Собеседование

Страница: 1 из 2

Я деловито оглядел стол. Он был девственно чист. Ни одной проклятущей бумажки, только монитор от спрятанного компа и телефон. Для моих двадцати восьми это был очень престижный пост, и, к тому же, я стал совладельцем фирмы. Довольный, я нажал кнопку селектора и произнес: «Машенька! Пусть Алевтина Ивановна заходит»...

Мы сидели в неформальном секторе. Я так называю уютный уголок у меня в кабинете, обставленный лучшим из тех, кого я знаю, дизайнером по моим рекомендациям. Тут есть интересный нюанс: являясь генеральным директором фирмы, я ни черта не понимаю в том, чем она занимается. Я психолог, хоть и очень хороший.

Когда мне предложили эту должность, я удивился, но теперешний мой компаньон отличается нестандартностью мышления. Твоё дело, пояснил он, утверждать решения по рекомендации глав отделов; и создавать и следить, прежде всего, за психологическим климатом коллектива. То, что у нас сейчас работают одни женщины, только следствие моего видения ситуации. Но так, как мы за время моей работы расширились, и перешли на более высокий уровень, показывает правильность подхода.

Мы разговаривали с ней уже полчаса. Я обрисовал перспективы, остановился на зарплате. Пора было переходить к главному. Открыв её личное дело, я еще раз пробежал строчки и проговорил: «Вы подходите нам по своим рабочим качествам и умениям, но... Это ещё не всё. Мне очень важен психологический климат в коллективе и ваша лояльность ко мне и делам фирмы. Я создал все необходимые условия. У Вас, как и всех работников будет отдельный кабинет. У нас имеется отдельная женская комната для выполнения другого условия ограничения. Здесь работают только в платьях. И никаких колготок! Можете считать это моей прихотью, но... Вам придется его выполнять, если будете здесь работать. На работу можно приходить, в чем хотите, но тогда придется переодеваться».

Она смотрела на меня недоумевающим взглядом. «Всё это вы узнаете из правил внутреннего распорядка. Вам придется ознакомиться с ними и подписать. В контракте оговорено, что их несоблюдение служит причиной увольнения. Да, и ещё! Мы проводим праздничные мероприятия: корпоративы, выезды на базу отдыха ну нечто подобное... разумеется, за счет фирмы. Присутствие всех работников на них обязательно. Это то же отражено в контракте... И наши работницы, за глаза, называют это место... просто контора», продолжал я, внимательно следя и анализируя её реакцию. Я видел, что она хочет мне возразить и поэтому пресек это: «Данные условия обязательны и являются общими для всех! Меня, в том числе...».

И последнее. У Вас есть выбор: я это называю уровнем доверия. Вам придется, как женщине, доказать свою лояльность ко мне лично. Я думаю, Вы понимаете, что это подразумевает? Она кивнула. Ну а теперь, прежде чем мы перейдем дальше, Вы должны ответить, согласны ли Вы с моими условиями?

... Выбор у человека есть всегда. Правда, иногда он не сразу виден, но он есть. Был выбор и Алевтины Ивановны. Она могла развернуться и уйти или остаться, но отказаться от моего дополнительного предложения уровня доверия ну и, конечно, принять его со всеми условиями и вытекающими последствиями. Решение принимать ей. Ей же за него отвечать. Ну а мне оставалось ждать. В принципе, первые два варианта никакие, но «на безрыбье и рак, рыба»! Она выбрала последнее. Это ее решение, мне же остается только делать своё дело.

Я подошёл к двери и повернул ключ. Конечно, в кабинет к шефу без доклада и так никто не зайдет. Для этого там и сидит секретарша но «береженого, бог бережет». Мне ещё не хватало быть застуканным в кабинете со спущенными штанами! То, что я трахаю на рабочем месте сотрудниц и претенденток — это одно, а вот шеф без штанов, да ещё и на рабочем месте — совершенно другое. Повернувшись, прямо от двери я посмотрел на Алевтину. Она стояла, понурив голову, и смотрела в пол.

Несмотря на свои сорок, она выглядела очень аппетитно. Мне всегда такие нравились: пышногрудая, с хорошей попкой. (Есть за что подержаться и почему похлопать)! Невысокая, правда, небольшой животик. Стройные ножки, затянутые в... Это, могли быть и чулки, и колготки. Скорее всего, конечно, колготки, хотя я и предпочел бы увидеть на ней чулки. Мысли метались как угорелые. «Интересно, а какие на ней надеты трусики?», вдруг подумал я. Взгляд скакну вверх. «... И лифчик...», промелькнуло в мозгу.

Вот так всегда: вопросы, вопросы, вопросы... Нет, чтобы чуть подождать и самому посмотреть. Мы не так устроены, включается воображение, и организм начинает вырабатывать гормоны. От одних только мыслей, что я сейчас буду делать, меня обуял стояк, а головка аж задымилась! Сердце затюкало молотом, во рту пересохло. С трудом сглотнул и тяжело ступая, пошёл к столу. В паху ныло, в голове звенело. Я готов был, набросится на неё и, срывая одежду завалить на диван...

Подойдя к ней вплотную и, взял за подбородок, поднял голову. В глазах у неё дрожали слезы, а губы кривились в попытках подавить рыдания.

— Или ты прекратишь это, — в сердцах сказал я, — или мы расстаёмся...

— Да. Сейчас, — пролепетала она.

— Приведи себя в порядок и... — продолжил я.

Алевтина из карманчика платья достала платочек и, промокнув им глаза, попыталась улыбнуться.

— Так-то лучше, — подобрел я.

— Мне раздеваться?

— Пока нет...

Я притянул её к себе и поцеловал. Мягкие губы, её неуловимый пряный запах вскружил голову. Мои губы пили её, а руки крепко прижимали к телу. С трудом оторвавшись от пленительных губ, довольно грубо развернул её спиной к себе и подтолкнул к столу, встав позади неё. Руки, скользнув по её бёдрам, ягодицам и спине легли на плечи. Она вздрогнула, но не пошевелилась. Я надавил на них, и она медленно опустилась грудью на стол. Раскинув в стороны руки, и прижавшись щекой к столу. Мой напряженный орган вдавился в ложбинку между её ягодиц, и стал тереться о них. «Ох...», выдохнула она, дрожа всем телом. Нагнувшись, я прошептал ей в ушко:

— Ты хочешь меня?

— ... — кивнула она.

— Вслух! — пробормотал я.

— Да! Я хочу Вас! — прошептала она.

— Громче! — спокойно повторил я.

— Я хочу... — её голос сорвался.

— Николай Нико... — подсказал я.

— Я хочу, Николай Николаевич, что бы Вы оттрахал меня... — она замерла.

— Прямо здесь... — подсказал ей текст.

— Я хочу, Николай Николаевич, что бы Вы оттрахал меня здесь и сейчас. Я очень хочу! — почти прокричала она.

— Вот и ладненько...

Одной рукой я, придерживал её спину не давая поднять головы, а вторая скользнула под подол и ухватила её за внутреннюю сторону бедра.

— У — у — у, — воскликнула она, пытаясь выпрямиться.

— Не дергайся. Ты сама это захотела, — пробурчал я, удерживая её, продолжая ощупывать мягкие бедра.

— Мне неудобно, — пискнула она.

— Мне то же! Но ведь терплю, — прошептал я ей в ушко, наваливаясь сверху.

Я чувствовал, как дрожит подо мной ее тело: может от страха; или желания. Мои руки, скользнув вниз по выпирающим и обтянутым скользкой тканью ягодицам, ухватили её за бедра, а губы мягко касались её шеи, обжигая прерывистым дыханием.

И пока я терся выпирающим из штанов бугром о её ягодицы руки стали медленно приподнимать подол. Я почувствовал как она, тяжело дыша, задвигала попкой, помогая мне задрать его. Пальцы, скользя по её ногам, ощущали капрон, обтягивающий её бёдра, потом появилась обжигающе горячая полоска кожи. «Все-таки она в чулочках!», отстранено подумал я, продолжая оголять горячие и пленительные бёдра. Следом нащупывались кружевные панталончики.

Мне пришлось чуть отстраниться назад, чтобы закинуть этот никчемный кусок ткани на спину. Аля замерла. Я глянул вниз. Фиолетовые панталончики плотно обтягивали красивые полушария ягодиц. Хотя вдоль загорелых бедер они лежали мягкими складками. Кружевные оборки ярко-белого цвета притягивали взгляд. Я был очарован открывшимся мне видом.

— Какая прелесть! — прошептал я от восторга.

— Где?...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх