Проект «Сучка». Часть 1

  1. Проект «Сучка». Часть 1
  2. Проект «Сучка». Часть 2: От биологии к технологии

Страница: 1 из 5

Что толкает человека на различные извращения? Условия жизни? Склад ума? Моральный этикет и устои? Желание получить удовольствие? Безысходность? Случай? ДА, наверно «случай» стоит поставить на первое место, а все остальное потом и после, ведь все можно изменить в человеке.

Девочки в деревне взрослеют рано. Дарья не была исключением. Невинность пропала как звук еще в четырнадцать лет на пьянке со сверстниками. Ничего необычного в наши дни, но не для Даши. Во-первых, ощущение грязи не прошло в ее создании со времен месячных, а теперь еще и дырку в ней проковыряли. Даша не любила парней после этого, за их желание трахаться без повода. Но случай сыграл свою роль — она попала в аварию на мотоцикле с другом. Теперь перелом и травмы таза, множество операций в районном центре, полгода без возможности сидеть. Жажда жизни после такой грани заиграла с новой силой. Месячные у Даши больше не шли, диагноз бесплодие ее не пугал, она никогда не хотела детей, рано было. Но после полного курса реабилитации в ней проснулась женщина. Ненавистная дырка и кнопочка над ней все чащи требовали ее внимания.

Родители в силу возраста перебрались ближе к центру района вместе с ней и ее сестрой, и новая школа позволила жизнерадостной девушке взяться за голову с новой силой. К восемнадцатому дню рождения Дарья, к сожалению, никуда не поступила. Политика родителей позволяла ей жить с ними и дальше, но совесть не позволяла так их мучить. Даша поехала в город с небольшой суммой подъемных денег и устроилась там. Снять квартиру было не по ее силам, а вот старенький домик в частном секторе она смогла, дешевый и маленький домик, практически дачный. Одиночество немного раскрепощало. Как бы Даша не относилась к парням, но жажда члена после аварии стояла в ее голове почти всегда. Даша никогда не говорила с мамой на тему секса, отчасти потому, что мать наверно знала, что она не девочка. Понятие об игрушках Даша знала из журналов желтой прессы, где всегда были колонки с рекламой секс-шопов. Но тратить деньги на такие вещи она не могла. Самоудовлетворением Даша занималась редко, когда не было сил терпеть жар и влагу между ногами. Врачи говорили о повреждениях в ее тазу, но вот этот «параметр», кажется, начал работать с тройной силой. Были ночи, когда Даша просыпалась в поту и мокрыми ногами, клитор ее красной вишенкой выглядывал среди темных волос и подрагивал, в такие ночи она брала огурец, натягивала на него презерватив и в две минуты доводила себя до оргазма. Она не особо любила такие ночи, но в моменты, когда холодный и скользкий ствол проникает в нее, она получала настоящее наслаждение. Ни о каких иных проявления своей сексуальности она и не думала. Никогда не кричала и только тихо постанывала в кульминации. Потом уже после оргазма, довольная и мокрая, она успокаивалась, хладнокровно снимала презик и выбрасывала его, боясь запачкаться.

С работой было все хуже. Было несколько предложений, но для юной стройной девушки было не очень много подходящего. В конце она рассматривала два варианта: продавщицей в минимаркете или лаборантом-уборщицей в НИИ. НИИ — звучит гордо, а если опустить слово уборщица, то вообще получалась достойная работа. Проблем со службой безопасности не было — девушка из деревни, чужому влиянию не подвергалась, гос. тайн не знает. Отличная, глупая уборщица.

В задачи девушки входило: Приходить в вечернее время, опустошать корзины с мусором, вести уборку помещений, потом мыть пробирки и прочую посуду, приготовленные для этого, доступы почти во все режимные помещения для уборки. С первых дней ее инструктировали сотрудники и охрана, куда можно — куда нет, что можно — что нет. Даша все записывала и когда начала выполнять свои обязанности под присмотром — никаких нареканий не получала. Очень часто по вечерам задерживались сотрудники и у них даже появились некоторые взаимоотношения. Сотрудники здоровались с ней, иногда отодвигали стулья, не мешались при уборке, иногда заводили короткие беседы. Даша и в правду была девочкой тихой, скромной. Внешность ее была не типичной колхозницы, щеки у нее не висели, она подкрашивала волосы сама и не выглядела простушкой. Косметики минимум. Фигурка же была приличной, широкие круглые бедра, плотная грудь с широкими сосками, талия тоже есть. В общем, девушка не лишенная округлостей. А при этом она и готовить и убирать умеет быстро и качественно. Одна беда — мужчин она боится и презирает их стручки.

Спустя пару месяцев, когда жизнь Дарьи наладилась, она ходила на работу и чувствовала, что это ее место, где ее ценят и любят. Уже неоднократно, задержка сотрудников и присутствие Даши никак не мешало их переговорам. В какой-то момент она даже прислушивалась. Умные речи ей нравились, рассуждение об «Отторжении тканей», «Симбиотических системах», «Сковывание законом», «Области отвечающие за инстинкты», «проблема исследований связанных с законодательством». Интересно, но не понятно. Однажды во время такого же консилиума ее заметил старший лаборант и, пригласив ее посидеть, а не спину гнуть, предложил лаборантам пообщаться с ней. Потом ее напоили чаем и с того момента чаще общались с ней. Разговоры всегда были самыми разными, но так или иначе они опрашивали саму Дашу. Внимание было приятным, но она стала задерживаться на работе, а электрички ждать не любят. В один из таких дней ее даже отвезли до дома.

На следующий день ее пригласил начальник отдела к себе в кабинет. Он специально задержался для разговора с ней.

— Дарья, вам нравиться у нас работать? — начал разговор тот, кого все звали Боссом.

— Конечно, а что-то не так? — Даша начала нервничать.

— Нет, все нормально. Просто у нас мало рабочих рук, так сказать. Может, возьмешь себе еще одну работу на полставки?

— Конечно, а что нужно делать? — даже полставки это добавка на половину зарплаты.

— Да не особо много. Приходи раньше на три часа, помогай в работе сотрудникам, принести, подать. Чай кофе как для полноценного сотрудника. Ну, так что?

— Я не возражаю.

— Хорошо, тогда вот дополнительное соглашение. Поставь подпись на последней странице... — Даша махнула ручкой на последнем листе объемного договора. — Ты не смотри, что он толстый, там условия безопасности. Но ты же не собираешься рассказывать о нашей работе никому?

— Нет, конечно.

— Ну, тогда не беспокойся. Завтра ты еще приходи как раньше, а с понедельника выходи в два часа дня.

Все выходные Даша думала над вопросом жилья. Теперь она могла найти маленькую хрущевку поближе к работе. В воскресенье ее опять накрыло ночью. А в понедельник она довольная пошла на новую должность «Помощник лаборанта НИИ и тра-та-та».

Работа была совершенно не сложной. Ей давали мелкие поручения, иногда говорили намешать какие-то смеси. Но отдельным ритуалом, до которого она была допущена — чаепитие. Каждый час все сотрудники рассаживались вокруг стола и под горячие напитки предавались общению и обсуждению. Чай им всегда приносила Старший лаборант, каждому свой напиток, так как ему нравилось. Даша пила сладкий чай с бергамотом. Так и начались недельные будни. Старший лаборант Елена помогла Даше найти квартиру практически через дорогу в панельном доме, который еще в советское время строился для сотрудников НИИ. После обустройства ей предложили помочь еще и с ремонтом, под три месяца с половиной оклада. Предложение выше всяких желаний. Эта квартира как выяснилась, числилась за НИИ, и там давно пора было делать ремонт, но у НИИ никак не хватало средств, а тут вроде как она сама его сделала. Новую квартиру оснастили на совесть. В ней не было спальни и отдельной столовой. Но все было сделано на совесть, даже потолки расписали и сделали их рельефными. На новоселье пришли все ее коллеги, подарили ей полугодовалого Дога-Мастиффа по кличке «Боря», так как она уже говорила, что скучает по домашней скотине. В этот праздник она напилась и вырубилась первой, под громкие поздравления.

Проснулась она в пустой и чистой квартире, очевидно, что коллеги убрались за собой ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх