Увольнительная. Часть 1

Страница: 2 из 4

думал, что возжелаю свою родную мать. Мама вышла из душа опять в полотенце и в номере сразу запахло ее ароматным гелем. Я пожелал ей легкого пара и спросил как насчет обещанного массажа. «Да конечно, сынуля. Я же обещала. Налей ка еще коньячку, мне так хорошо сейчас. « Я налил немного больше привычного и мы выпили вместе. Мама закусывать не стала, а подошла и поцеловала меня в щечку, но мне показалось, как будто в губы. Наверное желание секса и выпитое спиртное сделали свое дело. Фантазии стали переполнять меня. Поэтому во избежании что мама увидит мою дымящуюся шишку, я скинул полотенце и лег на живот на кровать. Мама взяла крем, выдавила его на ладонь, растерла по рукам. Она закинула ногу на меня и спросила, можно ли ей сесть на меня. Я утвердительно кивнул и закрыл глаза. Спиной я почувствовал, что мама под полотенцем была без трусиков. Она еще была влажной после душа. Ее движения руками по моей шее, плечам, спине, передавались до ее киски, которая терлась о мои ягодицы. Я покрывался мурашками, я безумно кайфовал. У мамы был прекрасный маникюр, поэтому она иногда нежно царапала мне спину. Это было возбуждающе.

Мама закончила массировать шею, плечи и лопатки и решила передвинуться ниже. При массаже она все время хвалила меня, что я возмужал, что я стал мускулистым, что стал настоящим атлетом. Полотенце на ее груди развязалось и свалилось. Я лежал на животе, и видел отражение ее обнаженной колыхающейся груди в стекле шкафа у стены. Мама это не видела, она думала, что я не вижу ее болтающиеся сиськи. А это были именно сиськи. Я мог различить в отражении в стекле ее большие соски. Они так манили меня. Я всегда любил в сексе с женщиной помимо проникновения в нее, еще и ласки груди, сосочков и животика партнерши. Мне нравились стоны, крики, когда я ласкал язычком все эрогенные зоны девушек. Нравилось делать куни, хотя многие из пацанов даже не могли подумать об этом, чтоб сделать это кому то. Я же не считал в этом ничего зазорного. Сейчас я чувствовал, что мой член как домкрат мог поднять меня от кровати. Меня спасало только то, что на мне сидела мамуля, которую я хотел. Видимо мама это почувствовала. «Ребенок, ты там живой? Что то ты замолчал, даже уже не стонешь. Мне остановиться?» — спросила мама и попыталась перевернуть меня на спину, забыв, что я лежу голый. «Мам, ну конечно живой. Я просто тащусь от твоих рук. Ты как профи массируешь. Я чуть не уснул.» — соврал я и опять лег на живот, чтоб она не заметила мой стояк.

Однако я успел разглядеть боковым зрением ее большие соски и темные ореолы вокруг них. Я подумал, что когда то ведь я сосал эту грудь в детстве, мог ее гладить рукой без всякого палева. А теперь я, здоровый кабан, который перетрахал половину девушек с курса в колледже, лежу тут и хочу вылизать и сосать грудь родной матери. Никогда не увлекался инцестом, но теперь я безумно хотел эту сучку. Причем хотел ее грязно и жестко трахнуть, чтоб она просила о пощаде, хотя, зная мамин темперамент, скорее я бы просил остановиться. Я лежал и думал, когда наступит та грань, после которой мне уже будет все равно. «Ну а теперь ты мне давай массируй спину. Только пока отвернись, я разденусь и лягу» — сказала мама и подняла с моей спины упавшее полотенце. «Давай ложись», сказал я и резко встал с кровати. В этот момент взгляд мамы упал на промежуток между кроватью и моим животом. Там стоял кол, которому бы позавидовал любой ловелас. Я и до этого не был маленьким там, а после полугодичного воздержания, размеры впечатляли даже меня, не ожидал от себя такого.

«Ого, а отец говорил, что в армии дают бром, чтоб не думать о женщинах», сказала мама и закрыла ладошкой рот. «А тут такой солдат у тебя стоит, что даже страшно становится», пошутила мама и легонько хлопнула меня по голой попе. «Ну мам, ничего смешного нет. На тебя бы я посмотрел, когда полгода кругом мужики и тут вырвался на свободу, да еще и такой массаж сделала мне», как бы оправдываясь огрызнулся я и прикрыл свое орудие полотенцем. «Давай ложись уже. А то передумаю. И кстати, где мои трусы?», спросил я у мамы, которая еще была в ступоре, но глаза блестели нездоровым блеском. « Да я уж и не знаю, надо ли мне этот массаж после увиденного. Честно, удивил свою мамку. А трусы твои я постирала, висят в душе на батарее. Завтра чистые оденешь» — с язвинкой проговорила мама, но все же легла на живот и попыталась вытащить из под себя полотенце. Полотенце она конечно вытащила, но вместе с ним в мою сторону вылезла и ее левая грудь и я увидел совсем близко ее сосочек. Я сделал вид, что не заметил этого. Сел на поясницу мамы. Взял крем в ладонь и начал нежно размазывать по всей спине, разогревая кожу. Мама лежала и не шевелилась. Я чувствовал, что мой член трется о ее спину, от чего был сильно возбужден. И зная свой организм, догадывался, что скоро из члена потечет смазка, а это палево. Я старался меньше тереться членом о спину мамы, но это не получалось.

Каждое мое движение сопровождалось наклоном к плечам, а соответственно головка ложилась на поясницу мамы. И вот она заметила прохладу от смазки из головки на своей спине. «Эй, дружок, а чего это у меня на спине влажно то? Ну ка вставай с меня.», — и после этих слов, даже не прикрываясь полотенцем свои большие сиськи, повернулась ко мне лицом. «Да миленький мой, у меня ребенок без женщины помирает, а я дура все никак не догадаюсь что это у меня по спине елозит. Вот глупая то. А ты чего молчишь? Мать то не догадалась, совсем разнагишалась, а у парня стоит, дымит. Ну ка бегом в прохладный душ. Я всегда так дома успокаиваюсь. Хотя кого я обманываю, ни фига это не помогает. Давай ка я выйду, а ты тут утихомирь своего бойца. Иначе так и будет стоять. «Я лежал на боку, прикрывал стоячий член и уже без всякого пялился на открытую материну грудь. Она перехватила мой взгляд и немного застеснявшись, спросила: «Это грудь тебя так завела? Или мамка бесстыжая полуголая разлеглась под таким красавцем? Ну чего молчишь, отвечай.» Я ничего не мог ответить.

Во мне собралось все и сразу, и стыд и желание и не знание что ответить. Я что то пробубнил и попытался встать с кровати, но повалился и полотенце свалилось с меня. Теперь на маму смотрел мокрой головкой огромный стоячий красный член ее любимого единственного ребенка. Юля смотрела на этот огромный возбужденный агрегат и вдруг поняла, что сама начала намокать между ног. Она конечно не страдала отсутствием секса с мужем, он всегда приходил ей на помощь, но со временем и отец уже стал не таким пылким и страстным любовником, да и хотелось какого то разнообразия в сексуальной жизни Юлии. А тут такое добро пропадает. С одной стороны, чужой член в ее киске это измена мужу, а она этого себе никогда не позволяла. С другой стороны, это же их родной сын, которому нужна срочная помощь, пусть даже и сексуального характера. Мозг мамы выбрал помощь сыну. «Так, я приняла решение. Я готова тебе помочь, но при условиях, что это больше никогда не повторится и что об этом никогда и никто не узнает даже под пытками. Ты согласен?», жестко и в то же время по матерински спросила меня мама. Как будто речь шла о сломанной безделушке в доме, которую нужно спрятать и молчать. Я безумно хотел секса, но и в то же время боялся признаться в этом маме. И все же я мотнул головой. «Ну давай вставай на ноги передо мной, боец. Сейчас будем реанимировать твои мужские причиндалы. Видишь как покраснел. Только когда будешь кончать, скажи заранее. Не хочу быть убитой в глаз спермой собственого сына. Потом люди засмеют», почти засмеялась мама и нежно взялась за основание моего члена. Я, если честно, подумал, что она сейчас сделает мне минет, но оказалось все проще, она начала мне дрочить его.

Я стоял и смотрел сверху на колыхающуюся ее грудь, как при каждом движении ее руки на члене ее сына, одна сиська ударялась о другую и это было просто обворожительно. Сама мысль, что моя красавица мать, которая никогда себе ничего подобного не позволяла ни с одним мужчиной, кроме отца, сейчас сидит на корточках перед моим членом и дрочит ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)
наверх