Майские праздники на Истре. День второй

  1. Майские праздники на Истре. День первый
  2. Майские праздники на Истре. День второй
  3. Майские праздники на Истре. День третий

Страница: 2 из 3

и пошлой предсказуемости предстоящего.

— Бельчонок, совсем замерзла? — Александр укрывает драгоценную зазнобу в объятиях, стоя почти в центре комнаты.

Ольга беспомощно, словно ребенок, уткнулась в ворот его рубахи. Он нежно гладит ее по голове. Мягкие волосы послушны его ладоням. Закрыв глаза, она едва приподнимает подбородок, подставляя сочные приоткрытые уста для взаимного сплетения. Александр, испытывая сильное возбуждение, соприкасается с ними горящими губами. Влюбленные погружаются в долгий трепетный поцелуй. За первым следует второй не менее протяжный и насыщенный эмоциями, а затем и третий...

В потоке пылких лобзаний она осознает, что первая должна подать судьбоносный сигнал, Нарочито неспешно начинает расстегивать пуговицы его рубашки, раскрывает его гладкую, свободную от волос мускулистую грудь. Оценивает ее совершенство, дотрагивается до манящей кожи теплыми ладонями. Наслаждаясь тактильным контактом, скользит по направлению к выступающим узелкам парня, который еле сдерживает себя. Соски обоих твердеют. Ее пальцы ощущают мурашки, оккупировавшие коричневые ореолы и, наконец, достигают торчащих шишечек.

Дальнейшие его промедления чреваты переводом ситуации в разряд идиотической.

Александр инициативно стягивает с нее толстовку. Ольга машинально пробует привести в порядок враз распушившиеся волосы. Набирая темп, он бодро переходит к нижней части гардероба — расстегивает и освобождает аппетитные бедра от джинсов.

Оставшись в нижнем белье, состоящем из классического белого бюстика и такого же цвета трусиков танга, эффектно подчеркивающих прелести милашки, она, стараясь помочь приблизить развязку увертюры, торопливо расстегивает ремень, молнию и одним махом опускает его джинсы.

Увлекаемые сладострастным пороком, молодые подобно осенним листьям кружатся по направлению к кровати, по дороге окончательно избавляясь от брюк. Зависнув в глубоком поцелуе, они валятся на не разобранную постель.

Ольга чувствует напряжение парня по эрегированному члену, давящему на ее бедро. Такая откровенность вызывает прилив гордости и довольства.

Его руки все настойчивее шныряют по ее телу. Она подстрекательски приоткрывает ротик, заманивая язык партнера. От беззастенчиво спровоцированного французского поцелуя в легкую мутнеет сознание.

Порывистым ласкам взвинченного Александра мешается бюстик. Вмиг оплот никчемного сопротивления бескомпромиссно расстегнут и отброшен в угол. Брутальные ладони бесстыдно мнут призывный бюст.

Градус обоюдно захватившего их вожделения приближается к критическому. Тая под натиском оральных утех и грубых рук, Ольга просовывает правую кисть под резинку его трусов и пленяет желанный член. Ладошка осязает приятный размер, теплоту и влагу предварительных выделений.

Па-дам! И последние препоны спадают — он лихорадочно избавляется от своих трусов, она — своих. Их дыхание учащено, зрачки расширены, глаза блестят. Нет на свете сил, которые сейчас остановят неотвратимое!

Александр впопыхах достает из своей прикроватной тумбочки презерватив и шустро натягивает его. Ольга подстраивается, для удобства широко раздвигая ноги. Он наваливается на нее и пленит ее уста жгучим засосом. Она пылко отвечает, будто изголодавшаяся по таким забавам. Поймав его облаченный в кондомную защиту одеревеневший член, направляет гвардейца внутрь себя.

Вот он — тот миг, который представлялся обоим, но каждому по-своему! Теперь они связаны той незримой нитью, которая на разрыв прочнее стальных канатов. Их отношения органично перескакивают на другой — высший уровень!

Влагалище обильно смочено и латекс легко скользит. Проникновение происходит без каких-либо усилий. Ольга, стараясь как-то усилить восприятие, сразу же начинает активно подмахивать. Парень подхватывает ее такт, но в чрезмерном азарте начинает совершать слишком рьяные движения, стремясь достать самые дальние потаенные уголки возлюбленной.

Это и стало его роковой ошибкой. Не в силах сдержаться, он со стоном разряжается в презерватив. Так долго ожидаемый секс оказался весьма скоротечным.

Ольга немного разочарована. Все закончилось чересчур быстро. Ожидания несколько превзошли реальность. Девушка не успела пройти и половины намеченного пути удовольствия. Она внезапно поймала себя на том, что сравнивает... Его ласки были не столь нежны, как Ксюшины, а член не настолько впечатляющ, как у Дениса.

«Но ведь я не животное, которому нужно только одно. Да и потом, сама виновата! Все говорят, что парни быстро кончают, если у них долго не было. Щас отдохнет и все получится!» — зомбировала она себя.

Александр лежал рядом на спине и тяжело дышал. За время короткого акта его ненаглядная не произнесла ни звука! Было ясно, что он оплошал. Он так давно хотел овладеть столь желанным телом милой, что, когда представился кульминационный случай, упустил контроль.

Понимая его терзания, и желая поддержать партнера, прелестница перевернулась на живот и стала легко поглаживать его грудь, вычерчивая одной ей понятные геометрические фигуры.

— Ты мой! А я — твоя! Я хочу быть только с тобой!

— Ты моя! Теперь ты всегда будешь только моей!

— Я согласна, Сашенька!

Александр начинает испытывать дискомфорт от того, его балда уменьшается и выскальзывает из тонкого чехла.

— Я сейчас! — он поднялся и, стянув использованный контрацептив, выбрасывает его в мусорку у входа. Не мешкая, он возвращается к подруге и заискивающе целует в носик.

— Зайка моя, так сильно хотел тебя, что не смог сдержаться! Я исправлюсь...

— Дурашка, все было замечательно!

Ольга, лежа на боку, взяла в ладонь его покрытый спермой обмягший пенис и начала его поглаживать. Догадываясь, чего он сейчас хочет, но не говорит, она, тем не менее, не может заставить себя взять ЕГО в рот. Ее всегда выворачивало от одной только мысли о минете. При всей исключительности своего отношения к Саше, она брезгует касаться губами и языком его испачканного выделениями члена.

— Я люблю тебя! — попытка заполнить неловкую паузу.

— Ты у меня самая красивая, самая нежная, самая желанная! — он все еще надеется ощутить ее нежное обхватывание его расслабленного конца.

Однако и таких ее нежностей достаточно — фаллос подрагивает и набирается кровью. Через минуту Александр уже водружает на штырь второй презик. Он готов к сатисфакции.

В этот раз девушка хочет сама контролировать течение коитуса. Неторопливо она занимает позицию сверху так, что ее промежность оказывается чуть ниже мужских гениталий. Глядя вниз она с интересом рассматривает вытянувшийся по струнке хуй словно торчащий из ее лона. Ровный, добротный, в меру крупный (длиной сантиметров восемнадцать) и привлекательный. Он ей начинал нравиться!

Двумя пальчиками она оголила крайнюю плоть. Их окружности как раз хватило, чтобы пропустить внутрь глянцевую лоснящуюся головку. Аппетитный видок!

Находящийся снизу Александр вперил взгляд в огромные буфера Ольги. Ни у одной из его прежних пассий не было таких внушительных сисей. Он протянул руки к ее сокровищам, вполне упругим, не смотря на размер.

Млея от сильных рук на своей груди, Ольга, прогнув спину, приподнимается и подправляет в нужном направлении мужской инструмент. Сев на него, она прислушивается к отголоскам своего нутра. Отклики приятны. Наездница начинает покачиваться. Отсутствие достаточного опыта компенсируется природными инстинктами. Надо отметить, что поглощенный тисканьем увесистых форм нимфы, парень не в состоянии адекватно оценивать ее навыки наездницы.

Стараясь достать сверхчувствительной головкой до всех закоулков преддверия, амазонка плавно извивается. Ей хочется более осязаемых трений внутри, более значительного раздражения клитора! Их копулятивные органы исследуют друг друга, словно слепые кутята, которые тыкаются всюду, пытаясь разобраться в сути окружающего.

Пощипывания крутых сосков приводят к еще большему выделению соков, что ослабляет ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх