Вольдемар по имени Гоша

Страница: 2 из 8

прелестный ротик, властно сказала она, чуть нахмурившись.

Вольдемар вновь загрузил свой язык и поиграл им во рту любовницы. Она вновь укусила его, но на сей рас не так больно. Отпустив уши мужчины, она приказала тому приподнять её за бёдра и, так удерживая на весу, доставить ей наслаждение. Гоша был не из слабаков — это не составляло для него никакого труда. Но второй приказ «старушенции», был очень труден. Она потребовала ни в коем случае не кончать в неё.

Мужчина чувствовал её грудь своей. Его руки обнимали её прелестную попочку. Он как бы занимался мастурбацией, двигая лоно женщины на своём отвердевшем, полыхающем жаром желания вожделении. Любовница оставалась совершенно безучастной, будто её это не касалось. Приближалась первая волна оргазма. Любовная жидкость возжелала покинуть своё место и выпростаться наружу огромным фонтаном. Любовница по-прежнему оставалась безучастной к жёстким фрикциям любовника.

Как уж ему удалось, не выпустить наружу своё семя он и сам не знал, однако он почувствовал коротенький оргазм, отстрелявшись всухую. Вскоре накатила вторая волна. Женщина начала «просыпаться». Её любовная полость с силой обхватывала член, усиливая эффект. Она начала постанывать, внезапно кусая мужчину за плечо. Эти укусы, как нельзя, кстати, сбивали чувственность происходящего. Волны то накатывали, то отступали. Мужчина как бы разделился на две части. Одна следила за любовницей, улавливая её желания, делая движения то глубже, то чаще. Другая за волнами нарастающего экстаза, переходящего в оргазм.

Георгию вновь удалось оставить свои любовные ворота закрытыми. Его любовной жидкости, не удалось покинуть родные пенаты. С ним это было впервые. Он был горд собой. По всему было видно, что он нравится женщине и делает так, как ей мнилось в её эротических фантазиях.

Внезапно она впилась своими коготками в его спину, процарапывая неглубокие полосы на ней, стала стонать и кричать, уже не оставаясь безучастной к движениям любовника. Она дико скакала на его руках, как необъезженная лошадка, чертя замысловатые фигуры своей грудью, извиваясь своим телом, как змея, вовлекая в этот любовный танец бёдра и своё лоно. Казалось, она полыхает страстным огнём, танцует известный только ей любовный танец. Это продолжалось минуты две или три. Её любовник трижды достигал коротеньких оргазмов, во время пытки страсти, но, ни разу не позволил себе излиться. Приобретя опыт, он уже делал это без особого напряжения, как бы походя.

Вскоре любовница обмякла и попросила отпустить её. Она провела мужчину в другую потайную дверь, где была ванная комната. Там она заставила мыть её. Точнее приказала. Она не знала, что мужчине это нравится. Он просто наслаждался, занимаясь мытьём женщины. Присев на краешек ванны, Вольдемар поставил прелестную ножку женщины себе на колено и стал намыливать каждый пальчик. Затем поглаживающими движениями подниматься выше. Достигнув симпатичных коленок, попросил женщину сменить ножки. Встав на колени, он стал поглаживать её прелестную попочку и внутренние стороны бёдер. Не касаясь самого сокровенного, будто оставляя на десерт. Женщина стала томно вздыхать, а когда он сталь намыливать её лоно поигрывая пальчиком, она расслабилась и сказала уже ласково:

— Боже мой, Вольдемар! Какой Вы всё-таки душка!

Продолжить она ему не дала. Развернувшись к мужчине, любовница опёрлась руками о края ванны и стала поигрывать попочкой, будто приглашала в любовное путешествие. Дружочек Вольдемара не подвёл его — тут же встал во весь свой не маленький рост и устремился к любовным утехам. На сей раз она не стала напоминать, чтобы он не смел, кончать в неё. Зато вытворяла своими бёдрами такие кульбиты, не стеснённая, как в прошлый раз, что её любовнику казалось, что он не сможет сдержаться. То она вращала попой, словно взбесившиеся стрелки испорченных часов, то резко поднимала и опускала вверх-вниз. Или начинала сама двигаться, да так резво и, играя мышцами своей любовной пещеры, что мужчина начал невольно постанывать от нахлынувшего на него наслаждения. На сей раз ему удалось сдержать семяизвержение около десятка раз. Точного числа он не помнил — сбился со счёта. В кульминационный момент женщина разродилась криком и бурными рыданиями, немного напугав любовника.

Освободившись из любовного плена, она приказала ему перейти в другую душевую и дожидаться её в бардовой комнате. Быстро сполоснувшись, Гоша исполнил приказание покупательницы. Имея возможность, наконец, взглянуть на часы, он был поражён, что прошло целых полтора часа. «Но время ещё, есть!», — подумалось ему: «Можно ещё один пистон вставить старушенции». Невольно улыбнувшись, он полуоделся и развалился в полюбившемся кресле. Вскоре вошла женщина. На сей раз, на ней было одето длинное бархатное платье тёмного цвета. В руках поднос с какими-то напитками и едой. Появилась она не из потаенной дверцы, а вошла через дверь комнаты. Поставив поднос на стол она, мило улыбнувшись, попросила мужчину одеться, говоря при этом: «пожалуйста». Тем самым она дала понять, что любовный спектакль окончен, пора перекусить и прощаться.

— Вольдемар, — начала она, — не скрою, Вы мне понравились, я не прочь ещё раз встретиться с Вами через непродолжительное время. Я решила удвоить свой гонорар. Вы не обязаны докладывать об этом своему начальству, — немного замявшись, она докончила, — это Вам небольшой презент за те чувственные минуты, которые Вы подарили мне...

Вскоре Георгий покинул гостеприимный замок порока и любви. () В его кошельке осела значительная сумма, которую он обычно получал за месяц на своей прежней работе. Улыбчивый шофёр, забрав причитавшиеся фирме деньги, поинтересовался, готов ли герой-любовник к новым ратным подвигам.

— Тебя, примерно через час, дожидается семейная пара... с сестрой мужа. Справишься с тремя девочками? Нет, я не неволю, если ты выдохся, перенесём на завтра. Заказ ждёт подтверждения от тебя.

— Не совсем понял? — не совсем поняв, о каких трёх девочках упомянул шофёр.

— Мужчина голубой и, его роль в этом триединстве — женская, — расхохотался шофёр, трахни его в попу, дай за щеку и всем будет счастье. Ну, что? Есть ещё сперма в пороховницах? Кстати цена утроена: по количеству любовников.

— Поехали, — сказал, Георгий, — деньги нужны. Потом буду отдыхать, когда расплачусь с долгами.

— Помни, они заплатят, только в том случае если все будут удовлетворены.

— Поехали! — принял твёрдое решение альфонс.

Впрочем, определение было неверное. В данном случае он скорее назывался проститутом...

— Подтверждение! — доложился шефу шофёр и нажал на газ...

Часть — 2

Такие квартиры, сейчас модно было называть: «Студия». Два этажа занимала этакая студия. Комнаты как бы были, но без передней стены с дверями. В разных местах помещения находились, столы, телевизоры, диваны, умывальники и туалеты. Несуразное нагромождение нужных или ненужных вещей. Люди, проживающие в этой квартире, чаще не передвигались обычным способом, а катались на роликах или приспособлении с электроприводом, отдалённо похожим на самокат. Именно на этом самокате, Георгий прибыл в отсек, напоминающий кухню, гостиную и спальню одновременно. За столом сделанным, вероятно из стекла, восседала троица заказчиков по трём сторонам. Кто из них мужчина, определить было не возможно. Все «дамы», были разодеты в несуразные платья и головные уборы, неподдающиеся описанию. Одна имела длинные, вьющиеся каштановые волосы, другая прямые, русые, тоже ниже плеч. У третьей: рыжие, тщательно завитые в крупные локоны. Макияж был скорее клоунский, а точнее гротескный. Огромные ресницы, сильно намазанные брови, чересчур яркая помада, кричащий грим.

— Присаживайтесь, — указала на пустующее место рыженькая, — как Вас величать?

— Вольдемар, — неожиданно для себя назвался Георгий, придуманным именем.

— Выпьете что-нибудь? — спросила каштановолосая, — зовите меня Катя.

— Коньяк, — сказал мужчина.

— Меня, Роза,...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх