Нарыв. Часть 1

  1. Нарыв. Часть 1
  2. Нарыв. Часть 2

Страница: 3 из 4

к унитазу и закрыл глаза. Наощупь снял с нее штаны вместе с трусами и помог сесть. Я держал ее за руки и слушал, как журчит ее струйка. Потом, так же с закрытыми глазами помог ей подняться. После этого одел штаны обратно, поднял на руки и отнес обратно. Она все время морщилась от боли, и мне было безумно ее жаль.

Я сбегал в аптеку и купил нужную мазь, антисептики и пластыри. Начал готовить ужин. Затем еще раз покормил, и еще раз сносил пописать. Это все было мне не в тягость. Настоящие проблемы начались после. Маринку нужно было помыть, причем мочить попу было нельзя, и я не представлял, как это сделать. Дочка все придумала сама. Я просто следовал ее указаниям. Отнес в ванну и по отработанной схеме усадил на биде. После того, как она подмылась, я помог ей встать вплотную к ванне, предварительно надев на нее свежие трусики. Выше пояса она разделась сама, я лишь придерживал ее за бедра. Наклонившись над ванной, Марина кое как помыла свою верхнюю половину, обтерлась и надела свободную футболку, подходящую для сна. Я отнес ее в постель, решив, что на этом мои испытания закончились. Но они только начинались.

— Пап, погоди. Мне еще нужно пластырь сменить.

— Там?!

— Да.

— Эммм... доча, может ты сама как-нибудь?

— Нет. Мне неудобно. И я боюсь, что не так что-нибудь сделаю, или рану задену.

— Ну-у, ты аккуратненько.

— Пап, да не стесняйся ты. Я виновата что ли, что так вышло? Кого мне еще просить? К тому же не думаю, что тебя голая задница удивит. Ты и меня до 8 лет купал!

— Сейчас несколько другая ситуация.

— Пап!, — настойчиво повторила Марина, и я сдался.

— Ладно. Чего там делать?

— Для начала трусы с меня снять.

— Щас, только руки помою.

Вернувшись из ванной, я откинул одеяло с дочери, взялся за резинки ее трусиков и приспустил их до того предела, где расщелина между ягодиц ныряет в загадочную сокровенную темноту. Пластырь был наклеен на правое полупопие у самого ануса. Я взялся за его краешек, но Маринка остановила меня:

— Подожди. Доктор сказала, что сначала нужно антисептиком вокруг, ну... сфинктера обработать и его сам тоже.

Меня прошиб пот, но я взял себя в руки. Выдавил из тюбика на подушечку указательного пальца антисептический гель, а потом свободной рукой слегка раздвинул ягодицы дочери. Когда мой палец коснулся нежного аккуратного бутончика, Марина вздрогнула.

— Больно, Мариш?

— Нет, нет. Продолжай.

Очень бережно я обработал анус и область вокруг него. Дальше было проще. Старый пластырь отошел легче, чем я думал. Мази в больничке не пожалели. Я нанес на рану лечебное средство, быстро наклеил новый пластырь и с облегчением натянул трусы дочери обратно.

— Вот и все.

— Вот видишь! А ты боялся. Только это нужно каждые 6 часов делать. Мне так сказали.

— Щас 8? Я понял. Поставлю будильник на 2. А ты отдыхай, намучилась сегодня...

— Ну поговори со мной еще немножко.

— О чем?

— О чем хочешь. Ты давно меня ни о чем серьезном не спрашивал.

— Хорошо. Что у тебя с твоим Николаем, кажется?

— Ничего. Мы расстались.

— Извини.

— Да нормуль все.

— А почему, если не секрет.

— Не секрет. Мне нравится другой мужчина.

— Ясно. Дело молодое. Учитесь вместе?

— Нет. Он намного старше меня.

— На сколько?

— Намного, пап.

— Ты поосторожней с этим делом. Он опытный. Надлюбит и бросит. Ты страдать потом будешь.

— Этот не бросит никогда.

— Откуда такая уверенность?

— Я знаю и все!

— Чувства-то хоть взаимны?

— А он еще не знает ничего. Хотя, может догадывается.

— Вот как? Так сама ему скажи. Это раньше такое было не принято, а сейчас другое время.

— Я не могу ему сказать. Боюсь, что он испугается.

— Чего?

— Моих чувств. Я лучше подожду, когда догадается. Или сам первый шаг сделает.

— Смотри, не прожди вечно. Так бывает.

— Думаю, на этой неделе все решится.

— Все-то ты знаешь, все у тебя спланировано.

— А то!

— Ладно, спокойной ночи.

— Ночи, па!

Я лежал у себя и тупо смотрел в потолок. В висках бешено стучала кровь. «Неужели она имеет в виду меня?!»

Встав по будильнику, я пошел делать ночную медицинскую процедуру. Дочь проснулась, едва я взялся за ее одеяло. Все прошло почти так же, как в первый раз. Только палец мой непроизвольно задержался на дырочке чуть дольше, чем того требовало нанесение геля.

Утром я впервые возбудился от обработки Маринкиной попки. Я массировал ее колечко около минуты, словно пытался втереть в него весь гель. Дочь никак не отреагировала: словно все так и должно было быть. Потом, словно настоящий медбрат, я ловко проделал все необходимые мероприятия: накормить завтраком, сносить и помочь пописать и подмыться. Все это, само собой с закрытыми глазами

После полудня я осмелел еще больше. Спуская трусики, я нарушил установленную вчера границу. Промежность дочери была открыта, но спрятана меж сомкнутых бедер. Тогда я, как бы невзначай, обронил.

— Марин, ноги чуть раздвинь, мне удобней будет.

Она послушалась, отчего ее юная аккуратная щелка, поросшая нежными волосками, стала отчетлива мне видна. Пусть и не полностью, не во всей красе. Но и это зрелище заставило мой член мгновенно принять боевую стойку.

— Только ты потщательней там все обработай. А то вчера так торопился... У меня потом зудело немножко. Наверно из-за этого.

— Хорошо, — легко согласился я

Я уже не обрабатывал, минуты полторы я ласкал задний бутончик дочери своим указательным пальцем, сидя к Марине боком на кровати. Пару раз мне даже показалось, что она пыталась податься попкой мне навстречу. Но что я знаю совершенно точно, что когда я закончил и приступил к смене пластыря, с губ мой красавицы сорвался легкий вздох разочарования.

Я ждал вечерних процедур, как манны небесной, но время тянулось безумно медленно. Зато меня ждало новой волнующее приключение. После ужина Марина стыдливо призналась:

— Пап... мне по большому надо.

— Я отнесу, конечно.

— Ты не понял. Я не смогу, как обычно все сделать. Очень больно... Доктор сказала клизму сделать. У нас есть где-то.

— Есть. Но ты имеешь в виду, что это я должен?, — глупо спросил я

— Пап, ну само собой.

— Ноя не умею!

— Интернет, па-ап!, — сказала она с насмешкой. Ее явно забавляла моя растерянность.

Поиск нужной информации занял несколько минут. Еще 10 ушло на подготовку раствора. Я не спешил, раз за разом прогоняя в голове родившийся у меня план. Наконец я вошел в комнату дочери с наполненным промывающим прибором в руках и положил его на угол кровати так, чтобы трубка с вентилем свисала вниз, а пластиковый наконечник ничего не касался.

— Тебе надо лечь на бок, и ноги чуть подогни к себе.

Свободной рукой я помог дочери занять нужную позу.

— Трусы лучше совсем снять. Что не испачкались случайно.

Марина безропотно позволила сделать это.

— Тебе когда-нибудь делали это?

— Ни разу.

— Тогда нужно расслабить и расширить дырочку. Но я это буду делать пальцем, чтобы чувствовать все и ничего не повредить. Можно?

— Да конечно, пап. Делай все, что нужно.

Не пожалев геля, я массировал и расширял Маринкину дырочку, пока первая фаланга моего пальца не проскользнула внутрь.

— Ой!

— Прости, я сделал тебе больно?

— Нет. Просто ощущения... необычные. Давай дальше. Только расширь там все получше. Я боюсь этой штуки.

Поворачивая палец в разные стороны, я делал им возвратно-поступательные движения, постепенно увеличивая амплитуду. И вот, в один прекрасный момент, мой палец оказался в попке дочери целиком.

— Мне так стыдно, пап, что из-за меня ты должен это делать, — без оттенка стыдливости в голосе сказала дочка, когда я уже откровенно трахал ее пальцем

— Нечего тут стыдиться. Дело житейское.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх