Игра в пытки

Страница: 3 из 3

мне ими руки, потом достал иголку, осмотрел её, продемонстрировал мне её остриё и потеребив мне левый сосок, сжал его указательным и большим пальцами и оттянул.

Мои соски горели и даже лёгкие прикосновения к ним были болезненны поэтому я вскрикнул:

— У-у! — Больно как!

Он ухмыльнулся и не выпуская сосок покрутил его между пальцами и ещё раз, на этот раз сильнее чем прежде оттянул его и так держал в течение нескольких секунд пока я подавшись всем телом вперёд пытался ослабить усилие.

По Вовке было заметно, как с накалом возбуждения и интереса увеличивается его жестокость. Он опять ухватил сосок, но за самый кончик, приставил к нему иглу и надавил на неё. Я вздрогнул и вскрикнул от внезапной сильной боли! Вовка не прореагировал и продолжал вонзать иглу. Делал он это впервые, неумело, зато старательно. Он давил на иглу, иголка вонзалась в сосок, но не прокалывала его, он отпускал её, снова обхватывал пальцами и давил ещё сильнее. Мне это причиняло неимоверные страдания и жуткую боль! Он тыкал иголку в сосок и всё никак не мог его проткнуть. Я кричал сквозь зубы, вспотел от боли! Пожалел, что всё это затеял. С болью от прищепок это не сравнить!..

Наконец Вова сделал ещё одно усилие и проколол сосок. Кончик иглы приподняв кожу вылез из соска с другой стороны. Крови не было ни капли. Володька удовлетворённо цокнул языком и уставился на проткнутый сосок. На его лице читалась целая гамма всевозможных эмоций среди которых преобладали возбуждение и удовольствие. На шаг отступил. Осмотрел меня. Сказал, что на секунду отойдёт и добавил, что у него в брюках, там где ширинка, немного липко! Надо бы вытереть. Вовка быстренько вернулся. Сразу взял другую иголку и уже со знанием дела проткнул мне другой сосок. Вообще к боли не привыкаешь. Опять больно. Опять я вздрогнул и застонал. Вовка тоже тихонько застонал. Только не от боли. Я уже понял. что моя затея ему более чем понравилась, и прекращать её войдя во вкус он не собирается. Тем более я был привязан. Поэтому смирился. Я стоял с торчащими из сосков иголками. Привязанный. Крови не было. Она появляется когда иголки вытаскиваешь. Вид у меня был на мой взгляд и взгляд Вовы соблазнительный. Он взял ещё иголку и с улыбкой стал медленно царапать мне ею грудь. Он оставлял иглой на коже длинные царапины постепенно приближаясь к соскам и под конец провёл остриём иглы по каждому соску сверху вниз, потом по очереди проткнул кожу возле обоих сосков. А потом ещё раз проколол каждый. После этого Вова взял иголки пальцами и подёргал. Пошевелил их в сосках и при этом с интересом наблюдал за моей страдальческой мимикой.

Видя, как я страдаю, он отложил иголки и начал поглаживать мою грудь, легонечко задевая при этом пальцами иголки. Щипал и щекотал кончики сосков. Тыкал в них пальцами. Так Вовик играл минут пять и вдруг сказал:

— Ладно, сейчас иголки вытащу!

Я облегчённо вздохнул и перевёл дух, а Вова осторожно стал вытаскивать из каждого соска иголки причиняя мне дополнительные, довольно болезненные ощущения. После он смочил водкой салфетку, протёр ею мою грудь для дезинфекции и о чём-то ненадолго задумался. Я напряжённо ожидал... И тут Вова проговорил:

— Знаешь Юрик, хочу я ещё одну вещь попробовать. — Будет здорово!

Он подошёл к магнитофону, включил музыку, опять взял иглы со стола и подошёл ко мне. Я настороженно замер. Взяв в правую руку иглу он сдавил мне пальцами кожу под правым соском, приставил остриё иглы к самому кончику который сильно торчал, слегка надавил и затем сильно вонзил иголку в самый кончик соска вглубь!..

Я просто взвыл от боли! Она была такой сильной и долгой! Стал дёргаться не в силах освободиться. Я ругался вслух.

А Вова с улыбкой разглядывал меня. Он уже от моей ответной реакции на боль получал садистское удовольствие. Хорошо, что мы перед вторым этапом пыток благоразумно включили музыку в магнитофоне... так, что если бы не музыка крики было бы слышно на лестничной клетке! Подождав пока я успокоюсь он то же самое проделал и с левым соском. Ох как же было больно! Я стоял обнажённый, с привязанными над головой руками, с торчащими в разные стороны из набухших и сильно покрасневших сосков иголками! А Вова любовался этой картиной, гладил мне ладонью живот, трогал пальцами грудь и соски. После этого несколько раз провёл ладонями по моей груди, намеренно задевая иглы. Ухватил иглы пальцами и пошевелил их в сосках:

— Класс! — Просто супер!! — Юрик у тебя соски такие стали, больше женских!!! — Кайф!

Вова удовлетворённо полюбовался на меою грудь, довольно хмыкнул и стал неторопливо меня развязывать

— Ну чего? — Пошли штоль добавим.

Я потёр руки, осторожно пощупал свои соски и ответил:

— Уфф! — Пошли штоль... Только я сначала в ванну...

Я прошёл в ванну, посмотрел на своё отражение, отмылся от следов крови на груди и вернулся на кухню к столу.

На кухне опять добавили. Пока мы догонялись Вовка разглядывал мою грудь, балдел и азартно предложил:

— Хочу ещё тебя помучить! — Придумал одну вещь... — Класс!!

— Я хочу тебе... — Соски прибить!!!

Я при этом чуть водкой не поперхнулся услышав такое:

Опять вернулись в комнату. На этот раз я сел голый на стул придвинутый к письменному столу, на котором лежал деревянный брусок. Вовка привязал к стулу мои руки. И на всякий случай ноги!

Объясняю для чего. Когда покупаешь новую рубашку, она приколота к картонке тонкими гвоздиками. А в фильме, только не такими а чуть потолще, женщине прибивали к доске груди! Но не соски.

Наверное посчитав что это уж слишком!

Только мы решили, вернее долго и горячо меня убеждал и настаивал согласиться на это захмелевший Вова, устранить это обидное упущение в нашей игре. Я тоже захмелевший в итоге согласился. Поскольку грудей у меня нет. Вова попытался оттянув сосок одной рукой, другой забить в него гвоздь.

Ничего не вышло. Только меня испугал и измучил. Я уж облегчённо понадеялся, что он оставит эти попытки. Но он уже завёлся и нашёл выход. Опять привязал к измученным соскам нитки. Я пока делал он делал это скрежетал зубами от саднящей боли. Слава богу он всё же понимая моё состояние не стал затягивать её рывком. А делал это медленно. Постепенно. Но не менее болезненно. В течении этого я ныл чтобы он отказался от своей затеи. Не отказался. Только в предвкушении довольно хмыкал. Привязал к соскам нитки. Закрепил их на краю стола у стены так чтобы соски лежали оттянутые нитками на деревянном бруске. Приставил гвоздь к соску и стал вбивать его просто рыча от наслаждения. Я кричал. Из глаз потекли слёзы. Но Вова проделал то же и со вторым соском. Потом... Потом он пошёл на кухню взбодриться алкоголем. А я сидел так минут десять. Потом он вернулся. Любовался этим зрелищем. Гладил мою грудь и соски. Целовать и кусать конечно не стал. Вся моя грудь была в крови. После этого он, пытаясь делать это аккуратно, вытаскивал гвозди

плоскогубцами. Описывать это не буду. Сама домысли каково это! Отвязав меня от стула, он тут же потащил меня опять к стенке, уверяя, что хочет привязав меня снова, просто поласкать мою гудь. Я уже обалдевший не особо сопротивлялся полагая, что будет именно так. Потому как уже всё-таки хватит! (Эротические рассказы) Он действительно осторожно гладил мою грудь. Очень осторожно пощипывал соски. Они к тому времени распухли. Увеличились в диаметре. Выступали на сантиметра два, и были ярко-красные. Представь свои, женские соски и сравни. После отошёл к видаку. Куда-то перемотал. Разглядывал действие и комментируя оценивал. Подошёл слегка пошатываясь ко мне и довольно сказал: — Здорово я тебя помучил. а?

я в ответ только недовольно поморщился. Он сходил на кухню. Взял там полстакана водки и не развязывая меня заставил выпить. Для храбрости. Неуверенно добавил:

— Слушай, Юрик! Там этой бабе раскалённым гвоздём сиськи прижигают!..

Как я возмутился! Высказал ему всё, что о нём думаю. Стал вырываться. Не получилось. Был крепко привязан.

Он в общем настаивать не стал. Опять разглядывал происходящее на экране. Потом закурил и подошёл ко мне.

Докурил сигарету до половины. Поднёс раскалённый докрасна её кончик к моему левому соску и быстро вдавил его в сосок. Тут же прижёг и мой правый сосок. Действительно терзать меня как на кассете он не стал. Он просто сделал по одному тычку горящей сигаретой в мои соски. Мне и этого хватило! Боль

ужасная! Хотя и кратковременная. Я мучаясь извивался орал и дрыгал ногами. Проклинал Вову как мог. Когда успокоился он меня отвязал и мы пошли на кухню успокаиваться и допивать. После этого случая у меня не то чтобы желания. Даже мыслей о садо-мазохизме не было в течении трёх месяцев! Володька потом надо мной и собой подтрунивал с удовольствием: я твои соски порвал просто в капусту! Ну а потом, не забыв конечно о нём, мы продолжали периодически наше баловство с различными вариациями. Иногда щадяще, иногда более жестоко. Менялись ролями. Но Вова в роли истязаемого как правило оставался недолго. Прищепки там слабенькие, шлепки. В наших с ним отношениях в роли пытаемого блистал всегда я. И не без удовольствия!

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Бабушкин
    24 июня 2014 22:51

    Невероятные приключения соска и кончика. У меня в брюках стало мокровато. Пойду на кухню, хряпну рюмку другую для храбрости и докажу, что я не лыком шит, и отхреначу к едрени маме свои цоцки ножницАми! Спасибо за наглядное руководство! Искренне ваш пышногрудный Эроген Бабушкин.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх