Мать, дочь и Мария. Часть 2

  1. Мать, дочь и Мария. Часть 1
  2. Мать, дочь и Мария. Часть 2

Страница: 4 из 8

заставляя делать разные вещи. То приносить плеть, как собачку во рту, то держать поднос с чаем, так чтобы не тряслись чашки, когда я обследовала своей рукой ее пизду, и когда они все же затряслись, устроила ей шикарную выволочку. Приказала поставить поднос на пол и, взяв в руки плеть, я гоняла ее по комнате, нанося удары по не зафиксированному телу, пока не загнала ее в свободный угол комнаты.

Все эти фрагменты мелькали в моем сне, пока я не услышала громкий стук закрывающейся двери, от которого и проснулась. Это вернулась мама. Посмотрев на часы и увидев что уже пять утра, я стала ждать, когда она войдет ко мне в комнату, как это было всегда, в последнее время. Но мамы не было, она также не шла в ванну, как это было после каждого ее прихода. Я подождала немного и пошла к ней сама. Я подошла к ее комнате, вернее сказать к ее закрытой двери. Прислушалась и постучала, мне никто не ответил. Подождав немного, я сама открыла дверь. Мама лежала на своей кровати с сигаретой в руках, рядом стояла керамическая пудриница, которая исполняла роль пепельницы, она была полна окурков. Сама мама была бледной, с испариной на лбу, а по ее щекам текли слёзы. Она лежала в том самом розовом платье, в котором ушла сегодня вечером. Я ее видела в таком состоянии впервые. Я поняла, что фантазия Марии перешла грань, и встреча прошла по неожиданному для мамы сценарию.

— Что случилось?

Спросила я маму. И только тогда, я увидела, что она беззвучно плачет.

— Нельзя, нельзя так со мной!

Мама немного привстала, подняла руки, и с горяча, ударила кулаками по постели. — Почему она не понимает, что я люблю ее?!

Мама опять всплеснула.

— Почему?!

Я села на кровать и обняла ее. Я прижала ее к себе, и стала уговаривать ее как маленькую девочку.

— Ты чего. Успокойся. Ты дома. Все хорошо.

Мама пошевелилась, раздвинув мои объятья шире. И посмотрела на меня своими заплаканными глазами. Ее лицо сейчас было красным и опухшим.

— Ты не представляешь, что она делает со мной.

Произнесла мама, глотая слёзы.

— Ну как я могу знать, ты же мне ничего не рассказываешь. И что у тебя есть любовница, и что ты ее рабыня я узнала совершенно случайно. Она опять посмотрела на меня заплаканными глазами и спросила.

— А Мария Евгеньевна разве тебе больше писем не присылает?

— Нет, я же говорила тебе это не раз.

Мама тяжело вздохнула. И начала свой рассказ.

— Мне сейчас стало очень трудно с Марией. Это началось две недели назад, она вызывает меня через день, по два раза. Ты этого не знаешь и не видишь, но ночью приходит СМС во сколько я должна появиться. Утром я еду к ней, а потом только на работу!

Да, этот факт мне был неизвестен, видно мне моя подруга Мария не слишком доверяет, что не поставила в известность, о своих таких действиях. Мама вздохнула тяжело и продолжала.

— Утром она дрессирует меня сама. А вечером когда она меня вызывает у неё присутствуют гости, как правило, подруги или пары, которым она демонстрирует успехи моего воспитания. Она встречает меня у порога, не даёт себя приветствовать, бросив мне сухо, «жду тебя в комнате», уходит туда, закрыв дверь. Я раздеваюсь, встаю на четвереньки и, стучась, прошу разрешения войти и поприветствовать ее, а там, как правило, сидят и смотрят на это зрители.

— Познакомьтесь, это моя сучка и шлюшка. Смотрите, как она послушна.

Смеется, а потом начинается... !"Подай чай, держи пепельницу». И пощечины, если я что-то делаю не так. Либо берет бамбуковую палку и начинает бросать ее как собачке, а я должна принести ее в зубах, под смешки ее гостей.

Мама освободилась от моих объятий и легла мне на колени.

— И как не стараешься приучить себя к мысли, что это еще не самое позорное, что ты прошла, дальше случается еще более худшее, и всегда оказываешься не готовой. В понедельник, у неё в гостях были молодые муж с женой, а ей не понравилось, как я прогибаю спину, когда подношу палку. Она мне надавала пощечин, потом зажала мою голову между ног, и выпорола, прям при них. А они комментировали. «Так ее суку, почему не слушается Хозяйку» Била палкой очень сильно, я с зажатой между ее икр головой дергалась, а она остановилась, и, протянув палку гостям, предложила им поучаствовать. Они пороли и смеялись. Смеялись, пока на моей жопе и спине, не осталось места. Но Мария не остановилась на этом, она приказала мне встать на ноги и, поставив табуретку с насыпанными на нее металлическими кнопками, и приказывала садится и вставать на нее. И опять все смеялись, когда она приказала показать утыканную кнопками жопу, и стала отряхивать ее, ударяя палкой.

Я слушала ее и удивлялась полету фантазии своей старшей подруги. Но мне всегда казалось, что моя мама как оловянный солдатик, готова вытерпеть от Марии все. Я видела, как на ее лице опять появились слезы. Она тяжело вздохнула и дрожащими руками подняла пачку сигарет и, достав одну, глубоко затянулась и выпустила дым. — А в среду..

Заговорила мама.

— Мы были в гостях у ее подруги проститутки.

Мама опять сделала паузу и выпустила дым.

— Мы пришли как раз тогда, когда у нее были клиенты. Я была на поводке и шла за Марией, можешь представить, как смотрели на нас эти мужчины? Какие шуточки они отпускали. Ее подруга лежала на кровати, расставив широко ноги. Очень хорошо мне была видна ее раздолбаная залитая спермой пизда, спермы было очень много, что она выливалась из нее и вся простыня была в ней. Женщина приторным голосом, спросила.

— Машенька это ты?

И получив ответ, добавила.

— Я сделала все, как ты просила.

Мария приказала встать на четвереньки и вылизать ее. Мне было противно, и я не пошла выполнять. Тогда она избила меня. Потом развернувшись, сказала. Ты допрыгалась сука, я ухожу, и ты меня больше не увидишь!» Она знает, что я люблю ее и уже не могу без неё. И шантажирует этим. Мне ничего не оставалось, как выполнить приказ.

Да, Мария далеко зашла, подумала я, если заставляет любящего себя человека делать такое.

— А потом мы шли домой, и она кипела от гнева, из-за того что я посмела ослушаться ее. Она периодически останавливалась и била меня по щекам. Мама приподнялась и вся дрожа, пыталась попасть сигаретой в свою импровизированную пепельницу.

— А сегодня... нет! Я не могу об этом говорить! И тут я только обратила внимание, что мамина левая рука находится род платьем, и что все время нашего разговора она мастурбирует.

— Сегодня она отвезла меня на окраину города, там ещё автобусная станция. Мы вошли в туалет, и она приказала раздеться и встать на колени. Я выполнила это. Я все послушно исполнила. Она завязала мне глаза, потом сама подняла мою руку. Я услышала, как щелкнул наручник, и прозвучал приказ идти за ней. Я сделала всего пару шагов на коленях, как почувствовала, что мою руку, которая была в наручнике, вытянули. Потом раздался, сухой щелчок замка. Я смотрела, как пальцы мамы род подолом платья стали частить в движениях. Да и голос ее поменялся и стал походить на кошачье мурлыканье. Я понимала, что одновременно с ее негодованием по поводу действий ее Хозяйки, она испытывает возбуждение от того, что она делает с ней. А может и от того, что рассказывает мне сейчас. Я еще раз убеждалась в том, как права была Мария, когда говорила, что моя мама жаждет таких унижений. И сейчас рассказывая и мастурбируя передо мной, она тоже своеобразно унижается. Мне было жаль маму, так как я считала действия моей подруги чересчур жестокими. Мама продолжала рассказывать, и идти к оргазму.

— Она взяла меня за волосы, придвинула мою голову к себе и приказала вылизать ее на прощание. Я успела только сделать движений пять, облизав ее губы и клитор, как Мария раздраженно сказала.

— Хватит! Счастливой тебе ночи шлюшка. Я ухожу, твои вещи я забираю.

Лишенная возможности видеть и уйти от сюда, я пыталась просить ее не оставлять меня здесь. Я умоляла ее. Мне было и стыдно и страшно одновременно....  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх