Немужчина. Часть 4

  1. Немужчина. Часть 1
  2. Немужчина. Часть 2
  3. Немужчина. Часть 3
  4. Немужчина. Часть 4

Страница: 1 из 3

Я стал жить с шефом Араратом Исахаковичем. Вскоре он, найдя какой-то предлог, уволил свою секретаршу и посадил меня на её место в приёмной. Я стал тщательнее следить за своей внешностью: сделал химическую завивку на голове, маникюр, ежедневно по утрам подкрашивал ресницы и брови. Сотрудники и сотрудницы, глядя на меня, понимающе хихикали, но мне было всё равно: я добивался успеха и был поистине счастлив, что нравлюсь мужчине, тем более — шефу, от которого многое зависело в моей жизненной карьере.

На работе мы с Араратом, за редким исключением, больше не трахались. Шеф отвозил меня на свою дачу за город и там расслаблялся по полной. Что только мы не проделывали, каких только замысловатых сексуальных поз я не принимал. Он купил мне дорогое, импортное женское бельё, верхнюю одежду и туфли на высокой шпильке. Бельё я постоянно носил под одеждой, а туфли, юбки с платьями и кофточки надевал — для него — на даче. И ходил так не только в доме, но и по садовому участку.

Он постоянно трахал меня «по-армянски», — в попку, разрабатывал своей толстой, длинной палкой моё очко. Я просто улетал от острого кайфа, когда он в меня входил, а когда накатывал сумасшедший оргазм, — бился в замысловатых конвульсиях, как кончающая баба, кричал всякие интимные несуразности и лез языком в жадный, горячий рот своего темпераментного любовника. Не знаю, любил ли меня Арарат, но я просто был от него без ума и кончал, содрогаясь на его хую, долго и бурно, выплёскивая сперму на свой белый, не загорелый живот.

Однажды, перед очередной поездкой на дачу, уже садясь в крутую иномарку шефа с кокетливым целлофановым пакетом в руке, в котором, помимо пачки сигарет и косметички, лежали туфли, коротенькая юбка и блузка, зазвонил мой сотовый. Я быстро достал его из кармана джинсов, взглянул на маленький, светящийся экран: звонил мой знакомый парень Колян.

— Привет, дорогая! — послышался его взволнованный голос.

— А-а, это ты. Здравствуй, — смущённо ответил я, усаживаясь на переднее сиденье рядом с шефом.

— Встретимся, Пашенька? Я по тебе жутко соскучился, милая, — предложил нежным голосом Колян, и у меня всё так и оборвалось в низу живота. Я вспомнил удовольствие, с которым делал ему минет в парке, остроту ощущений, сладостное сознание опасности, всплеск адреналина в крови, и мне страшно захотелось всё это повторить и снова испытать все чувства.

Шеф равнодушно завёл двигатель, включил передачу и приготовился тронуться с места.

— Подожди, Арарат! — остановил вдруг я его, прикрывая ладошкой трубку. — Извини, я сегодня не смогу с тобой поехать — срочные проблемы. Не обижайся, пожалуйста... Дай, я выйду.

Он удивлённо поднял брови:

— Что-нибудь серьёзное? Нужна моя помощь?

— Нет, нет, ничего не надо, — я сам! — заторопился я, выскакивая из машины. — До завтра, дорогой!

Хлопнув несильно дверью и посмотрев с нескрываемым сожалением на хвост удаляющейся иномарки, снова поднёс трубку к уху:

— Колян? Говори куда ехать. Я лечу к тебе!

Он назвал адрес, сказал, что это автостоянка, на которой он дежурит, объяснил, как добраться. Пока я доехал, на улице стало темнеть. Я попал в незнакомый глухой район, застроенный старыми панельными пятиэтажками, так называемыми «хрущёбами». Людей было мало: кое-где во дворах за столиками играли в домино пенсионеры, сплетничали на лавочках «кумушки», беззаботно лузгая семечки, на заброшенных детских площадках отрывалась с «Клинским» и «Арсенальным» под ритмичный речитатив рэпа из мобильников супер-продвинутая молодёжь.

Мне захотелось предстать перед дружком Коляном во всей своей гомосексуальной красе, — так же, как я одевался перед Араратом на его даче. Пакет с женскими вещами был со мной, оставалось только найти подходящее место и переодеться. На улице это сделать было невозможно, и я принялся заглядывать в подъезды, дёргал закрытые на замок подвальные двери. В одном, темном и загаженном, дверь подвала была не заперта. Подсвечивая себе мобильником, я спустился вниз по пыльным ступенькам. Осторожно огляделся по сторонам, прислушался: в подвале царила гробовая тишина, — нигде ни звука, ни шороха. Воняло погребом и застарелой плесенью. Приободрённый, я быстро сбросил кроссовки, джинсы с рубашкой и женские трусики, выудив из пакета, по быстрому нанизал на талию кружевной пояс, умело натянул тонкие нейлоновые чулки, прикрепил их застёжками к поясу, снова натянул стринги, надел коротенькую, едва прикрывающую попу, юбчонку и кокетливую, сильно приталенную белую кофточку, сунул затянутые в белый, паутинчатый нейлон ножки в чёрные лакированные туфельки на тонкой высокой шпильке. Отыскав в пакете помаду и зеркальце, подкрасил ярким ядовито-красным цветом губки, вдел в уши большие, позолоченные кольца серег. Я уже не носил гейскую серьгу в правом ухе, проколов всё в том же модном салоне «Блек-Джек-Тату» и левое ухо, — предпочитал трансовские серьги в обоих мочках.

Критическим взглядом, окинув лицо в зеркальце, остался вполне доволен своим видом: получилась стопроцентная симпатичная девушка, в которую хотелось влюбиться самому! (Опять этот сладостный, пожирающий меня изнутри комплекс Нарцисса!) Внешне всё, тоже было — высший класс, комар носу не подточит. Вау! Наконец-то я стал настоящей девчонкой! Вернее, стала... на время искусно поменяв пол.

Небрежно скомкав и сунув в пакет ненавистную мужскую «робу», я торопливо выскользнул из подвала.

На улице на меня сразу же обратили внимание. Видимо, из-за очень коротенькой юбочки и обалденно красивых, голых ножек принимали за ночную шлюху. Парни в разбитой детской беседке, мимо которой я проходил, стараясь как можно точней имитировать женскую походку, кокетливо виляя попой, отпустили в мой адрес циничную шутку, громко, по-жеребячьи, заржали. Я сделал вид, что не расслышал, стараясь побыстрее миновать подвыпившую компанию, боясь, как бы кто-нибудь из них прилипчиво не увязался следом. Слава богу, — невдалеке, за крайней пятиэтажкой уже показался синий металлический забор автостоянки. Убыстрив шаг, я поспешил к ней, радуясь в душе, что сейчас увижу своего парня, по которому, честно говоря, уже соскучился. Тот незабываемый случай в парке всё это время не выходил у меня из головы: шутка ли — Колян был первым мужчиной, с которым у меня был секс. Причём именно такой, о котором я мечтал бессонными ночами.

Ворота стоянки были распахнуты настежь, слева от них, в углу, на высоких бетонных опорах стояла будка охраны, похожая на голубятню или речной свайный домик. В квадратном окошке, как бы на втором этаже, маячило милое лицо Коляна. Я поднялся к нему по металлической лестнице, улыбаясь, заглянул в окошко.

— Что вам, девушка? — не узнав меня, спросил Колян. При этом глаза его похотливо вспыхнули, — было видно, что «девушка» ему понравилась.

— Хай, милый, — обворожительно смотря прямо ему в глаза, поздоровался я мягким, похожим на женский голосом. — Неужели не узнаёшь, шалунишка?

— Паша?! — наконец-то с восторгом догадался Колян.

— Ну а кто же ещё? Зайти можно?

— Спрашиваешь!

Он пулей сорвался с места, открыл дверь. Я грациозно вошёл в его чертоги, с интересом оглядывая необычную обстановку.

— Ты прямо как настоящая девочка, — оценил мой прикид Колян, с восхищением «пожирая» взглядом мою стройную, точёную фигурку в вызывающе короткой, блядской юбчонке, в туфлях на высокой шпильке.

— А я и есть девочка... твоя, мой дорогой Коленька, — интимно, с содроганием, пропел я, не отрывая страстного, полного желания, взгляда от его глаз. Тут же порывисто прильнул к нему всем своим гибким, жаждущим любви телом, нежно обвил руками за шею. Наши мягкие губы жадно спаялись в мучительно долгом, засасывающем, возбуждающем поцелуе. Я почувствовал во рту одуряюще сладкий привкус его тёплой слюны. От соприкосновения с устами парня голова моя сильно закружилась, как у ветреной, легкомысленной женщины, враз потерявшей над собой контроль.

В углу у глухой стены стоял старый, потёртый ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх