если не сможешь, то, как я говорила тебе, продам ее какому-нибудь маньяку или маньячке. По-моему все очень просто и понятно. Тебе придется сильно постараться, чтобы моя шлюшка осталась с тобой.

Все это, она говорила очень серьёзно, без какого-либо намека на улыбку на ее лице.

— Тебе все понятно?

Спросила она.

— Да, я поняла все.

Ответила я.

Мария прошла в комнату и села в кресло. Подняв руку с сотовым телефоном и нажав кнопку быстрого набора, поднесла трубку к уху. Была минута ожидания с серьёзным выражением лица. И когда ей ответили, она сухо и строго сказала.

— Здравствуй!

В трубке ей что-то пролепетали.

— Хорошо, что узнала. Сейчас поднимаешь свою задницу, берешь свои сиськи в руки, и чтобы через 10 минут была у меня!

Мне была слышна интонация голоса говорившей ей в ответ. Мария услышала первых три слова, потом оборвав говорившую, строго, даже с нажим в голосе произнесла.

— Это меня не интересует! Через семь минут, чтобы была у меня! Твоё время пошло!

С этими словами она отключила телефон. Воцарилась маленькая пауза. Потом посмотрела на меня и уже как совет сказала.

— Не забывай быть строгой с ними, не давай поблажек, и чтобы они тебе не говорили тебя это не должно интересовать. Тебе это понятно?

— Да.

Ответила я. Она хотела еще что-то сказать мне, но раздался звонок в дверь. Мария оперевшись на подлокотники кресла быстро поднялась. И бросив мне только — Располагайся поудобнее и расслабься.

Пошла открывать дверь. Я удивилась, так как сев в кресло, я поняла только одно, Мария это человек, который просчитывал на несколько ходов вперед. И сейчас было именно так. Кресла стояли так, что мне было хорошо видно, что происходит у входной двери, но ее рослая фигура полностью закрывала меня, сидящую на кресле.

Мария посмотрев в глазок, открыла дверь.

— Входи.

Приказала она, делая шаг назад, впуская гостью. На пороге появилась высокая, чуть крупноватая блондинка, одетая в красное вечернее платье с вырезом открывающим ее ногу. Чтобы нога не вываливалась из выреза полностью, на платье были две маленькие пуговицы. Сверху мне было хорошо видно, что платье было декольтированно, и немного не по размеру пришедшей, так как ткань, скрывающая ее не маленькую грудь, была сильно натянута. Лица женщины не было видно, так как она смотрела в пол. Я слышала, как женщина с большим смущением в голосе произнесла.

— Ваша рабыня пришла по Вашему приказу.

Мария окинула ее взглядом с ног до головы. Потом после этой паузы очень надменно произнесла

— Не вижу, что моя рабыня пришла. Что ты должна сделать, когда входишь в мой дом?!

Толи спрашивая, толи напоминая ей, повышая тон, произнесла Мария. Реакция женщины была просто потрясающей, женщина дрожащими руками стала разбирать складки своего декольте. Я увидела, как ее сиськи, одна за другой, появляются из ее платья. Потом подтянув руками подол платья, она опустилась на колени, и, завернув подол на спину, чтобы был виден ее обнаженный зад, встала на четвереньки. Я сидела и смотрела на все это, в определенном напряжении, так как не знала, что задумала Мария и когда она решит ввести меня в представление. Она смотрела на Марию теперь снизу вверх. Мария прикрикнула на неё

— Ты долго будешь заставлять меня ждать?!

Услышав это, женщина наклонилась, подняв свой зад к верху и громко поцеловала туфлю на ноге Марии.

— Молодец!

Похвалила ее Мария.

— Я вижу, мозги у тебя становятся на место. Начинаешь исправляется, добавила после маленькой паузы она. Было хорошо видно, как женщина подняла голову, как ее глаза блестели, а на губах была улыбка блаженства. Можно было понять, что ей нравится это делать. Мария повернулась ко мне.

— Настя хочешь посмотреть, на мою суку? Она протянула руку. Я поднялась с кресла и пошла к ним. Мне было хорошо видно, как стоящая на четвереньках женщина, услышав о том, что я приближаюсь к ней, быстро изменилась в лице. Улыбка на ее полных губах исчезла в миг, а светлая кожа на ее лице в районе щек залилась румянцем стыда. Вся она как бы сжалось и начала делать суетливые движения руками, пытаясь убрать свои массивные белые груди за ткань платья. Мария, видя это, быстро повернула голову и прикрикнула на неё

— Стоять! Разве я тебе приказывала что-либо делать.

Женщина опустила руки на пол и встала в прежнюю позу. Она дрожала всем телом. А Мария продолжала прессинг.

— Как ты, блядища тупорылая, стоишь?!

При этом она наклонилась к ней, и взмахнув рукой, отвесила звонкую оплеуху.

— Ну ка быстро подняла свою тупую морду!

Женщина подняла голову вверх, продолжая дрожать всем своим телом. В ее глазах проступили слезы, которые затем устремились вниз, по залитым румянцем щекам. А Мария продолжала наращивать давление.

— Как ты сука стоишь передо мной и моей подругой?! Быстро развернулась так, чтобы твои сиськи были видны!

С этими словами она нанесла ей еще один удар, которой пришелся по ее спине не закрытой тканью платья. Женщина быстро развернула плечи, подала чуть вперед грудь и чуть прогнула поясницу. Мария с довольным видом повернулась ко мне и подмигнула.

— Вот, Анастасия, можешь познакомиться, моя сука, зовут Валентина.

Я смотрела на неё, на четкую линию ее лица и на ее щеки, залитые слезами и румянцем. Мария опять повернулась к ней, и, приподняв ногу, стала носком туфли шевелить ее сиськи.

— Посмотри, какие у этой бляди дойки.

Таким образом, она несильно попинала ее правую, а затем и левую груди. Потом, опустив ногу на пол, стала гладить ее соски.

— Вот Настасья, какая у меня сучка.

Валентина вздрагивала при каждом ее движении. Вид женщины был очень несчастен. Марии надоело забавляться с грудью своей подопечной, и она убрала ногу. Чуть присев перед своей жертвой, она вытерла ее заплаканные щеки.

— Валя сейчас покажет полностью свои сиськи моей гостье.

Но та стояла, будто нечего не слышала. Мария опять наклонилась вперед к ней, и, размахнувшись правой рукой, отвесила ей пощечину.

— Нехуй меня позорить перед подругой, дрянь тупая! Ты блядь недотраханная либо будешь делать, что я тебе приказываю или можешь убираться на хуй отсюда! Пощечин было две, но таких сильных, что голова женщины отлетала в противоположную сторону от бьющей руки. Мария сделала паузу ожидая, будет или нет, выполнен ее приказ. И женщина подчинилась, прогнувшись как большая кошка, она, не меняя позы, взяла каждую свою грудь в руки и положила их на пол. Когда она сделала это, было очень хорошо видно, насколько ее сиськи тяжелы, а ее соски торчали от возбуждения. Мария поставила ногу рядом с правой грудью, потом опять приподняв ногу, вверх наступила на нее, сильно надавив. Я увидела, что на большом соске груди Валентины появилась белая мутная жидкость.

— Настя, можешь представить, этой корове пятьдесят, а ее можно доить.

А я смотрела на лицо Вали, искаженное гримасой боли и думала о словах Марии. О наличие в этом мире людей, которым необходимы унижения, боль и душевные страдания. Если бы Валентине это было не столь необходимо, наверно ее бы не было здесь.

— Можешь подниматься. Теперь поприветствуй нашу гостью как меня.

Приказала она ей, и отошла в сторону, освобождая женщине путь ко мне. Валентина прогибая спину и работая только руками, передвинула своё тело к моим ногам и, поцеловав мне правую ногу, вернулась в исходное положение на четвереньки. Я видела эти щеки залитые румянцем стыда, эту рассеянную улыбку на ее пухлых губах, и блеск в глазах, сейчас она переживала что-то такое, что очень трудно объяснить. Мария, наблюдающая за всем со стороны, быстро включилась в эпизод.

— Настя!

Зазвучал ее с бархатными нотками голос.

— Эта шлюха опять сфилонила. Вместо положенных двух ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх