Подарок от Смерти

Страница: 2 из 6

сказать их, — поправляю собеседницу. — Девчонка была беременна. И как она, кстати? — заволновавшись, интересуюсь я.

— В порядке. Ни она, ни ее плод не пострадали. Она уверена, что ты ее спас, и собирается на твои похороны, — ответила Смеральдина.

Я помрачнел при слове «похороны».

— Спасти ее было благородно с твоей стороны, — продолжила она, и уже с иронией. — Хоть что-то полезное сделал для женского пола к своему «сороковнику».

— Да ладно, — смутился я. Неужели она оценила мои отношения с женщинами как бесполезные?

— Доволен? Сорвал мои планы, — продолжила Смеральдина, наливая вино, — А твоя бездарная жизнь закончилась, — подытожила она таким выводом.

— Это почему бездарная? — чуть ли не обиделся я. Хотя обижаться на ее выводы, да еще спорить с ней — смешно.

— Живешь один, — заявила Смеральдина. — Ни семьи, ни детей не нажил, любимой женщины нет, любимой работы нет. Музыку бросил, угробил талант непонятно на что... Так, отсуществовал.

— Я искал настоящую спутницу, — уверенно оправдываюсь я, но в ответ слышу лишь смешок.

— Брызгал спермой направо и налево, а не искал, — апеллирует моим оправданиям эта строгая леди. — Сколько этих спутниц то было?

Хороший вопрос. Вспоминаю, что еще когда-то сбился со счета. Сбился очень давно. Удивляюсь, как разговор скатился в анализ моей жизни.

— А творчество мое, наверно, не настолько было хорошо. Мне нужно было на что-то жить, — продолжаю оправдываться. Говорю то, что втирал себе последние годы, когда наваливались приступы депресняка за утраченные возможности.

— А по-моему — получалось. На эстраде куча бездарностей, а ты забросил карьеру в самом начале, — напирает Смеральдина. Что ж, сегодня и ее день, имеет право. Она затронула мое сокровенное увлечение — музыку. Я еще больше загрустил.

Мы снова пьем по бокалу.

— Все-таки, почему не женился? — решает продолжить разговор Смеральдина. Когда настолько яркая и неординарная женщина интересуется твоей жизнью, с ней хочется быть откровенным. Как с самим собой.

— Потому что в меня не влюбились те, кого любил я. По-настоящему любил. Но мне не ответили взаимностью.

— И сколько же таких несчастных случаев было? — хмыкает женщина. Она словно не верит, что я был способен на чувства.

Задумываюсь. Я благодарен Смеральдине, что она не забрала меня сразу, а дала возможность здесь, у себя в гостях, подумать еще раз о прошедшем жизненном пути. Сейчас она толкнула меня в воспоминания молодости. Безответная любовь. Я проживал это чувство.

— Лена... Наташа... Вера... Три, — уверено отвечаю я.

— Как же ты, такой ловелас, не смог их раскрутить? — иронично недоумевает Смеральдина. Она стебется надо мной?

— Тогда не хватило опыта, — смущенно объясняю я. — Смелости, еще чего то. Ну не смог. Да и какая разница? Жизнь уже прожита.

— И прожита одиноко, — невесело подрезюмировала женщина. Ей словно есть дело до моей жизни.

Смеральдина выглядела задумчивой. После ее молчания я услышал следующее.

— Ну, хорошо. В конце концов, сегодня твой день рождения («смерти», — подумалось мне). Хочу сделать тебе подарок. Да и не планировала я тебя забирать.

Я весь во внимании. Слово «подарок» зародило в душе лучик какой-то смутной надежды. Ток на что я мог надеяться?

— Я отправлю тебя в прошлое, — объявила Смеральдина. — Твое тело и душу. В то время и тот момент, который ты выберешь сам. Условие! У тебя будут ровно сутки — день и ночь, чтобы девчонка — одна из трех названных, призналась тебе в любви. Три попытки!

Ну прямо как в сказке. При другой ситуации я бы поржал, но сейчас не до смеха. Я поворачиваю взгляд на дверь со светом. Манящее сияние. Но как же туда не хочется.

— Запросто, — говорю я. Чем я рискую? Влюбить в себя одну из девчонок мне с моим опытом казалось возможным. Одна ночь, конечно, маловато. Но три на троих, безусловно, повышали шансы.

— Если хоть одна признается в любви, остаешься жить в своих сорока лет, — резюмирует Смеральдина. — Если нет, — она показала на сияющую дверь, — доведу тебя до конца.

— Согласен, — только и остается сказать мне. Вполне приличная сделка.

Смеральдина достает какой-то маленький футляр. Открывает его. На подушечке лежит серебристый перстень. Протягивает его мне.

— Пока ты будешь там стараться (она усмехнулась при последнем слове), перстень должен быть на тебе. Захочешь вернуться досрочно в эту комнату, прокрути его на пальце, и ты сразу окажешься здесь. Все понял?

— А там... ? — я киваю в сторону светящейся двери. Я не верю в происходящее.

— А там я все согласую, — твердо отвечает Смеральдина. «Еще бы тебе не согласовали твои прихоти», — думаю я, оглядывая ее восхитительную внешность. Ну кто перед такой устоит?

— Итак, кто у нас первая? — спрашивает Смеральдина.

Леночка. Девочка с курса института. Первая безответная любовь.

— Саша. Меняй свою жизнь! — слышу я от хозяйки комнаты.

Надеваю перстень на палец и за мгновение перемещаюсь далеко-далеко. Обратно. В свои восемнадцать...

* * * * *

Леночка для всех парней считалась недосягаемой. Ее точеная фигурка притягивала, кружила голову, сводила с ума (здесь уместен весь набор этих банальных выражений), когда она, цокая каблучками, проходила по институтскому вестибюлю, а взоры преподавателей-мужиков на лекциях с удовольствием пялились на ее белокурую головку. Но всех ухажеров она системно отшивала. Леночка была настоящей принцессой. С института уходила исключительно в сопровождении Таньки с параллельного курса, своей неразлучной подружки. Насколько я любил Лену, настолько презирал Таньку. Грубая, хамоватая, она была полной противоположностью моей возлюбленной.

В том возрасте я стеснялся к Леночке даже подойти. Был скованным, где-то даже забитым. Моя разнузданность с женщинами пришла позже, а тогда я не сделал и попытки. Всю жизнь жалел об этот, понимая, что упустил свое счастье. Но сейчас все было по-другому.

Помню, как тяжело Лене дался письменный экзамен по математике. Она его завалила, а потом пол-лета парилась с пересдачей. Конец первого курса. В этот день я и вернулся. Помолодевший волей Смеральдины и решителен к действиям.

— Я помогу тебе на экзамене, — вежливо предлагаю ей я. Математика — предмет, с которым у меня не было проблем. Леночка оценила свою подготовку к экзамену (нулевую), растерянно улыбнулась и позволила мне сесть с ней за парту. Я вдыхал запах ее волос, пока она, наклоняясь, перекатывала мое решение в тетрадку, поглядывал на ее оголенные ножки. Как приятно вернуться к жизни.

— Позволь проводить тебя до дома, — прошу ее после экзамена. — Мне нужен твой совет.

После своего спасения она не могла мне отказать. Я сразу начал интересоваться ее мыслями по собачкам, сказал, что хочу купить себе маленького мопса (у нее такая же, а я терпеть не мог маленьких собак), и мне важно ее мнение. Увлеченно слушал все ее советы.

— Давай погуляем в парке, — предлагаю я, и мы идем дальше, оставив ее дом в стороне. «Ну, Саша, давай же, качай, качай». Переключились на тему дизайна одежды (она мечтает стать дизайнером, хотя и учится на экономике), я вываливаю из себя все свои познания в этой сфере, накопленные случайным и не очень (подружкам приходилось дарить всякие бренды) образом. Леночка делает мне комплимент, насколько я развит в этом вопросе (и не только в этом, милая). Время летит быстро, уже наступает вечер, а я не могу ее отпустить. Она отмечает, что ей со мной интересно.

— Ты мне очень нравишься, Лена, — с трепетом в голосе говорю ей я. — Ни одна девушка не обладает таким утонченным вкусом, таким умом и стилем, как ты.

И никаких комплиментов ее внешности, нельзя. Она млеет от услышанного. Уже темно, и мы садимся на скамейку под ветвями ивы, возле ее дома. Нас практически не видно. Переходим на личные темы, говорим об отношениях между полами.

— Парни грубы и нетерпеливы,...  Читать дальше →

Показать комментарии (36)

Последние рассказы автора

наверх