Фантазии на тему или повесть об инцесте

Страница: 2 из 6

— дочка вновь улеглась мне на грудь, — и дедушкина сперма стала вытекать из её попы мне на лицо. Я открыла рот, что бы сперма попала мне на язык. А тётя Люда вдруг как пукнет! Да так сильно, что из неё вылетели какашки и попали мне в рот. Я всё прожевала и проглотила. Это такая вкуснятка!

— С ума сойти, — раздался голос моего сына, — сестрёнка, ты тонкая, чувствительная натура. Знаешь наизусть Бодлера, читаешь в подлиннике Рильке, восхищаешься русским портретом девятнадцатого века! И ты стала гавноедкой?

Сын стоял в дверях, вытирая мокрую голову полотенцем, он явно слышал наш с дочерью разговор. По крайней мере, его последнею часть.

— Ну знаешь, — Светланка уселась на кровати и оставила мой член в покое, — что это за слово такое? Его даже произнести противно! Это, что то из лексикона дяди Виталия, и то только когда он материться при оргазме.

— Как не называй, а гавно, гавно и есть! — возразил сын. — Это извращение.

— Значит, когда мы с мамой любимся, а ты писиишь на нас это извращение? — воскликнула дочь. — Тебе же это нравиться! Или тебя принуждают?

— Но это же нравится и тебе и маме. — удивился сын.

— Вот именно, — сказала Светланка, — и мне и маме и папе и тебе: всем нам очень нравится золотой дождик. Поэтому это не может быть извращением. Так и с дедом: я хотела доставить ему удовольствие, а получилось, что он и тетя Люда доставили мне. Я правильно говорю?

Последняя фраза была обращена ко мне.

— Всё правильно, дочка, — ответил я, — но Олежка может иметь своё отличное от твоего мнение, особенно в такой теме, как копро. Но вот, ругаться не стоит.

— Вот именно, — сказала Светланка, вставая с кровати, — я в душ, надеюсь, ты папочка навестишь меня в ванной.

— Ладно, — сказал сын, — был не прав, не сердись на меня, сестрёнка.

— Будешь себя хорошо вести, — сказала дочь, проходя мимо брата, который по-прежнему стоял в дверях, — и я разрешу тебе покакать в мой ротик.

Она поцеловала брата в губы и обернувшись поманила меня пальчиком. И я незамедлительно проследовал за дочкой.

Проходя мимо кухни я задержался увидев в ней Наталью. Я стоял и смотрел на неё, думая, какая же она у меня красавица. Конечно, её фигура была далека от модельных стандартов, но мне тело жены очень нравилось. Ростом она была мне до переносицы и не худенькая, то что называется в теле но талия у неё выделялась и попка была не очень большая и крепкая. То что у Натальи было большое, так это грудь. Грудь мой жены была такой огромной, что её всё время приходилось поддерживать лифчиками, вот и сей час на ней не было ни чего кроме лифчика, который придавал её груди пышную и аппетитную форму.

Я не смог удержаться, что бы не подойти к ней. Поцеловав её в шею и обняв со спины, стал гладить её груди. Наталья завела свои руки за спину и прикоснулась к моему члену.

— Андрей, — прошептала она, — не надо сей час. Лучше поторопитесь с дочкой к столу, я уже накрываю.

Вздохнув, я освободил Наталью из своих объятий и направился в ванную. Светланка стояла на коленях в душевой кабинке и опустив руки смотрела как я подхожу к ней. Поняв по её виду, чего она ждёт от меня, я встал рядом с ней в душевой кабинке и заведя руки за спину закрыл створки кабинки.

— Подержишь, — спросил я дочь.

Та не говоря ни слова, взяла мой член обеими руками, направляя его на своё лицо. Более я не стал ждать и дал выход той жидкости, что скопилось в моём мочевом пузыре. Струя мочи ударила Светланку в лоб, потекла по щекам, подбородку, шее и далее вниз по и между грудей, животу попадая в пах и стекая по бёдрам дочери на поддон. Светланка запрокинула голову и я увидел её глаза в которых было огромное и неподдельное удовольствие, рот дочери был приоткрыт и полон мочи. Вскоре мой мочевой пузырь иссяк и последняя слабая струйка выплеснулась из моего члена попав на живот дочери. Светланка выпустила из своих рук член и обняв мои бёдра начала вставать, когда её лицо оказалось напротив моего подбородка она через плотно сжатые губы брызнула мне в лицо моей же мочой. Я обнял дочь и целуя губы почувствовал как её тело начало содрогаться в оргазме. Когда дочь успокоилась я включил воду и мы помыли друг дружку.

Вытеревшись насухо полотенцами мы вышли из ванны и Светланка обняла меня.

— Папочка, милый, — прошептала она мне на ухо, — я люблю тебя сильно, сильно. Так сильно, что ты даже представить не можешь.

А потом мы завтракали всей семьёй.

— Мамуля, — спросила Светланка, допивая свой кофе, — а когда твоя грудь стала такой как сей час?

— После того, как родила тебя, — ответила жена, улыбнувшись, — точнее, как перестала кормить тебя грудью.

— У-у-у, как долго ждать, — расстроилась дочка, — хочу сей час.

— Дорогая, — сказал я, — в твоём юном возрасте девушки имеют нулевой или первый размер, а у тебя уже второй номер. Через пару лет она вырастет в два раза, это уж точно.

— Через два года четвёртый номер, а у мамы седьмой. — Принялась считать Светланка.

— Между прочим, — перебил её Олежка, — пару лет назад ты даже не знала, что такое оргазм.

— А вот и знала! — сказала Светланка, — я мастурбирую уже пять лет. Ты же сам мне показывал, как это делать.

— Ну в таком возрасте какой оргазм. — усмехнулся сын.

— Да ты, сынок, у нас просто знаток оргазмов, — вступилась жена за дочку, — в свои восемнадцать с половиной!

— Кстати, насчёт оргазмов, — сказала Светланка, — я то же хочу испытать вагинальный.

— Значит так, дочка, — голос Натальи стал строгим, — ты отлично знаешь, что должна оставаться девственной до своего замужества! И главное: было бы очень хорошо если бы ты, подарила невинность своему мужу в первую брачную ночь, а не кому то другому!

— Ну да, — вздохнула Светланка, — сколько же я буду искать такого с семьёй как наша, что бы все и всех...

— Пока с этим проблем не было, — сказал я, — всегда найдётся семья, в которой такие же отношения между родителями и детьми как у нас. И семьи наших родственников, лучшее тому доказательство.

— Вот найду себе мальчика из хорошей семьи, — пробурчала Светланка, — и отдамся его отцу.

— Так и будет. — Улыбнулась Наталья.

Мы закончили завтракать. Я и сын отправились одеваться, а жена с дочкой остались прибираться на столе. Заправив постель, я подошёл к окну. К моей спине прижалась дочь, обняв меня за талию.

— «... нынче ветрено и волны с перехлёстом...», — процитировала она строчку из известного поэта.

Действительно, судя по виду из окна, на улице был ветер. Я обернулся и положил руки ей на плечи, дочь тут же прижалась к моему лобку своим животом и откинувшись на руках заглянула мне в лицо.

— Папуль, — произнесла она с улыбкой, — мы поедем на авто зачем нам одеваться?

— Ну да, — ответил я, — а до машины ты как пойдёшь?

— Я? — округлила глаза дочка. — Я пойду так, ну разве что свою розовую курточку накину.

— Не мешай отцу. — Сказала Наталья. Она стояла возле плательного шкафа в чёрных чулках и неизменным лифчике, надевала бежевое платье, которое было её чуть выше колен и застёгивалось молнией снизу доверху спереди, что было очень удобно.

— Светланка! — крикнул сын из прихожей. — Пошли на улицу, подождём родичей возле машины.

Дочь освободилось из моих рук и я увидел, что на ней были чулки телесного цвета и туфли без каблуков.

— Розовую курточку, — повторила она, — я ведь «розовая», ты что, не знал?

Хохотнув, дочка выскочила из комнаты и вскоре хлопнула входная дверь.

— Судя по телевизору, на улице пятнадцать градусов. Как думаешь, стоит краситься? — спросила жена, застегнув платье так, что была видна верхняя часть груди. Я подошёл к Наталье и поднял застёжку молнии на пару сантиметров вверх.

— Всё-таки, ты у меня умная успешная женщина, кандидат биологических наук, — сказал я с улыбкой, — и тебе не стоит выставлять своё богатство на показ.

— Ага, к тому же строгая ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)
наверх