В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5

  1. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1
  2. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 2
  3. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 3
  4. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4
  5. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5
  6. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

Страница: 1 из 3

Сказать о правде, у меня не было даже сил, чтобы подняться с деревянной лавки в душевой, на которой я полулежал, облокотившись спиной о холодную плитчатую стену. Что-то, даже и не помню, когда я в последний раз так категорически выматывался до полного изнеможения.

И тем удивительнее мне было смотреть на маму. Хм... Ну, ведь без споров и ежу понятно, — уж ей-то сегодня в разы досталось поболее, чем мне.

До меня долетали брызги из душа. То ледяные, то едва не кипяток. Контрастный душ. Мама приводила себя в чувство. Она уже так минут тридцать. Не знаю, сколько уже раз она себя намыливала и тело и голову, и долго яростно тёрла и скребла себя мочалкой, до того, что её кожа уже буквально алела.

Стоило ли сейчас удивляться тому, что мама в двух метрах от меня абсолютно обнажена и вроде как, совершенно меня не стесняется? Точно также, ни капельки не чураясь меня, не моргнув глазом мама тщательно и долго смазывала себя между ног, а потом и попку кремом, что дал ей Макс. Правда, теперь даже это запредельное по своей эротичности зрелище не взволновало меня ни капельки.

Макс притащил нам из своей машины мою и мамину одежду. Я наблюдал, как мама одевается, а потом садится рядом со мной на лавку, вытаскивает из сумочки косметичку и тщательно приводит себя в порядок.

Ну, да... Моя мама такая. Что называется, даже мусор вынести за порог дома не ступит, если у неё сбита причёска или не подкрашены губы.

На меня она даже и мельком не смотрит. Я её не виню за это.

В себя я пришёл ещё в беседке. Ну, как пришёл. Очнулся, когда Макс вытаскивал меня из дрыхнувшей человеческой свальной кучи за ногу. Я сел, пытаясь очухаться, огляделся. Вокруг меня в беспорядке валялись человеческие обнажённые тела, все в отключке.

Я недоумённо посмотрел на Макса. Не знаю, как он сам до сих пор держался на ногах. Но покачивало его изрядно. Так же за ногу, он подтащил ко мне мою маму. Она тоже была в полном отрубе. Мама лягалась и грубо кляла его, чтобы он её не трогал и дал поспать.

Макс хохотнул:

— Николавна, ты бы это... А то смотри, эта свора утром очнётся и запросто может потребовать продолжения, — неровным голосом промычал он.

На мою маму это подействовало мгновенно. Словно, в мгновение ока, очнувшись, она рывком села на полу.

— Ты нас отпускаешь?

Макс снова пьяно заржал:

— Гы-гы... Лиза, ты чего? А тебя разве тут кто-то держал против воли?

Мама вспыхнула и лягнула его ногой, явно целясь ему в колено. Но сил у неё не было совершенно никаких, так что Макс даже не шелохнулся.

— Дуйте, в душ. Я пока вызову такси и принесу Ваши шмотки, — Макс кивнул в сторону бани. Какое-то время он постоял. Громко рыгнул и вдруг рухнул навзничь.

Правда, почти тот час же поднялся, мотая головой:

— Млять, ну, надо же было так нажраться...

Мама тоже, кое-как умудрилась подняться на ноги. Макс посмотрел на неё и шлёпнул ладонью по её заднице. Мать окрысилась на него. Но Макс тут же примирительно замахал руками.

— Да, ладно, Вам, Елизавета Николаевна? Вы чего? Подумаешь, невинный шлепок. После всего того, что между нами было?, — он осклабился, — я Вас умоляю, какие мы недотроги...

— Сука ты!, — вяло махнула ему рукой мама, — вставай, Егор..

Мне казалось, что сейчас это просто невозможно. Я покачал головой.

— Вставай!, — требовательно повторила мама. Она стояла надо мной, покачиваясь на слабых ногах, вся растрёпанная, покрытая с головы до ног следами высохшей спермы.

В конце концов, она просто пнула меня ногой в бок, пообещав оторвать мне яйца, если я немедленно не встану. Я изумлённо уставился на неё, — она так-то у меня всегда была доброй покладистой женщиной. Хотя... Учитывая ситуацию, наверное, мне не следовало обижаться на её грубость. Хм... ОСОБЕННО мне.

Кряхтя, я поднялся на ноги.

Макс догнал нас уже у двери в баню. В руках у него была наша одежда. Он молча всё отдал нам и протянул маме какой-то тюбик.

— Это Светкин. Она говорит, что лучше нет. Смажь свои дырки хорошенько. Обе. Тогда утром болеть не так сильно будет...

Мама молча взяла и шагнула в дверь.

Светкину трость Макс протянул мне. Хмыкнул:

— А это тебе. Подарок. На память, — он кивнул в след маме, — может и пригодится, кстати, если когда ещё будет ерепениться... Сам видел, — вещь в воспитании женщин просто безотказная!

Мама выматерилась. Чисто машинально я взял трость в руки.

И теперь я с немым восхищением взирал на маму. Она тщательно расчесалась, накрасилась. И, в общем-то, по ней уже и не скажешь, что она несколько часов подряд занималась групповым сексом с множеством мужчин и женщин. Ну, разве что только мешки, конечно, под глазами и вид в целом явно измученный. Но в любом случае, я выглядел гораздо хуже. Эх, вот ведь женщины!

— Чего ты разлёгся? В душ быстро!, — мама зло уставилась на меня.

Я что-то ответил, мол, устал, сил вообще нет. Не знаю, с чего она разъярилась.

— Ты устал?! Ах, ты мерзавец...

Чёрт, эта грёбанная трость лежала тут же на лавке и через секунду она была уже у мамы в руках и я на своей шкуре испытал, какого маме приходилось, когда её порола Света. Это пипец, как больно!!! Проклятая трость даже не била, а как-то невыносимо жалила и жгла.

— Это меня там всей толпой драли!!! , — рычала мама, в исступлении молотя меня тростью куда придётся, — в том числе и ты, подонок! Да, как ты мог?! Это меня насиловали весь вечер! А ты там в своё удовольствие трахался со всеми этими шмарами!!!

— Мама! Мама!, — заорал я благим матом, скатываясь с лавки на пол и прямо на четвереньках убегая от неё.

Ну, так-то да, я на голову выше её и в плечах шире в два раза, но стоило сейчас видеть её глаза, чтобы сразу врубиться, что сейчас с этой женщиной справиться у меня нет ни единого шанса.

Блин, да она меня ни разу в жизни ремнём не била. Так, что мне это чувство доселе было абсолютно незнакомо.

— В душ я сказала, мерзавец!, — она возвышалась надо мной, уперев руки в боки. И я, послушно и торопливо, всё так же на четвереньках бросился под душ.

Когда я намок, мама выволокла меня к себе и принялась грубо намыливать меня и больно надраивать мочалкой.

— Никогда не прощу тебя!, — ругалась она, раздувая ноздри от переполнявшей её ярости, — я же твоя родная мать!! Ну, как ты мог!?

Я благоразумно помалкивал. Ну, да... А чего тут скажешь ей?

Хм... Я смутно помню, что там вообще происходило в беседке, во время всеобщей свальной груповушки. Так только вспыхивают отдельные кадры в памяти. Да и те размытые.

Помню, что я первым делом набросился на Свету, подмял её под себя и долго и жёстко трахал её в попку, шептал ей что-то злое и мстительное, типа, это месть за маму. Света брыкалась подо мной, вырывалась, вопила в голос. Но судя по тому, что при этом раза два она точно кончила, то, видимо, моя «месть» не удалась.

Помню, как мама делала «троечку». Ну, или с ней делали «троечку». Она лежала на Дроне, сзади её оприходовал Макс, а в рот ей давал, по-моему, Олег.

Потом я трахал Алину и Катю. Потом Катю стал трахать кто-то ещё. Потом, я вроде бы тоже трахал в задницу и Лену. Потом мы с Максом, поставив на четвереньки Свету и трахали её во все дырки, постоянно меняясь местами.

Точно помню, что пытался даже пристроиться и к маме. Она, сидя верхом на Олеге, вылизывала киску Лене, ну я и пристроился к её попке... Не знаю, как она меня ощутила, но лягнула меня так, что... Правда, меня тут же «утешила» Наташа. А в мамину попку тут же вонзился, по-моему, Колян. Кстати, чуть погодя мы с Коляном на пару трахнули и его жену. А потом и ещё кого-то, тоже на пару. Колян мне ещё пьяно орал, мол, «напарник, идём на второй круг!».

Я помню, что кончал много раз. Но странное дело очередное семяизвержение не приносило облегчения. Или приносило, но только на малое время. И член снова наливался болезненной эрекцией, и снова неумолимо хотелось ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (21)

Последние рассказы автора

наверх