В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

  1. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 1
  2. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 2
  3. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 3
  4. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 4
  5. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 5
  6. В плену у сумасбродных свингеров. Часть 6: Конец истории

Страница: 8 из 9

дырочку влагалища. Я был как будто в каком-то религиозном экстазе. Вот он Храм, подаривший мне жизнь... Он был прямо перед моими глазами.

Не раздумывая ни секунды, я ворвался в сочащуюся нежную дырочку своим языком, обуреваемый желанием попробовать на вкус ее сок.

Мама даже выпустила меня из себя и сладко сдавленно застонала.

Меня это распалило ещё больше. Я лизал ее клитор, затем обхватил его губами и втянул внутрь рта, где во всю принялся теребить его языком. Мама пыталась снова сосать мой член. Но постоянно сбивалась, выпускала его изо рта, тихо скулила или стонала, замирая. Но после набрасываясь на моё мужское достоинство с удвоенной силой.

Ее ароматные, тягучие соки стекали по моему лицу, наполняя мой рот божественной для меня влагой материнского лона.

Но вдруг, без всякого предупреждения мама скатилась с меня и оседлала мои бедра. Она пристально смотрит на меня, в её глазах горит возбуждение. Её пальчики обхватывают моё вздыбленное, мокрое от её слюны копьё и направляют прямо в её киску.

Мне дьявольски неимоверно хорошо сейчас. Но я зачем-то, всё равно предостерегаю её:

— Мама... Ты уверена, что хочешь туда?

Она с мягкой улыбкой смотрит на меня:

— А ты снова хочешь меня в попку?, — она мило морщится, — у меня уже там от тебя болит..

— Это же... , — я запинаюсь, но всё равно выговариваю, — это же инцест, мама! Меня это не пугает... Но я боялся, что ты будешь против!

Мама снова улыбается и шутливо вскидывает глаза к потолку:

— Ах... Значит, когда твой член входит в мой рот или ты берёшь меня сзади это не инцест?, — она тихо смеётся, — не говори глупостей, сынок..

Я не верил своим глазам и ушам! Но я даже привстал на локтях, чтобы видеть каждый миг этого святотатственного действа. У меня даже сердце замирает глядя, как мамино влагалище медленно поглотило возбуждённую головку моего члена. Она специально это делала медленно, словно, понимая какое наслаждение у меня вызывает созерцание этого зрелища.

Но её ладони на моей груди предательски задрожали, выдавая с головой и её возбуждение от происходящего.

Я не выдержал и подался своим бёдрами ей навстречу. Я с восторгом смотрел, как мягкие губки родного материнского дона натягиваются на мой напряжённый кол, медленно исчезающего в глубине маминого тела.

Когда я полностью погрузился в маму, она приникла ко мне и наши губы сливаются в жарком горячем поцелуе. Как и я, мама хочет запомнить этот момент, этот миг, когда мы слились воедино.

Но страсть слишком сильно бурлит в ней. Моя мамочка хочет яростной страстной ебли.

Мама начала скакать на моем члене, как на жеребце. Я сильно сжал ладонями ее грудь. Подстроившись под ее темп, я двигал бедрами ей навстречу, когда она опускалась, это доставляло ей, да и мне тоже, особое острое удовольствие.

Когда она кончила и безжизненно упала ко мне на грудь, я перевернул её. Теперь я оказался сверху, с мамиными ногами на плечах. Я неспешно и ритмично входил в неё, пока она не пришла в себя. Её ладошки почти сразу сжали мои ягодицы.

— Быстрее! Егор! Сильнее! Трахни свою мамочку! Не жалей меня!

Я впился в её губы поцелуем и что называется обрушился на неё всей своей мощью и пылом. Мама беспрестанно стонала, то и дело, срываясь на крик. Мой каменный член, покрытый ее соками, с чавкающим звуком входил и выходил из ее тела. Когда наши бедра встречались, к этой симфонии любви добавлялись мокрые шлепки.

Её ноги на моих плечах выгнулись в струны, а пальцы рук больно вцепились в мои бёдра, с силой притягивая меня к себе..

— Аааа... , — вскрикивает мама, — я снова улетаю! Егор, кончи вместе со мной!

Я напрягся, не соображая и не решаясь кончать в неё без её разрешения. Но мама уже жарко шепчет мне в ухо:

— Да в меня же, дурачок! Ты всегда должен кончать в СВОЮ женщину..

Я и так уже был почти на вершине, а эти слова буквально взорвали меня! А тут ещё мама своей киской как-то умудрилась туго сжать мой член. И я почти сразу же разрядился прямо в нее. Струя горячей спермы ударила точно в цель.

Мы кричали в один голос, растворяясь в океане наслаждения.

Мы лежали рядом, полностью опустошенные и уставшие. Спустя какое-то время мы принялись лениво и нежно целоваться. Но не ради нового возбуждения.

Я думал, что мама побежит в душ подмываться. Но она так и уснула головой на моей груди..

Мне что-то не спалось. Может привык за прошлые ночи уже не спать до самого утра. В конце концов, я решил выбраться прогуляться. И если, честно непереносимо хотелось покурить. Мама, конечно, уже крепко спала, тесно прижимаясь ко мне, но я не решился курить на балконе. Нет, я ни капельки не боялся её гнева. Теперь это было смешно. Но знал, как она расстроится из-за моего курения. А сегодня мне не хотелось ничем омрачать эту ночь.

Я осторожно выбрался из под мамы. Она даже не пошевелилась и по-прежнему сладко сопела.

В коридоре я запер дверь номера на ключ. И только потом заметил нашего соседа по номеру через стенку.

— Ты чего там женщину мучаешь?, — он улыбнулся и поднял большой палец, показывая, мол «класс». Хм... Видимо наши с мамой крики были слышны далеко за пределами нашего номера.

Потом завистливо вздохнул:

— Шикарная у тебя любовница... Пипец, шикарная! Завидую..

Это был здоровенный детина, лет, наверное, 23, на мой взгляд, полный кретин. Сказать по правде, я с самой первой нашей встречи почувствовал к нему крайнюю неприязнь.

Помню, ещё на второй день нашего с мамой приезда я, пользуясь тем, что мама заболталась на пляже с Галиной Петровной, юркнул в пляжную кафешку неподалёку, чтобы тайком выпить бокал пивка и покурить.

Серёга был там и, не смотря на ещё предобеденное время, уже крепко навеселе. Впрочем, он тут почти постоянно был бухой. Признав во мне соседа, он буквально навязался ко мне.

Хрен его знает, на кой ляд он мне всё это рассказал. Но рассказывал он хвастливо, горделиво подбоченись, всё поглядывая на меня, словно, надеясь узреть у меня на лице нотки зависти.

Ну, типа он с Москвы, работает к компании у отца, бабла у него куры не клюют. Хоть он и молод, но женат со второго курса универа и у него уже двое детей. Но он здесь не с женой, жена пускай дома сидит с детьми. А Серёга здесь с любовницей приехал отдохнуть, причём втихаря и от жены и от отца. Потому, что любовница его это секретарша отца, с которой папашка его тоже спит. Я, конечно, уважительно закивал, подыгрывая ему, но впредь старался избегать его общества.

Я пожал его руку. Он, походу, опять был крепко под шофе.

— Чего не спится? Пять утра уже, — вежливо поинтересовался я.

Серёга махнул рукой:

— Да... Пойду покурить. Блин... , — он сокрушённо покачал головой, — взял эту дуру с собой. А неё эти дни, мать её... Ну, женские дни.

Он выругался:

— Млять, я так то и жену мог взять с собой.

Короче, увязался он со мной на улицу курить. Мы сидели на лавочке перед отелем и курили. Серёга мне опять травил какие-то байки из своей героической жизни. Но я слушал его в пол уха. А точнее, вообще не слушал его очередной пьяный бред.

При виде максовой машины у меня челюсть так и отвисла. Я даже закрыл и открыл глаза. Нет, это было не виденье. И ошибиться тут было невозможно. Зловещий черный БМВ Макса кое-как, туда сюда тыкался, явно пытаясь припарковаться у аллеи метрах в двухстах от нас с Серёгой.

— Извини, мне надо подойти..

Сам не зная, на хрена я это делаю, я поднялся и медленно двинулся к машине.

Макс открыл дверь и, видимо, хотел выбраться наружу. Но в итоге, он просто вывалился и распластался на асфальте возле машины. Правда, тут же поднялся, цепляясь за дверь... Он был не просто никакой, он пьян в хлам. Я смотрел, как он открывает заднюю дверь..

Ну, а потом я просто обомлел. Или охренел. Или окуел. А скорее всё вместе взятое.

На Галину Петровну и Дашу было страшно смотреть. М-да....  Читать дальше →

Показать комментарии (51)

Последние рассказы автора

наверх