Матрешка. Оболочка 2. Любовь двоих. Третий не лишний

  1. Матрешка. Оболочка 1. Любовь двоих. Начало нового витка
  2. Матрешка. Оболочка 2. Любовь двоих. Третий не лишний

Страница: 3 из 4

приготовили завтрак и, поев, мы отдыхали. Купались, валялись на песке под жаркими лучами солнца, пили сухое вино и много разговаривали. После двенадцати приплыл Саша. Его рыбалка удалась, и женщины сварили вкуснейшую уху. А наш поставщик рыбы, отдохнув, опять предался своей страсти — держаться за удочку.

После его отплытия и я понял, что хочу, то же хочу подержаться! Только не за дурацкую удочку, а за прелестные выпуклости и дырочки моих вчерашних напарниц. И если не сразу за обеих, то хотя бы по очереди. Мои нимфы как раз загорали, когда я после купания плюхнулся между ними. Обе были топлес, подставляя лучам солнца свои белоснежные груди. Меня они не стеснялись. Моя спала под горячими лучами солнца, накинув на лицо панамку.

Я повернулся к Маше, она молчала. Ладонью накрыл её грудь. Она напряглась, но промолчала. Осмелев, стала гладить груди, а когда она расслабилась, я приподнял голову и начал покусывать сосок. Почти мгновенно он затвердел, а на плавках стал, виден бугорок набухшего клитора. Я положил на него руку и потеребил. Она начала ерзать, закусив губки. Я распалялся. Мои плавки уже топорщились огромным бугром и её рука, чуть помедлив, легла на вздувшееся хозяйство и начала пальчиками обрисовывать его контуры.

— Я хочу тебя, — прошептал я, не отрываясь от соска.

— И я...

— Пойдём в лес?

— Давай. Только ты иди первым направо, а я чуть позже пойду налево... Там и встретимся!

Я с ленцой встал, хотя мне хотелось бежать бегом. Подошёл к машине и взял там покрывало, презервативы, гель-смазку. И под её прикрытием нырнул в лес. Уже из кустов я наблюдал как Маша, полежав, минут пять, не вставая, надела, лифчик купальника и спокойно отправилась в другую сторону. (Ну что поделаешь, туалетов ведь на пляже не было)! Проследив за её уходом и понаблюдав за Сашей, который или не видел или не обратил внимание на наш уход, быстрым шагом поспешил к неизвестному месту встречи.

Она отошла вглубь леса до первой полянки. Там мы и устроили «лёжку». Как только покрывало улеглось на землю, я привлек Машуню к себе и мы «закружились» в далеко не танцевальных па, срывая друг с друга наши фиговые лоскутки. А потом мы стояли, обнявшись, и целовались, одна её рука поглаживала мой возбуждённый, торчащий вперед орган, а моя теребило чудо природы её клитор.

Через пару минут ласки она ойкнула, согнувшись пополам. И медленно опустилась на колени. Рот её открылся, и горячий язычок забегал по моей головке. Теперь ойкнул я и так же плавно перешёл в партер. Мои губы благодарно нашли её рот, и долгий поцелуй скрепил наше действие. А потом я лег на спину, и голубка занялась мною всерьёз. Стоя сбоку на коленках, она стала вылизывать и ласкать не только багровую головку, но ещё и проходиться по стволу, а руками плавно перекатывала тестикулы в мошонке.

Если закрыть глаза, то перед глазами стояла Лиза. Её техника минета. Похоже, Маша была прилежной ученицей. Я не желал лежать балластом и, протянув руку, схватил её за бедро и потянул к себе. Она всё поняла правильно и легла на меня сверху. Теперь мы были на равных! Я ласкал её лоно и пальчиками, и языком рассматривая чудесный клитор. Который выпирал из половых губ члеником, правда, маленьким. Он был как... Да нет, не бывает мальчиков с такими маленькими и аккуратными пиписьками!

Только сейчас я разглядел, что черные волосики на лобке были подстрижены и подбриты в виде сердечка. Опять чувствовалась рука Лизы. Она давно хотела сделать себе так... Я аккуратно освободил прельстивший меня бугорок и провёл по нему языком. Она замерла, тихо застонав, и прогнула спину. Небольшая, но упругая попка ещё сильнее оттопырилась, и я приник к её вульве губами. Губы захватили упругий «звоночек» и мелко вибрирующий язык уперся в него. Долгий протяжный стон прокатился по окрестности. Мелкая еле уловимая дрожь пробежала по телу. Её руки подкосились, и она просто упала на меня сверху.

Продолжая ласкать клитор, я медленно вытащил скользкий от соков палец из вагины, и не торопясь, покручивая им в стороны, ввёл в попку. Опять крик, дрожь переросла в спазмы бёдра и ягодицы затряслись... Она кончала, а я даже не успел начать. Я слышал, как дрожит и прерывается её голос в мышечных конвульсиях и сжал губами клитор, одновременно надавив языком. Крик захлебнулся. Ей не хватало воздуха. Её мягкие выпуклости терлись о тело почти карябая меня набухшими сосками.

Я ослабил хватку, и через несколько мгновений она сделала первый пусть и неглубокий вдох. Чтобы тут же выпихнуть воздух в стоне:

— Как здорово! — просипела она.

— А мы ещё даже не начинали...

— Да... — она не окончила фразу, тяжело и глубоко задышав.

Я пошевелил пальчиком в её анусе, вытаскивая его, и она опять задрожала всё же пытаясь ласкать мой член ротиком.

— Давай слезь с меня, — попросил я.

Она тяжело сползла вбок и осталась так лежать, притянув колени к животу.

— Давай в попу?

— Но я... ещё ни разу... — ответила она.

Потом решительно кивнула:

— Давай! Только аккуратно...

— Конечно, — мой голос дрогнул, а член, дёрнувшись вверх, застыл.

Взял резинку и не торопясь, натянул её. Потом побрызгал из флакона на попку, хотя там и так было скользко. Она текла обильно и непрерывно. Острый запах, женщины щекотал ноздри и будоражил голову. Привстав на коленях, я провел негнущимся органом по её мокренькой вульве. И направил его в анус. Она застыла в ожидании, а её рука оттягивала ягодицу кверху. Несмотря на желание, весь её вид выдавал нервозность и страх: покусывание нижней губы; лихорадочный блеск глаз; пот, выступивший над крыльями носа...

— Ты готова? — произнес я, чуть придвинувшись.

— Нет...

Но я, уже не ожидая ответа, медленно двинул бёдра, вперед крепко удерживая её на месте. Смотревшие на меня глаза округлились, когда мой слоник начал протискиваться внутрь.

— Больно... Нет... — запричитала она.

— Терпи... — прошептал я, наполовину погрузившись в неё.

— Ох, — на глазах показались слезы, и всё лицо обсыпало потом.

— Почти все, — медленно произнёс я, останавливаясь.

Когда она затихла, я нащупал и сдавил клитор, а потом стал его мять. Мои ласки заставили её расслабиться, и я, не теряя времени, задвигался вперед-назад. Она, опять заерзала не произвольно пытаясь избавиться от моего присутствия... И мне пришлось, оставив ласки удерживать её на месте. Но она тут же подхватила мою инициативу, усиленно лаская себя внизу и тиская груди. А я уже разошелся. Теснота данного места давала такие ощущения, что я начал постанывать, входя в неё. Она вторила мне, похоже, отвлечение внимания удалось, да и ощущения стали переходить в разряд приятных. Вот мы и «баловались» с ней некоторое время.

Потом она запросила нормальный секс. Просьба женщины закон для джентльмена, и я, покинув гостеприимную попку, снял презерватив и хотел надеть новый. Но она сказала:

— Я предохраняюсь от этого придурка, и можешь трахать меня так. И даже кончить в меня, если хочешь...

— Как скажешь...

Я тут же вошёл в неё одним движением. Она застонала, её руки потянулись ко мне и ухватили за плечи. Моя рука скользнула по животу, и пальцы опять ласкали благодатный бугорок. Она почти мгновенно застонала начала покручивать ягодицами и тискать мои плечи. А я, не останавливаясь, долбил её лоно, помня, что вчера обещал ей полный отрыв от реальности. И у нас это получилось уже со второй минуты она начала кончать. Потом, похоже, это переросло в непрерывный оргазм. Я двигался вперед-назад, а она сначала кричала, потом стонала, крутя попкой, а в конце только открывала рот и закатывала глаза. Когда очередная волна накрывала её, она слабо подрагивала, выдыхая и пытаясь непослушными пальцами то ли остановить меня, то ли заставить ускориться. Мой опыт говорил мне, что в данном случае самое лучшее монотонность. И я работал как автомат, давая женщине доверившейся нашей семье, все-то чего она была лишена.

В конце концов,...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх