Любовь и сны в дурдоме. Сон четвертый

  1. Любовь и сны в дурдоме. Сон первый
  2. Любовь и сны в дурдоме. Сон второй
  3. Любовь и сны в дурдоме. Сон третий
  4. Любовь и сны в дурдоме. Наяву
  5. Любовь и сны в дурдоме. Сон четвертый
  6. Любовь и сны в дурдоме. Окончание

Страница: 2 из 2

зашкаливали. Веселье и смех сменились тоской и грустью. Я обнял тебя, ты положила голову на меня. Какое-то время мы смотрели на небо, на все окружающее, молча, стараясь то ли что-то понять, то ли запомнить, но скорее всего, проститься. Я наклонился к твоим губам и стал тебя целовать. Ты закрыла глаза. Я тоже закрыл. Последний день подходит к концу. Я расстегнул твою куртку и запустил туда руку, мягко ощупывая твой бок. Сквозь ткань, кожу и плоть, ощущая ребра и твое тяжелое дыхание. Моя рука скользнула под твою футболку, держа тебя за бок под грудью. Ты крепко обняла меня, а затем стала снимать с меня куртку, не разрывая наших слившихся губ, не открывая глаз мы сняли кожу курток друг с друга оставшись в футболках. Я стянул с тебя футболку и повалил на плед. Ты открыла глаза и тихонечко вздохнула. Солнце заходило и на линии горизонта уже появились маленькие еле различимые силуэты тварей, но они еще далеко, у нас еще есть время. Твоя грудь смотрела на меня торчащими сосками, я скинул футболку, взял ее двумя руками и стал целовать, жестко массируя грудь. Твое тело становилось горячее. Я это чувствовал.

Твои руки водили по моей спине, шее, волосам, абсолютно хаотично. Я посмотрел на твое лицо, я видел желание и страх в твоих глазах. Вряд ли кто-то в мире когда-либо испытывал что-то подобное тому что испытывали мы. Я целовал твой живот, а руками стягивал с тебя джинсы. Тебе надо было расслабиться, страх пересиливал тебя, ты была скована. В след за джинсами в сторону полетели и трусики. Ты ждала, ждала, когда я это сделаю, когда прикоснусь к тебе языком, и возбуждение пересилит страх. Твоя грудь вздымалась, ты ласкала свое тело, но взгляд твой не сдвигался с одной точки, ты смотрела в небо. Пальчиками я немного раздвинул твои губки и мокрым кончиком языка прикоснулся к клитору и сразу убрал язык, ты вздрогнула. Я снова прикоснулся, ты снова вздрогнула. Я делал так несколько раз, сокращая каждый раз время между прикосновениями. Ты вздрагивала, продолжая ласкать руками свое тело и грудь. Наконец я уже не отрывался, а мягко гладил языком твой клитор. Ты стала тихонечко еле слышно постанывать. Я ощущал как ты раскрываешься, как тело твое успокаивается отдаваясь в мою власть и впадая в негу. Страх стал уходить из твоих клеток, уступая место возбуждению. Ты опустила руку на мою голову, направляя мои движения. От одного прикосновения до непрерывных ласк прошло не больше десяти минут. Я просунул палец в твою промежность проверяя насколько ты готова и стимулируя ту самую точку на верхней влажной стенке внутри тебя, ты стала более влажной. Тихие стоны, глубокие подавленные вздохи. Я отправил на помощь еще один палец, доставляя тебе удовольствие языком и все активней стимулируя заветную точку.

Откуда-то из далека, слышались хрипы мертвых мразей, но нам было уже все равно мы не обращали на них внимания. Ты пустила руку в мои волосы и сжала их от удовольствия. Я не останавливался, пока ты не потянула меня за волосы вверх, к себе. Ты подняла меня и стала целовать пах сквозь джинсы, расстегивая мой ремень, спустила джинсы и трусы одним разом, вместе. Упругий член выскочил освобожденный от пленявшей его ткани. Одной рукой ты сжимала мою ягодицу, другой взялась за основание члена, нежно взяла головку в ротик, облизывая ее языком. Дальше действия твои напоминали пружинку, ты заглатывала почти до основания, языком и ртом ощущая как кровь приливает к нему, как он набухает, как он становиться больше и больше, ты же не заглатываешь его до основания, ты сосредоточена чуть дальше головки. Все это напоминало китайскую ловушку для пальцев, чем сильнее растягиваешь в стороны, тем невозможней вытащить пальцы и нельзя вернуться обратно. Ты посмотрела на меня снизу вверх и улыбнулась. Я легонько толкнул тебя в плечо, ты поняла намек и легла. Я лег на тебя, целуя в шею, держась одной рукой за шею, а другой, направляя кусочек себя в тебя. Плавно я вошел. Ты простонала. Дальше я действовал точно, четко с непрерывным ровным ритмом, я смотрел тебе в глаза, а ты смотрела в мои иногда закрывая и постанывая от удовольствия. Мы хотели запомнить друг друга такими, влюбленными любовниками. Хрипы мертвых были уже не далеко, Их фигуры было уже не сложно рассмотреть, пусть не четко, но были уже видны их омерзительные гниющие лица. Они стекались к нам со всего города, ровно по лини сумерек, вслед уходящему солнцу. Но у нас еще было время и нам нельзя было его тратить попусту.

Ты прислонила мое ухо к своим губам и прошептала: «Я хочу, чтобы эти мертвые уебки видели нас, видели жизнь, хочу смотреть им ы глаза». Ты встала на четвереньки лицом к надвигающейся толпе мертвецов. Я поводил головкой по твоим губкам, немного вставляя ее. Ты повернулась ко мне с улыбкой, в газах горела жадность и желание обладать им, чувствовать в себе. Я рывком вошел, взял тебя за ягодицы. Хрипы и рыки гниющих трупов стали заглушать твои громкие стоны и частые хлопки моих бедер по твоим ягодицам. Я словно римский легионер ритмом барабана ведущий солдат в бой, отбивал странный, сильный, мощный, гулкий ритм на твоей попке. Заставляя тебя стонами подпевать этому ритму. (sexytales.org) Ритму идущих на смерть, но пляшущих на острее ее косы безумный танец пьянящей страсти. Я не видел, но знал, что глаза твои горят, ты опустила голову вперед и вниз. Ты замолкала, а потом разрывалась стоном, пальцами сжимала плед, разжимала и снова сжимала, будто что-то ищешь на ощупь.

Они были уже настолько близко, что их вонь стала окутывать нас, но нам было уже все равно мы не обращали никакого внимания на них. Я вернул тебя в исходную миссионерскую позицию, ты подняла ноги, и развела их настолько высоко и широко, насколько это было возможно. Я видел, ты была счастлива. Ты просто сходила с ума от удовольствия. Ты мотала головой из стороны в сторону, стоны были уже криками, ты кусала губы, впивалась до крови ногтями в мою спину, обхватила меня ногами и сжимала, тело извивалось, казалось ты просто не знаешь куда себя деть, тебе никогда не было так хорошо. Твари были уже в нескольких шагах от нас. Но кого это заботило? Точно не нас. Я чувствовал, чувствовал как что-то внизу твоего живота нарастает, и то же нарастало на кончике моего члена, еще чуть-чуть, еще пару минут, и вот оно, вот, вот, оно уже здесь, словно атомный взрыв. Нас взорвало и унесло на небо, подбросило и опустило и еще подбросило и опустило и еще раз. Ты прокричала: «ДААА!». Я прокричал что-то нечленораздельное. Я упал не тебя, через минуту я пришёл в себя, и поцеловал тебя. Ты же все еще находилась во власти удовольствия. Расплываясь в улыбке и нет осознано гладя мое тело. Из под пледа я достал нож. Одним резким точным движением я ударил тебя. Холодная сталь в секунду нагрелась от жара твоего тела. Ты умерла быстро, не заметив и не поняв этого. Сразу.

Этого я и хотел, этого хотела ты. Ты умерла счастливой. Я хотел было ударить себя ножом в грудь, но не успел, чьи то зубы вонзились в мою руку. В ногу, в зад. Меня сожрали, сожрали заживо. До последнего момента я закрывал собой твое тело. И все время пока от потери крови и боли не разорвалось мое сердце, я кричал твое имя. До последней секунды я кричал не от боли, я кричал только твое имя. Чувствуя, как отрывают от меня куски плоти, как рвут мои жилы. Лишь имя, только имя. Рассвет освятил новую картину мира, мертвую и пустую. В лучах первого солнца нового дня новой планеты, в утренней туманной дымке, по среди площади маленького городка лежали два окровавленных голых скелета. Казалось, они обнимаются в последнем экстазе любви. Так умерли последние люди на мертвой планете. Так умерла последняя любовь.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх