Подарок от Смерти

Страница: 3 из 6

— объясняет мне свою позицию к мужчинам Леночка, — Им бы только получить свое...

Соглашаюсь с ней (а чем не права?), плавно акцентирую то, что я не такой. Она не склонна спорить. Леночка, милая, как же мне нужно твое признание.

— Для меня главное, чтобы девушка получила удовольствие, — говорю я. Мы встречаемся глазами, ее зрачки блестят, словно плавают в масле, и я вижу в них искру, дрожание, то, что всегда мне давало сигнал к действиям.

— Лена... — шепчу я. Медленно, едва ощутимо, беру ее ладонь в свою. Чувствую ее дрожь, она не вырывается, обнимаю девушку за талию. Целую в шейку, трепетно, легко, но настойчиво. Она поднимает голову, позволяя пройтись по своей тоненькой белой шейке языком. Восхитительные ощущения. Дикая эрекция. Не спешить, это погубит все. Глажу ее по ножкам, плавно давая им раздвинуться. Убеждаюсь, что вокруг никого.

— Хочу приласкать тебя, — вырывается из меня. Я возбужден, и мое состояние передается ей.

— Саша, не стоит, — слышу в ответ. Шепот с хрипотой в голосе, едва уловимой, но такой мне понятной. Слышать и слушать — разные вещи. Становлюсь перед ней на колени, еще больше раздвигаю ножки Леночки в стороны. Зарываюсь головой ей под платье, она пытается меня оттолкнуть, но вяло, неуверенно. Это сигнал. Ощущаю тепло ножек, целую их, выше, еще выше. Платье накрывает мне голову, и я упираюсь лицом в ее трусики. Стягиваю их, оголяя промежность для своего действа.

Все происходит быстро. Я не даю ей опомниться, очнуться в девичьей души морали. Тому, что заставит ее оттолкнуть меня и не получить наслаждение. Приподнимаю платье и во мраке летней ночи любуюсь ее влагалищем. Запускаю язык в самое сокровенное. Приятная влага попадает мне на губы. Начиная лизать. Слышу, как раздается Леночкин стон.

Двигаю в ее маленькой дырочке языком, помогаю пальцами, аккуратно теребя клитор. Она сдерживает стоны, старается их приглушить, дать им слиться с окружающей тишиной, но ей очень трудно. Ее руки у меня на макушке, благодарно и страстно гладят волосы, периодически сжимая их, когда мои ласки достигают цели. Влагалище раздвинулось, и я наслаждаюсь видом ее половых губок, провожу по ним языком, проникаю им вовнутрь. Вбираю носом запах ее девичьей плоти, самый приятный на свете. Пьянею от него и заставляю пьянеть Леночку, лаская ее низ. Чувствую, как подрагивают ее длинные ножки.

— Сашенька... — ее шепот подбадривает и еще больше заводит меня. Моя маленькая девочка, как же долго я этого ждал. В эти минуты я очень старателен, передав весь опыт сорокалетнего секси-мена юному мальчишке. Уже понял, что Леночка — девственница. Нужно раскачать ее сейчас на полноценный секс, стать у нее первым. Сказать и услышать в ответ такие нужные сегодня слова. Ширинка лопает от ноющего члена. Язык проводит круговые движения по набухшему клитору, а вокруг дырочки у Лены все лоснится от мокроты. Она вдруг плотно ногами сдавливает мне голову, замирает, и дрожит от волны накатившего оргазма. Разносится Леночкин крик...

Леночка приходит в себя от первого наслаждения, а я все еще стою на коленях и готовлюсь продолжать. Рука уже расстегивает ширинку и вытаскивает эрегированный член.

— Ах ты, дрянь, — вдруг услышал я за спиной разозленный голос. Танька! Черт бы тебя побрал.

— Вот ты чем занята! А я ее жду, как дура, пока не нашла, наконец.

Вторжение подружки Таньки в наше, уже перешедшее в интим, с Леной свидание, вызвало во мне приступ злости. Еще этой коровы здесь не хватало!

— Таня, шла бы ты... — начинаю я, но в ответ получаю женской сумкой по голове. Потемнело в глазах. Тяжелая, блин. Какие кирпичи она там носит? Вскакиваю на ноги, демонстрируя девушкам открытую ширинку с высунутым концом. Отмечаю, с каким отвращением Танька на него смотрит.

— Вот ты с кем мне изменяешь! — завопила эта курица. — С пацаном, да еще с этим...

Разочарованный член разочарованно падает.

— Таня, ты не понимаешь... — начинает оправдываться Леночка, а у меня холодок прошел по спине. Ничего себе, сюжетец. Такого я не смог предположить. Обидно. Незавершенный секс и неудачное свидание.

— Это вышло случайно, Танечка, — чуть не плача, продолжала оправдания Лена. — Прости...

Они выясняли отношения шумно, несмотря на ночь и на то, что всем вокруг хочется спать, а не слушать истеричные тирады двух лесбиянок. Первый блин точно вышел комом. Я не хочу больше видеть Леночку, и уж тем более не рассчитываю на какие-то любовные признания. Проворачиваю перстень на безымянном пальце...

* * * * *

Нахожу в той же комнате хохочущую Смеральдину. Явно поднял ей настроение, но мне не до смеха. Я хмурый, словно второй раз попал в смертельную аварию.

— Ну ты даешь, — замечает Смеральдина, весело и с издевкой. — Как же не отличил лесби от натуралки? В твоем-то возрасте мальчики должны разбираться в таких вещах.

Наливаю вино, чтобы успокоить нервы, жадно пью. После такой разборки и потенцию потерять можно.

— Следующая? — уточняет Смеральдина. Она, похоже, входит в азарт. Болеет за меня или ждет, как я облажаюсь? Мысленно злюсь. Вторая попытка будет удачной.

— Наташа, — сухо объявляю я. Моя нереализованная страсть. Желанная для любого мужчины. Сколько мне тогда было то? Двадцать один. Я готов получить упущенное.

— Удачи, — слышу от Смеральдины, расплывшейся в своей очередной фирменной улыбочке. Я снова исчезаю и появляюсь в прошлом...

Сказать, что Наташа была привлекательной, это не сказать ничего. Экономический учет — скучный предмет, но очень нескучно выглядела его преподавательница. Наталья Петровна, рыжеволосая зеленоглазая обладательница научно-кандидатской степени и самой сексапильной фигурки в институте в разряде преподавателей. Запросто давала фору любой студентке по внешнему обаянию и притягательности. Мечта всех пацанов-студентов, в свои двадцать восемь была не замужем. Строгий стиль в одежде, страсть к мотогонкам (гоняла по выходным на мотоцикле, облаченная в байкерское тряпье, в ее случае — суперсексуальное) и свобода в выборе мужчин. К числу этих мужчин я тогда, к своей грусти, не принадлежал. На студентов (сосунков в ее понимании) она не обращала внимания. И все же был без ума от нее.

К тому моменту я реализовал свое увлечение музыкой, сочинял песни и сколотил свою первую, еще студенческую музыкальную группу. Выступали на студенческих вечеринках. Первый успех у слушателей, первые поклонницы творчества. Лена сразу после первого курса исчезла, перевелась куда-то в институт по дизайну, я же в отношениях с девчонками расчехлился, стал раскованный, и они пошли у меня одна за другой. Но никто не мог зацепить по-настоящему мое сердце. Наталье Петровне тогда это удалось. Я был молодой, борзый и верил, что женщина старше меня, секс-символ института, сможет обратить на меня внимание. На одном из студенческих вечеров в клубе она вдруг появилась, что случалось крайне редко, а я тогда не выступал, но посмел пригласить ее на танец. Во время танца клеил ее как тогда умел, в общем, нес какую-то чушь, рассчитанную на малолеток, а потом предложил проводить домой. Она отшила меня как заблудившегося в тумане ежика — четко и со знанием дела. Я принял решение вернуться именно в этот вечер...

Наташа в коротком платьице вошла в полусумрачный зал студенческого клуба в самый разгар танцев. Я ждал ее. Забираюсь на сцену в перерыве между песнями.

— Серега, — говорю я солисту выступавшей в тот вечер группы, — Выручи.

Шепчу ему несколько слов. Мой приятель, Серега все понял. Передает мне гитару и микрофон.

— Эту песню я посвящаю нашему любимому преподавателю Наталье Петровне! — громко объявляю в микрофон. Она стоит у стенки, но услышав объявление вздрагивает. Легко улыбается. Сегодня я делаю это. Я написал эту песню тогда в ее честь, но так и не решился ни разу исполнить. Она о любви парня и девушки байкеров, я пою и играю ее чисто, с чувством, хоть и в первый раз. Песня — «медляк», Наташу сразу забирают ...  Читать дальше →

Показать комментарии (36)

Последние рассказы автора

наверх