В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

  1. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1
  2. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 2
  3. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 3
  4. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4
  5. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5
  6. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

Страница: 3 из 9

ПОДУМАТЬ о тебе такое!!! Но я же помню, как ты бросился защищать меня на пляже...

У меня, по началу, вроде от сердца отлегло. Ну... Не придётся мне всё таки уходиться из отчего дома. Или в армию идти. Но потом, глядя во всё прощающие нежные глаза матери, грёбанная совесть не в шутку стала меня грызть опять.

Ну, надо же она у меня ещё и прощения просит? М-да... Вот оно все любящее всепрощающее материнское сердце. Разве достоит я такой матери? Но мама, правда, желала всеми фибрами своей души, не смотря ни на какие «наши общие воспоминания», хотела и готова была поверить, что во всей этой мерзкой истории, — я точно такая же жертва, как и она.

В конце концов, я утащил её из кафе, пока она окончательно не напилась. Мы долго в ночи гуляли в парке. Говорили о чём угодно, но только не об ЭТОМ. Мы вообще, больше никогда не говорили о той ночи.

Она сама меня обняла. Прижалась, дрожа всем телом. Нет, конечно, в этом не было никакого подтекста, мама просто искала моей поддержки и тепла.

А я в очередной раз повёл себя, как свинья.

Я поцеловал её спонтанно. Что называется, даже для себя неожиданно. Как-то естественно и непринуждённо. Хотя нет, я думал об этом, почти всё время, пока мы гуляли вместе. Ну, не в том плане, где бы её зажать в укромном уголке... Нет, более, глобально что ли..

В душе-то я откровенно понимал, что если этой ночью я окончательно не утвержусь в роли её любовника, то завтра, прежняя граница «мама-сын» окончательно восстановится между нами и я снова никогда больше не смогу её переступить.

Я тоже, в ответ на её порыв, обнял её за таллию и притянул к себе. Крепко прижал к себе. Её длинные ресницы удивлённо захлопали. Нет, я не пытался её лапать. Я потянулся к ней, и мои губы накрыли её губы. Я не пытался засунуть в её язык, но наш поцелуй и без того, был очень чувственным и пылким. Аромат её духов и запах её тела будоражили меня. Она не отвечала на мой поцелуй. Но и не отталкивала меня! И не пыталась сжать губы. Так, что этот поцелуй длился долго. И я очень старался вложить в этот поцелуй всю свою страсть, чтобы мама ВСЁ поняла без моих слов.

После мы не сказали друг другу не слова. Но в её глазах не было злости.

Мы пошли дальше по аллее, держась за руки. Точнее говоря, это я держал её за руку. И постепенно, полная ясная уверенность наполняла меня, что сейчас в номере эта женщина будет моей.

В номере мама стала раздеваться, также молча. Только указала на выключатель:

— Выключи свет..

Я не стал возражать. Хотя после её сегодняшнего откровенного стриптиза в номере, это было непонятно. Впрочем, уже светало и отсутствие света мало что изменило. Мама бросила на меня короткий взгляд. Нечего необычного. Но меня, как током поразило... Это был ТОТ самый взгляд. Казалось бы, ничего необычного. Но... Как будто всё сразу становится ясно и понятно. Словно, одним мановением ресниц женщина говорит тебе, что твои притязания и ухаживания приняты, и она на всё согласна. И я, до того, стоявший нерешительно столбом, также молча, как и мама, принялся раздеваться.

Мы больше не смотрели друг на друга, пока не оказались в постели, под одним одеялом, совершенно обнажённые.

Но уже тут, я преодолел нахлынувшую на меня робость и под одеялом протянул к ней руки. Ни словом, ни жестом мама не оттолкнула меня. Я неуверенно ласкал её тело руками, потом всё-таки решился и снова поцеловал её. Запах её тела пьянил меня. Да и вообще, то, что теперь происходило между нами, сама мысль, что мама добровольно улеглась со мной в постель и позволяла себя ласкать и целовать, — одно это заставляло мою кровь бурлить в жилах.

Мама не отвечала на мой поцелуй, но опять позволила себя поцеловать. Но когда я, уже распалённый близостью её обнажённого тела, оторвался от её губ, на её глаза снова блестели слёзы. Чёрт, это был плохой знак.

Она отвела от меня своё лицо. Я было хотел настоять, но её ладонь легла мне на грудь, твёрдо отодвигая меня от себя.

— Егор... — прошептала мама в темноте, — я не уверена... Это просто последствия после вчерашнего ужаса. Мы оба получили психологическую травму. Стоит ли всё усугублять?

Я сжал её ладонь на своей груди.

— Мама... Меня тянуло к тебе и прежде. Это всё равно бы случилось.

Она вздохнула:

— Всё-таки ты мне это сказал. Ты думаешь, я не замечала этого? Просто не хотела в это верить..

Я было потянулся к ней снова, но она покачала головой:

— Нет, Егор, у меня там всё болит... , — она запнулась и добавила, видимо опасаясь уточняющего вопроса, — и спереди и сзади..

Я разочарованно вытянул лицо. Но мама смотрела на меня со странной усмешкой. Она зачем-то и не к месту вдруг хихикнула и чмокнула меня в щёку, а через секунду сама нырнула с головой под одеяло. Я так и замер..

Её губы и язык долго и нежно ласкали мою грудь и живот, пока её руки играли с моим мгновенно возбудившимся мужским естеством и яичками. Я был уже на самой грани, когда её горячий рот, наконец, принял меня в себя.

Это было неописуемо. Почему-то, в голову упрямо лезли картины, как мужики в бане и в беседке раз за разом нахваливают маму за то, как она умело берёт в рот. Это немного странно для училки с небольшого белгородского городка, но она действительно делает это мастерски.

Когда я пришёл в себя после семяизвержения, мамы уже юркнула из постели в сторону балкона. Она сидела на балконе, растрёпанная закутавшись в одеяло, с бокалом вина и с сигаретой в руках. Увидев меня, мама улыбнулась. Она закрыла глаза ладонью и покачала головой:

— Поверить не могу... Я сделала ЭТО собственному сыну!

Чуть позже мы вернулись в постель и она снова подарила мне обалденный миньет.

Проснулся я глубоко за полдень. Мамы рядом не было, но по звуку душа я сразу понял, где она.

Она стояла поду душем, подставляя лицо под струи воды, но увидев меня, немного посторонилась, уступая местечко и мне. Её не капельки не смутило, что она голая.

Мы намыливаем друг друга мочалками, улыбаемся друг другу. Понятное дело, что скоро мой член наливается кровью, восстаёт и уже упирается маме, то в живот, то в бедро. Я любовно принимаюсь ласкать руками мамкину грудь.

— Давай я его помою, — томно протянула мама, обхватывая мой член у самого основания и сладко его теребя. Она встала на колени, её ноготки скользнули по моей груди и бёдрам, окончательно доводя меня до белого каления. Нет, мама не стала меня мыть, а просто насадилась ртом на мой стояк, обхватив мои бёдра ладонями.

Я поднимаю лицо вверх, струи воды падают мне на лицо. Внизу, красивая женщина, стоя передо мной на коленях, нежно сосёт.

Это удивительно... Хм... Как быстро она «перестроилась». Впрочем, после той ночки, наверное, вообще ничему не стоило уже удивляться.

Когда я вышел из душа, мама обнажённая вертелась перед зеркалом, внимательно разглядывая себя со всех сторон. Она хмурится. И впрямь, видок у неё не очень. Следы от порки, усусов и засосов никак невозможно скрыть даже под одеждой.

— Я не могу так вернуться домой... Как я покажусь твоему отцу?

Я пожал плечами:

— Он же, вроде только дней через десять должен вернуться из рейса.

— Не факт. Частенько бывало, что он возвращался и гораздо раньше.

Это верно. Мама снова протягивает мне крем и я опять осторожно смазываю её «раны». Мне приятно ощущать ладонями её кожу, податливость её тела. Я даже нежно пару раз сжимаю в ладонях её груди и ягодицы. Мама ничего на это мне не говорит. Возбуждение постепенно снова охватывает меня, но не в той степени, чтобы потребовалась сексуальная разрядка. Миньет в душе сделал своё дело, к тому же я раздумываю о том, что сказала мне мама.

— Мы можем позвонить отцу, мам, — предложил я, — а что... Его, мол, нет дома. А нам тут очень понравилось... Задержимся тут на недельку.

Мама задумалась.

— Не знаю... Да, это хорошая идея. Но, боюсь, нам не хватит денег, — задумчиво протянула она,...  Читать дальше →

Показать комментарии (51)

Последние рассказы автора

наверх