Активный отдых

Страница: 2 из 3

Оторвавшись, выпрямилась, удивительно взмахнула волосами, расплескав их во тьме. В этот раз я кончил под наездницей Ксенией. Вообще за ночь я сделал это четырежды.

Проснувшись где-то около полудня, Ксения быстро собралась и убежала опережать возвращающуюся с экскурсии дочь. И ей повезло, в номере она оказалась минут всего на десять раньше Люды, так что та ничего не заподозрила. Мы обговорили этот момент: вся такая правильная дочь ничего не должна знать о нас. Она симпатизировала мужику с которым сейчас жила её мать и могла испортить нам отдых. Надо было проявить изобретательность, чтобы вновь поебаться, а это было трудно — меня обуревала дичайшее желание, такое, что я готов был трахаться с ней хоть на переполненном стадионе. Но Ксюша берегла психику своей дочери. Поэтому следующую ночь я провел, онанируя, но при этом, толком не выспавшись и не желая спать прямо с утра поперся звать девчонок на пляж, надеясь у вечеру сочинить что-нибудь. Люда собралась скорее и вышла из номера, бросив, что ей надо куда-то заскочить и встретимся мы на пляже. Одновременно с её уходом, из ванной появилась Ксюша в шикарном, но не откровенном купальнике. Отступать я не собирался. Правда, всё оказалось не так просто, будучи уже готова к выходу, она не хотела сейчас. Я настаивал, говорил, что это будет по-быстрому, и детали её туалета не пострадают. Она не сомневалась в этом (её сарказм не задел меня), но еще у нее по расписанию обучение немецкому (английским языком, как она похвасталась, владела как учительница английского в Англии) через аудио курс. Крепко сжав её объятиями и дав понять, что не выпущу я уломал её на минет, ведь не хочет же она чтобы парень со стояком в обтягивающих узких плавках разгуливал рядом с ней по людному пляжу. Что-то новенькое в наших отношениях...

Ксюша надела наушники (средних размеров уши, а не какие-нибудь капли) и, не снимая ничего из купальника, опустилась на мягкий ковер. Изящно извлекла член из тесной неволи плавок и принялась сосать, не потрудившись даже приспустить их, получалось, что мои яйца были отсечены резинкой, а наружу торчал только конец. Ну и пусть, сосала она мастерски... и попутно обучалась языку Гёте, Гитлера и ещё кучи незнакомого нам народу. Вдруг дверь отворилась, но видел это только я, так как стоял лицом к ней. По счастью, будучи глубоко поглощен наслаждением от ласк, я не среагировал, так, чтобы это отразилось на моем члене и привлекло внимание подруги. В проеме сливаясь с сумраком коридора, стояла ошарашенная Люда, с открытым ртом — она собиралась что-то сказать входя. Мне эта сцена почему-то была безразлична: я не возбудился, но и не запаниковал. Просто спокойно улыбнулся. Люда в следующее мгновение исчезла, громко хлопнув дверью. Ксения встрепенулась, подняла глаза на меня и обернулась глянуть на дверь. Рукой я вернул её голову на место. Вероятно, это был наш первый и последний минет.

Мы много времени проводили в этот день втроем, Люда никак не выказывала своего возмущения, но стоило оказаться вдали от Ксении и других не русскоговорящих ушей, как мне приходилось выслушивать всякую фигню. Она требовала прекратить этот разврат, иначе она скажет маме, что мы раскрыты. После пререканий и длинных пустых диалогов, после просьб и мольбы с моей стороны, упрямства, ханжества и нежелания понять двух любовников с её — мы пришли к странному компромиссу. Разыграть мою возможность трахать её мать в карты. Был уже вечер, и мы как раз и развлекались игрой в холле отеля. То есть мы должны были сыграть следующую партию и проигравший уступал. Для меня это была плохая идея: Люда игра лучше. Так как мы уже играли довольно давно и с целью укорачивания вечера, я дурачась мухлевал: бил не в масть, подбрасывал неподходящие карты, и все одно — она выигрывала чаще. А чтобы исключить всяческие попытки схитрить с моей стороны предупредила: смухлюешь — проиграл. В качестве бонуса, если я выиграю — Люда будет вынуждена подглядеть за нашей любовью. Раздача была отвратительнейшая, я почувствовал — шансов нет. Конечно, хочется поступить по-мужски, но как мы вообще до такого додумались — рисковать своими чувствами: я страстью, она уважением к мамочке. Но вот интересно, если она проиграет, согласится ли смотреть? Кстати, откуда бы она это делала? Думаю если удачно встать на балконе, благо мой номер на первом этаже за живой изгородью цветущих кустов и на балкон легко пробраться. Понятно, что все эти отвлеченные мысли мало способствовали моей победе.

Вдруг меня током пронзил громкий в голос смех Ксении, она отбрасывала карту и укоряла незадачливого шулера. Автоматом я всё воспринял на себя, будто замечтавшись, сходил не той картой. Но ошиблась Люда, она закусила губу от досады и вперила взгляд в карту не веря тому, что произошло. Я быстро бросил карты и объявил Люду проигравшей. Она промолчала, а вот Ксения удивилась: почему все так серьезно, не на корову же играем. Сказал, что уже надоела игра и гораздо лучше пойти за порцией коктейля. Никто не возразил, и я отправился к бару, но вместо халявных напитков заказал шампанского.

Ксении я наврал, что придумал для нас хитровыебанное алиби, и она может остаться сегодня у меня на всю ночь на моей территории. И это прокатило, условились на 11 часов. Люде же объяснил, где будет её наблюдательный пункт и как туда попасть. Потом коробить начала меня эта затея, так что начал отговаривать, причем грубо достаточно, от этой затеи. Но эффект получился обратным: это была гордая девушка, не хотевшая отступать от своего слова, как не отступила признав поражение. А снисходительность моя просто взбесила её.

В 11—00 не было ни мамы у меня на кровати, ни дочери на балконе. Я перепугался: может Люда обломала меня, все выдав матери, на преминув еще и рассказать про то какой гадостью я хотел заставить её заниматься. Если это действительно так, тогда шансов сохранить отношения у меня ноль. Мне было стыдно.

Ксения, когда пришла, застала меня за такими мыслями и сразу их рассеяла, а на балконе никого не было. Прикинув, я решил тянуть время. В это раз Ксюша рвалась сношаться и первое, что пришло мне в голову это предложить анал — уламывать на него можно в течение полу жизни. Но как же мне, скотине, везло сегодня — эта сучка согласилась сразу же.

Тогда и без презерватива, настоял я — это принесло минуты две от силы. Ксения отправилась в ванну. А я, оставшись в тишине, уловил движение на балконе. Шагнув в жаркую ночь, наткнулся на клетчатый плед завладевший телом Люды.

— Любуйся нами — сказал я, но она свой каменный лик даже не потревожила эмоцией.

Я вернулся в комнату, закрыл стеклянную дверь, попытался рассмотреть сквозь нее, что-нибудь: отлично, ни хуя не видно. Разделся, меня колотил сильнейший мандраж, очень явно. Вышла тоже уже обнаженная Ксюша. Я несколько залюбовался ей: аккуратная, даже холеная женщина, всегда умеющая без явного напряга держать себя, её лобок был не наголо выбрит, на нем оставалась узкая полоска волос. Это она сегодня сделала — вчера такого не было. Я слегка приподнялся на цыпочках, мы поцеловались. Осознав, что сейчас с волнением можно справиться только вызывающей наглостью стал управляться с Ксюшей: поставил её на колени на кровать, нагнул, чтобы уперлась ладонями в матрас, повернул к балконной двери задницей. Недолго насладился своим творением: попа её казалась очень широкой в такой позе, обошел с другой стороны дал пососать палец, потом член, сунув ей пару раз в милый ротик, посоветовал не экономить на слюне. Она встрепенулась, взяла его в руку и плюнула пару раз на головку, на ней появилась прозрачное пенистое украшение. Вернувшись на зад, я накопил побольше слюны и, разведя булки руками, попытался плюнуть ей в дырочку. Вместо этого слюна, не отделившись в полете от той, которая осталась во рту медленно опустилась, прямо в «яблочко», обладательница «яблочка» аж задрожала. Я забрался с ногами на кровать, встав в полный рост, начал опускаться, сгибая ноги в коленях. Так на полусогнутых я поравнялся членом с входом в её жопу, и направил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх