Мать, дочь и Мария. Часть 2

  1. Мать, дочь и Мария. Часть 1
  2. Мать, дочь и Мария. Часть 2

Страница: 3 из 8

ботинок при приветствии поцеловала один. Поэтому надавай ей пощечин.

Я предполагала, что Мария не будет спокойно относится, к моей роли наблюдателя, и потребуют от меня каких либо действий, и как могла, готовилась к этому моменту, но не ожидала, что данные действия потребуются от меня так скоро. Волнение, которое мне удалось свести к минимуму, когда я узнала что сегодня здесь не будет моей матери, опять начало вылезать наружу. Я опять ощутила, что нервная дрожь прошла по моему телу, и мое сердце стучит так сильно, что вот-вот вырвется из груди. Я понимала, чего от меня ждут. Валентина смотрела на меня снизу вверх с услужливо подставленным лицом и готовилась пережить этот удар-шлепок, а Мария испытывала огромный интерес, решусь я дать Валентине несколько пощечин или нет. Я прекрасно понимала, что если я не смогу сделать это сейчас, то не доберусь до доминирования над своей матерью. И что задуманное мною не получится. Я размахнулась рукой и очень коротким движением шлепнула по угодливо подставленной щеке. Шлепок получился очень звонкий и средней силы, я даже ощутила пальцами гладкость кожи лица Валентины и тот энергетический жар, исходящий от румянца на ее лице. Потом опять размахнулась правой рукой и ударила снова. Второй удар был сильней и голова Валентины отлетела влево, а когда я размахнулась левой рукой, раздался голос Марии обращенный ко мне.

— Объясни ей, за что она должна терпеть твои пощечины.

Вот с голосовым воспроизведением, у меня на тот момент было очень сложно. И видя эти мои трудности Мария, решила мне помочь.

— Хорошо, повторяй за мной. Это тебе сука за то, что ты плохо меня приветствовала.

Голос Марии звучал мягко и уверенно, по сравнению с моим, дрожащим и нервным. Когда мною была выкрикнута данная фраза, и я четыре раза ощутила ладонью на короткое время упругость щёк Валентины, Мария хлопая в ладоши, произнесла — Стоп Настя! С этой сучки достаточно.

Я, продолжая дрожать, выпрямилась. Все произошедшее мне казалось, каким-то очень странным сном. Я сама не могла поверить в то, что я сейчас оскорбляла и била по щекам женщину, которая была на 33 года старше меня, и она сама, послушно, подставляла мне своё лицо. Мария подошла совсем близко ко мне, я ощутила жар от ее тела, и от этого мне стало ещё больше не уютно. Ее голос звучал как бы со стороны.

— Прикажи ей заново приветствовать себя.

И мой голос, дрожащий и нервный, чуть пискляво разрезал воздух коридора — Поприветствуй меня!

Проговорила я. Валентина, наклонившись, по два раза поцеловала мои ботинки. — Теперь прикажи, чтобы она поблагодарила за пощечины, и тебя и меня.

Я, запинаясь, старалась отдавать приказы. Потом, инициативу в свои руки вновь взяла Мария.

— У тебя есть талант.

Глядя на меня, произнесла она.

— А твоё волнение со временем пройдёт. Все проходят через него, потому что думают о морали, о том как они будут выглядеть, делая такое. И никто не думает о том, что всем этим, можно доставить другому необыкновенное удовольствие.

И повернувшись в сторону Валентины, приказала

— Валечька, проверь себя.

Повинуясь приказу, женщина прижалась к полу всей грудью, да так, что они расплющились о его поверхность. Оставшись стоять на трёх точках опоры, с приподнятым задом, отвела свою праву руку к себе между ног. Ее пальцы проникли за ее половые губы, при этом раздался хлюпающий звук. После этого, Валентина вытащила руку, поднимая смоченные своим соком пальцы вверх.

— Вот видишь Настя, эта сука вся мокрая.

С людоедской улыбкой на губах, произнесла Мария.

— Сейчас мы с Настей пройдем в комнату. Ты Валя, примешь рабочий вид и будешь прислуживать нам. И я очень хочу, чтобы ты поняла, что Анастасия Владимировна с сегодняшнего дня твоя Хозяйка, я уступаю тебя ей. Ты будешь подчинятся ей как мне. Теперь все, что она тебе прикажет, для тебя закон. Ты все поняла?

— Слушаюсь Хозяйка.

— Первый раз, за все время присутствия здесь, вымолвила Валентина. А дальше было просто, я и Мария сидели в кресле, и пили чай с коньяком, перед каждой из нас лежали по хлысту, с помощью которого, мы обращали внимание, на стоящую на коленях Валентину. Вот так с этогоо самого момента, и началось моё превращение в Домину. Этот месяц для меня был насыщенным по эмоциям и событиям. Примерно через день я посещала Марию, где мы, когда совместно, когда только я, но в присутствии Марии, дрессировали Валентину. В дни моих отдыхов от процесса воспитания моей шлюхи, Мария продолжала вызывать мою мать к себе и возвращала ее назад уже за полночь. Если с Марией и Валентиной все складывалось замечательно, то в отношениях с мамой настал некоторый кризис. У нас периодически стали возникать конфликты, особенно когда я возвращалась от Марии поздно после одиннадцати.

Она стремилась устроить мне допрос с пристрастием, обнюхивала меня, обшаривала мои карманы. И в такие минуты она была очень раздражительной и вспыльчивой. Любое сказанное мной слово, воспринималось ею как вызов. Но я упорно скрывала о том, что бываю у Марии, и что подружилась с ней. Я рассказывала Марии обо всех наших конфликтах с мамой. В дни ее визитов к своей Хозяйке, она возвращалась домой, принимала душ и курила на кухне, затем она приходила ко мне в комнату, садилась ко мне на кровать, подобрав ноги и долго, молча, смотрела на меня. Я ощущала ее тяжёлое дыхание, ее взгляд. Если я была ничем не занята, то она просто обнимала меня, и мы молча сидели. Я не спрашивала ее ни о чем. Это ее выбор, с кем быть и кого любить. Да и что я могла сказать ей, что она лесбиянка и шлюха, что она рабыня подстилка для эксперементов. Все это она хорошо знала и сама. Да и не имела я права говорить ей об этом. Она моя мать, да и я сама не лучше ее. Я и сама, такая же марионетка Марии, как и она. Только я не унижаюсь так явно, не подставляю свою пизду и жопу для порки, а порю сама. И мне, женщина на пять лет старше моей матери, лижет пизду и жопу, но я стала такой, потому-что маминой любовнице, захотелось именно этого.

Мама иногда спрашивала, не выходила ли больше Мария, на связь со мной. И когда слышала, что нет, облегченно вздыхала.

В этот день я вернулась домой от Марии примерно в десять часов вечера и одновременно с моим появлением дома раздался звонок по городскому телефону. Так как я снимала обувь в коридоре и была далеко от телефона подошла к нему мама. Я видела в отражении зеркала как мамино лицо вытянулась и стало серьёзным. Она коротко ответила «слушаюсь» и ушла к себе в комнату. Я поняла, что звонила Мария и что она ее вызывает к себе. Это было для меня очень удивительным и непонятным по двум причинам. Первое — она не делала этого в дни наших совместных сессий. Второе — сегодня мы с Марией говорили о маме. Причем инициатором разговора была сама Мария, и во время этого разговора мы решили, что Мария придет к нам в воскресенье и я стану второй Хозяйкой моей матери. Мне было непонятно, почему Мария изменила свои планы. Вскоре я увидела маму, уже одетую, на пороге кухни. Мне казалось, что она хотела что-то сказать, объяснить, куда уходит, но она только посмотрела на меня молча, и вышла из квартиры, захлопнув за собой дверь.

Да Мамочка, теперь тебе нет необходимости скрывать и придумывать, я все знаю. Я подумала о воскресенье, когда мама узнает правду о нашем с Марией тандеме. Меня сильно волновало, как все пройдет, получится ли у нас задуманное. Как бы она не реагировала, мне необходимо быть твердой и решительной, все равно будет так, как скажем мы! Я была уставшей и эмоционально выжатой, так как мучила Валентину часов пять, и получила оргазм от куниллингуса мастерски сделанного ей. Мне хотелось есть и спать. Поужинав, я отправилась к себе в комнату, где рухнула в мягкую постель и уснула, как только опустила голову на подушку. Мне снилась сессия с Валентиной, которую я провела в этот раз. Мария просто сидела и смотрела на все наше представление. А я была в ударе, не давала покоя Валентине, на протяжении всего времени ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх