Подарок на 8 марта

Страница: 1 из 3

Мы время от времени говорили об этом, и нельзя сказать, что ограничивались только разговором. Я пару раз предлагал своим приятелям присоединиться к нам, но всё заканчивалось на стадии знакомства. Сорокалетние уверенные в себе мужчины вдруг превращались в суетливых робеющих мальчиков, а Кате нужен был властный самец, знающий, что сучка полностью принадлежит ему. Оба раза вечер так и заканчивался без продолжения по моей инициативе. Было понятно, что праздника не получится, а мне хотелось устроить ей именно праздник и прежде всего праздник души.

Ещё в наш первый вечер, когда она стала моей, мне показалось, что Кате нравится подчиняться. Для меня это не самое главное, но «снегопад, снегопад, если женщина просит». Не стал торопить события, девочке тогда было всего лишь 27, и она немного стеснялась. Дав ей возможность чуть попривыкнуть ко мне, аккуратно проверил, не ошибся ли. Где-то чуть покрепче взял за волосы, где-то зажал рот рукой, когда она расшумелась, осторожно назвал сучкой и по ответной реакции убедился, что ей нравится насилие, по крайней мере символическое. Всего через пару недель она окончательно раскрепостилась и после моего шутливого намёка вдруг молча выбралась из постели, принесла ремень и протянула его мне...

Я уже было махнул рукой на поиски партнёра для «па де труа», но умная мысля приходит опосля. Приближалось восьмое марта, а у меня не было никаких идей подарка подруге. Чего-то дежурного не хотелось. Цацки Катю не сильно интересовали, это я уже знал, часики Rado исправно тикали на её руке ещё с тридцатилетия, на трюмо был широко представлен ассортимент московских парфюмерных салонов.

Китайцы как всегда оказались правы, если долго сидеть около дороги, рано или поздно мимо пронесут труп твоего врага. Я вдруг вспомнил про МЖМ и на полчаса запутался во всемирной паутине. Довольно быстро нашёлся свинг-клуб, устроенный в большой московской квартире. То, что мне и надо. Большого шалмана типа — Адама и Евы — я совсем не хотел, а это что уютно-камерное.

Владелец, представившийся Константином, доброжелательно ответил на звонок и не сильно удивился моим пожеланиям. Его смутило лишь одно моё предложение, но мы смогли найти общий язык. Через 10 минут дельце было обтяпано.

Пару дней спустя мы уже стояли перед массивной деревянной дверью — сталинки. Разумеется, Катя знала, куда я её привёз.

— Давай договоримся, сейчас у тебя ещё есть право отказаться от подарка и мы уйдём. Рестораны уже все закрыты, поэтому просто отвезу тебя домой, а завтра будет тебе твой стейк-филе в — Эль Гаучо-. Ну, или какая другая программа на твоё усмотрение. Но если войдём, ты уже не сможешь сказать нет и будешь делать всё, что я предложу. Обедню, поверь, не испорчу.

Быстро глянув мне в глаза, Катя молча потянула дверь на себя. Впрочем, иного я и не ожидал. Увы, но она стояла в контражуре, и мощный фонарь во дворе помешал мне увидеть выражение её глаз.

Нас встретили, проводили в «раздевалку» и мы переоделись согласно правилам клуба. Я остался в шортах и майке, Катя в моей белоснежной рубашке, застёгнутой на нижние пуговицы, туфлях на каблуке и чулках. Бельё я попросил её не снимать. «Мужчины решат, раздеть тебя или смотреть, как ты сама раздеваешься».

Я взял Катю за руку и мы прошли в большую гостиную, где уже были люди. Она шла, не поднимая глаз, я кивнул головой сразу всем в качестве приветствия. В подобном заведении я был впервые и немного волновался. Нет, меня ничего не смущало, но у меня был свой план на вечер и я не хотел, чтобы кто-то из гостей его испортил, пусть и неумышленно. А Катя, как я заметил, вызвала интерес у мужской части общества, да и у женской тоже. Она действительно была хороша. Но у нас с ней была договорённость, что одного мужчину выбираю я, второго она. Мы заняли небольшой диванчик — уголок и, как заранее и условились, негромко беседовали, не глядя в зал, давая таким образом понять остальным, что хотели бы немного побыть в одиночестве. Нам повезло, люди оказались тактичными и поняли наше поведение именно так, как я и рассчитывал.

В этом клубе отсутствует бар и напитки — закуски посетители приносят с собой. Я достал из рюкзачка наш любимый набор, бутылку белого портвейна и «римский завтрак»: сыр, хлеб, помидоры, листья салата. Чтобы не создавать ненужную суету, я захватил из дома всё необходимое: посуду, соль, штопор, влажные салфетки. Катя не присутствовала при моих сборах и удивлённо подняла брови, увидев, что посуда не одноразовая.

— Праздник всё же, — ответил я на незаданный вопрос и улыбнулся. — И выпей чуть больше обычного, будет не так волнительно. Но именно чуть.

Не обращая ни на кого внимания, а на нас, хотя и не откровенно, но посматривали, мы разложили все по тарелкам, я разлил вино по бокалам и беззвучно чокнувшись, сделали по глотку.

— Теперь постарайся аккуратно рассмотреть мужчин. Когда определишься, я подойду к нему. И не тяни особо, его могут ангажировать, ты тут не одна.

— Мне понравился тот, который открывал нам дверь.

Кате нравились мужчины минимум на 10 лет старше и я, когда договаривался с Константином о визите, спросил возраст и попросил сбросить мне фото на почту. На сайте клуба было указано, что — тактичный организатор готов помочь новичкам освоиться в клубе — Он мне понравился и мы тогда же и условились о его участии в вечере.

— Ну, в этом я не сомневался! Но он проходит по моей квоте, я с ним уже договорился. Тебе придётся поискать среди гостей. Катя была хороша. Я видел, что её колотит внутри, но она держалась. Мне вдруг вспомнился Галич: «чуть-чуть дрожит коленочка, а ручка не дрожит». Наконец она сделала свой выбор.

— Я не хочу вмешиваться и сейчас подойду к нему. По нескольким фразам попробую понять, насколько он адекватен. Не хочу нарваться на петеушника, хотя и с сединой. Всё же лотерея.

Катя кивнула. Дело осложнялось тем, что этот мужчина был с подругой, а у нас действовало железное правило: Я не имею право даже прикасаться к другим женщинам. Меня это не огорчало, в конце концов это мой подарок Кате на 8 марта.

Я встал с диванчика. — А ты выпей ещё немного, но не увлекайся особо. Если кто-то подойдёт, тактично, с улыбкой объясни, что здесь всё решаю я, а ты не самостоятельна. Я всё же буду поглядывать, вдруг нежданный гость тебе понравится. Тогда дай мне знак, например поставь бокал на столик. Я сверну разговор и подойду. Мы же никому ничем не обязаны». Но видимо мы так хорошо дали понять присутствующим, что не желаем ни чьего общества и её одиночество никто не решился нарушить.

Я подошёл к указанному Катей мужчине, пытаясь как-то так построить фразу, чтобы и удалось поговорить с ним наедине и не обидеть его даму. Но мне повезло. Она улыбнулась при моём приближении и сама отошла. Мне, прозелиту, сложно судить, но видимо, она была давно — в теме — и сразу сообразила, как поступить.

Мужчина, его звали Виктором, оказался абсолютно адекватным и очень приятным человеком. Более того, сам спросил, каковы правила игры. Что запрещено, что можно, но не желательно. Обычно про карточные игры говорят «новичкам везёт», но мне крупно повезло именно здесь. Виктора правда огорчило, что его женщина (оказавшаяся, если не обманул, законной супругой), которой, как выяснилось к тому же, я понравился, не сможет принять участие в нашем развлечении. Я предложил пригласить её в качестве зрителя, но он сказал, что ей это будет трудно — просто смотреть, лучше уж совсем не заходить. В качестве компенсации за неудобство я пообещал, что готов встретиться как — нибудь в другой раз без Кати и мы рассмеялись. Я спросил, как тут всё устроено и какую комнату мы можем занять. Виктор объяснил.

— Тогда у меня к вам последняя просьба. Я с Катей займу её, а вы найдите нашего гостеприимного хозяина и присоединяйтесь. Он в курсе дела. И вот ещё, — с этими словами я протянул ему руку, в которой лежали аккуратно сложенные две пятитысячные купюры.

— Одну оставьте у себя, вторую отдайте Константину, — ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)
наверх