В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4

  1. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1
  2. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 2
  3. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 3
  4. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4
  5. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5
  6. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

Страница: 3 из 5

учитывая, что попка девственна, то определённо первым у моей матери должен быть я. Разве кто-то будет более нежен и ласков с собственной матерью, чем родной сын?

Наташа, а она к тому времени уже очухалась и сидя на столе уже тоже участвовала в напряжённом и шумном диспуте, вдруг с ней согласилась. В конце концов, заявила она, мальчику нужно становиться настоящим мужиком. А что это за мужик, который ни разу в жизни не имел женщину в попку? И опять же, кто как не родная мать, наиболее всего и лучше подходит на роль первой сексуальной партнёрши для анального секса?

Наверное, после всего того, что УЖЕ случилось, — удивляться чему-то в этой отмороженной компашке чему-то было глупо. Но мне, казалось, что всё это происходит не со мной. Разум просто отказывался верить в происходящее.

Ну, в самом же деле, не могут же ведь взрослые люди всерьёз обсуждать морально-этическую сторону анального или орального секса между матерью и сыном? Да ещё с таким пылом и жаром, как это делали все присутствующие. Впрочем, хоть я не физиономист, но с первого взгляда, даже мне было понятно, что все они ловят от этого какой-то особый изощрённый, понятный только им, извергам, кайф.

Впрочем, самое дикое, что извращённое грязное желание трахнуть свою мать, пускай и на глазах у этой гогочучей толпы, медленно, но неукротимо овладевало мной.

К этому времени, все, кстати, в споре уже пришли к выводу, что трах в попу, как и в рот, по определению, никак, не может считаться инцестом. Это, мол, вообще ерунда, как тот же массаж.

В общем, все теперь смотрели на меня и ждали моего слова. Немного странно, ни никто и не собирался спрашивать мнения у моей мамы.

Я был совершенно сбит с толку. Уже изрядно нетрезвый от выпитого. Не знаю, скажу честно, что сейчас заводило меня больше, — то ли умелая ручка Светы, дрочащая мне член, то ли обуревавшие мой разум мысли о предстоящем соитии с мамой. Наверное, не важно. Я просто согласно кивнул.

Мама обернулась и посмотрела на меня. Точнее сказать, ей позволили обернуться только сейчас. Потому, что если бы она это сделала хоть на пару секунд пораньше, — то я бы никогда не кивнул. Никогда. Вообще, это неописуемо странно, смотреть в глаза своей маме, после того, как ты сказал, что сейчас трахнешь её в зад, но пока ещё этого не сделал. Но вот-вот уже сейчас, сделаешь, непременно.

Она, конечно, сразу всё поняла. Во всяком случае, никогда прежде она на меня так не смотрела. Как-то странно и зло. Ну, а какой матери улыбается, что помимо всего прочего, её сегодня будет трахать ещё и её сын? И теперь, получается, что практически добровольно со своей стороны. Хм... И причём, в несколько непривычное для мамы место. Если, конечно, можно так выразиться в данном случае.

Впрочем, Светке это очень не понравилось, что мама без разрешения оглянулась. Хотя нет, дело не в этом. Светке не понравилось то, как мама на меня посмотрела и то, как я сразу, под этим взором стушевался и в какой-то момент был готов, ели честно, уже и врубить заднюю.

Светка бросилась к маме и в воздухе тут же засвистела трость и мама жалобно воскликнула, — Света несколько раз опустила на мамину спину трость, опять оставляя на коже красные следы.

— Неблагодарная дрянь!, — в сердцах ругала её Света, — я тут горло за неё рву, чтобы это был её сын, а она... Хочешь, блядина, чтобы на месте твоего мальчика был кто-то из этих буйволов! Да тебя ж, дурра, любой из них порвёт пополам! Ты ж пойми, глупая ты курица, я же тебе одолжение делаю!!!

Лена сморщила носик и с жалостью посмотрела на меня:

— Вот ведь шлюха, да? Готова трахаться с незнакомыми мужиками, а как ублажить родного единственного сына, так строит тут из себя непонятного кого...

Алина и Катя тоже возмущённо зафыркали. А Наташа положила руку мне на плечо и сказала:

— Вот я бы своему сыну никогда бы не отказала!

Света к тому времени снова свела мамины руки сзади и видимо, в наказание, опять защёлкнула на её запястьях мягкие наручники.

Конечно, мне не понравилось, что Светка бьёт мою маму. Но так хотя бы мама больше не решалась поднимать на меня свои глаза. А так, не видя глаз матери, совесть жгла меня не слишком зло, что я всё же находил в себе мысли не отказываться от моего решения.

Ещё мне казалось, что всё это подстроено. И наши с мамой хозяева давно уже решили, что мы с мамой сегодня, так или иначе, но всё равно, будем заниматься сексом. Ну... или мне так хотелось думать..

Света уже тащила ко мне мою маму, опять намотав её длинную толстую косу себе на кулак. Но мама заупиралась, замотала головой.

— Ну, вы же не всерьёз!?, — в полнейшем ужасе верещала она, — что вы делаете? Нет! Прекратите! Так нельзя!

Дрон похлопал меня по плечу:

— Слушай, а ей так-то, давно, походу, надо показать, кто в доме хозяин. А то ишь ты...

Макс зачем-то тащил стул в беседку. Наташа и Алина мягко подхватили меня за руки и потащили вслед за Максом.

Света указала мне на стул.

— Милый, садись. Всё же, твоя мама более искушённая и искусная в любви, чем ты. Мне кажется, Вам обоим будет лучше, если она будет сверху..

Я колебался. Блеааатт!!. Ну, сколько я не был пьян, сколько не выкурил плана, как не был я возбуждён, но в глубине души я один хрен прекрасно осознавал одну огромную разницу. Одно дело, мысленно представлять себе секс с матерью и даже дрочить на неё. Но совсем другое дело, это в реальности заниматься сексом с матерью... Нет, прямо сейчас, мне хотелось провалиться сквозь землю, но не делать этот последний шаг, через тысячелетнее табу. Я уверен, что если бы этого моя мать уже не отсосала бы у меня, то не в жизнь бы я сейчас не решился на секс с ней. А так... Ну, вроде бы, самая первая, самая непреодолимая ступенька в пропасть тысячелетнего табу, получается, что уже пройдена... А все последующие уже и не так пугают.

Света ободряюще мне улыбнулась:

— К тому же, если мама твоя будет сверху, то так ей будет легче показать тебе всю силу своей любви к тебе.

Она дёрнула маму за косу:

— Да, Елизавета Николаевна?! Ты же любишь своего мальчика, а? Ты же покажешь ему свою любовь, а?

Дрон и Колян, а потом и Макс и Виктор ободряюще похлопывали меня по плечу. Лена и Катя согласно кивали. А Света на моих глазах играла рукой с маминой грудью... Нас с мамой буквально толкали на это. Меня уговорами словами, а маму поркой.

Мама, моя несчастная мама, вдруг буквально обожгла меня испепеляющим взглядом. Ну... Мой член стоял так, что едва не упирался мне в пупок. Сами понимаете, просто так это не бывает. И мама, конечно, видела это и соображала, что это у меня на неё так. И, думаю, сейчас она ненавидела меня за это.

— Нет, Егор!, — выдохнула она, глядя мне прямо в глаза, — нет! Не дай им сделать тебя, такими же уродами, как и они сами..

Ей ответом был всеобщий ржач и улюканье.

Кто спорит, конечно, мама права. Ну, откажусь я? И что? Моё место тут же займёт Макс..

Хм... Оно ведь всегда вот так. Когда чего-то очень хочешь, то всегда найдётся тысяча и одна ПРАВИЛЬНАЯ причина, чтобы решиться на это.

Я молча и решительно уселся на деревянный стул. Макс и Дрон зачем-то укладывали по бокам от моего стула подушки.

В глазах мамы была боль. Но теперь, что-то перевернулось во мне и я, впервые за эту ночь, сумел выдержать её взгляд. Мама заплакала. Она опять упиралась, о чём-то жалобно просила, умоляла, её опять порола Света. Я не мог на это смотреть. Но моё естество предательски, по-прежнему гордо, возвышалось над моими бёдрами, и не думая ни на миг опадать.

Я поднял голову, только когда маму согнули пополам, а Света заботливо, густо и тщательно, смазывала её анус каким-то кремом.

Голова мамы была опущена. Но наши взгляды вновь пересеклись. В её потерянных глазах царили тоска и отчаяние... Но там уже не было протеста. Как будто, и она уже смирилась с неизбежным. Особенно, когда её взгляд опять упал на мой стоящий колом ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх