Я навеки твой, ты ничья

Страница: 1 из 2

«Ее глаза на звезды не похожи,

В них бьется мотыльком живой огонь.

Еще один обычный вечер прожит.

А с ней он каждый раз другой».

Клара критично осмотрела свое отражение в большом зеркале и небрежным жестом кинула на туалетный столик несколько купюр — ежедневный гонорар девочке-визажисту, которая каждое утро делала ей прическу и макияж. Она нашла ее в одном из салонов и пригласила на персональное обслуживание. Клара давно заметила, что испытывает к молодым девочкам некое особое чувство. Нет, это не было сексуальным влечением, скорее, нереализованные материнские инстинкты. Но помогать им она ощущала потребность.

— Завтра вечером у меня прием, жду тебя к четырем. На сегодня свободна, — через плечо бросила Клара и удалилась в гардеробную.

Для нее начинался обычный рабочий день.

Клара, или чаще Клара Сергеевна, — весьма неординарная личность. Бизнес, доставшийся ей по наследству от мужа, она не только сохранила, но и умудрилась поднять на качественно новый уровень. Теперь она глава крупной корпорации. Средних лет, статная, женственная, она обладала не только поистине мужским складом ума, железной волей, организаторскими способностями, но и женской интуицией, звериным чутьем и умением выбирать нужных людей. Такое сочетание качеств позволяли ей процветать по жизни. А вот платой за это было полное одиночество. Наверное, поэтому она и окружала себя в повседневной жизни молодыми, несмышлеными девочками, у которых все еще было впереди.

Офисная рутина уже давно не доставляла ей особых хлопот. Тщательно подобранный персонал работал, как часы, сам по себе — была она на месте или отсутствовала. Она проверяла отчеты, когда зазвонил телефон.

— Клара Сергеевна, Вас спрашивает некто Артем, сказал, что племянник.

На секунду Клара задумалась. С сестрой они жили в разных городах, общались изредка по телефону, пару раз Клара помогала решать какие-то ее проблемы, а вот Артема она видела совсем малышом. Сколько же лет прошло с тех пор?

— Соедини.

— Теть Клара, я Артем. Простите за беспокойство, просто у меня другого выхода нет. Я поступать приехал, а место в общаге освободиться только через неделю. У меня здесь больше никого нет знакомых. Если Вам не сложно, помогите. Нет, конечно, если Вы не можете, я что-нибудь придумаю. Я...

— Помолчи две минуты. И слушай.

Этот сбивчивый монолог племянника заставил Клару улыбнуться. Она вдруг почувствовала, что звонок дался ему нелегко. Сколько же ему сейчас лет?

— Во-первых, здравствуй.

— Здравствуйте.

— Я просила слушать, — на этот раз жестко прервала она. — Где ты сейчас находишься?

— На Пятой Красногвардейской, у института.

— Стой там, через двадцать минут тебя заберет машина. Диктуй сотовый.

Она взяла сумочку и вышла из кабинета.

— Катя, сегодня меня уже не будет, отобьешь всех сама, если что, я на связи. Прием на завтра остается в силе. Ты будешь мне нужна.

— Хорошо, Клара Сергеевна.

Звонок водителю, и Клара направляется по указанному адресу. Через двадцать минут они на месте, набрав номер, выходит из машины и всматривается в прохожих. У дверей института стоит молодой человек, лет восемнадцати, рост примерно метр восемьдесят, худощавый, но не задохлик, со спортом похоже дружит, явно нервничает. «Он», — мелькнуло в голове.

Артем видит нужную машину и двигается в их сторону. Клара замечает смущение, неуверенность и, кажется, даже страх. Неужели родственники думают о ней так плохо?

— Ну, привет, племянник. А что так неуверенно? Неужели я такая недоступная?

— Нет, я... ну, вдруг Вам не до меня, как-то неудобно.

— Неудобно на потолке спать, одеяло падает. Садись в машину, дома поговорим обо всем.

Семья Артема жила в провинции, учиться там было не то чтобы негде, но уровень, конечно, другой, а школу мальчик окончил неплохо. Вот и решился на отъезд. В свои восемнадцать он особо ничего в жизни не видел. Достаток в семье был средний, возможности соответствующие. Перед отъездом мама на всякий случай дала телефон своей старшей сестры, но предупредила, чтобы без особой надобности не беспокоил. А вот случилось так, что пришлось... Артем чувствовал себя виноватым.

«Глупенький маленький мальчик», — думала Клара, когда слушала его рассказ за обедом и наблюдала за его искренним смущением.

— Значит, так. Пока решается вопрос с твоим поступлением, будешь жить у меня, потом — как сам решишь. Домработницу зовут Настя, если что-то нужно, обращаешься к ней, твою комнату и весь дом она покажет. Я приставлю к тебе водителя, он поможет, если не сможешь где-то сориентироваться, покажет город. Будут вопросы — всегда готова выслушать и помочь. И позвони маме, что у тебя все хорошо.

— Спасибо, теть Клара. А мама думала, что Вы не такая...

Выяснять, какая не такая, Клара не стала, просто улыбнулась и, молча, ушла в кабинет. Рабочий день еще не закончился.

«Ее сиянье затмевает солнце,

И застывает кровь в ее тени.

Такое счастье дорого дается,

Венец — откуда не взгляни».

Несмотря на одиночество и венценосное положение, Клара была весьма чувственной и страстной дамой. Просто планка была поднята так высоко, что не любой мужчина мог ее преодолеть. Да и делиться личным пространством после смерти мужа она все еще не была готова, хоть и лет прошло уже не мало. Иногда для удовлетворения похоти Клара пользовалась услугами жиголо. Обычная практика для обеспеченных одиноких женщин. Но, как ни крути, секс она любила в любых его проявлениях. Наверное, поэтому она не превратилась в синий чулок, когда работала по двадцать часов на заре становления своей корпорации. Всегда ухоженная, подтянутая, она привлекала взгляды будто магнитом, встроенным внутри. Немало сердец она разбила своим пренебрежением. Ну, не встретился ей тот, кто мог с ней совладать. Так уж случилось.

Присутствие в доме Артема почему-то волновало ее. Она сама до конца еще не могла разобраться в этих чувствах. Просто наблюдала за ним. Девочки вокруг все из кожи вон лезли, чтобы привлечь его внимание. Настя, домработница, вдруг укоротила форменное платье, и из-под него часто светились кружевные резинки чулок. Катя, секретарь, которая часто по работе бывала у Клары дома, все чаще не надевала лифчик под блузку. Аня, визажист, повадилась приходить по утрам в стильном, но полупрозрачном комбинезоне, под который даже трусики не надевала. И все наперебой строили глазки Артему.

Надо отдать должное мальчику. Вел он себя как истинный мужчина. Никого не обнадеживал, был вежлив, но холоден. Все старания девчонок стекали, как вода в песок.

А вот на тетку он смотрел уж как-то очень по-особенному. А может, Клара хотела так думать, а может, это было лишь чувство благодарности, а может... Засыпая ночью в кровати, Клара видела его глаза, вспоминала, как он открывал двери перед ней, как подавал руку, когда она выходила из машины. И часто при этих воспоминаниях она ощущала, внизу живота знакомое тепло. Навязчивое чувство возбуждения. Рука сама ложилась на клитор. Лаская его пальцами, Клара представляла губы своего племянника. Видела, как берет двумя руками его голову и прижимает к промежности. Чувствовала его язык внутри, его дыхание. Обхватывала его ногами за плечи и вжимала, вжимала в себя. Однажды она и сама не заметила, как бурно кончила от этих видений, уснув сном ангела.

Она старалась показать Артему то, что он не видел дома. Концерты, спектакли, выставки, элитные клубы. Артем был от природы впечатлительным и открытым. Он впитывал все новое, как губка. И при этом умел благодарить. В короткое время от того зажатого, испуганного мальчика, которого Клара увидела в первый раз не осталось и следа. Он приобрел уверенность, расправил плечи, но в нем не было высокомерности, присущей мажорам от рождения. Просто мальчик легко поддавался обучению во всех смыслах. Дела с институтом решились. Артем стал студентом, а вот уходить в общагу не торопился. Клара ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх