Нарыв. Часть 2

  1. Нарыв. Часть 1
  2. Нарыв. Часть 2

Страница: 2 из 5

Почти под утро меня разбудили крики из соседней спальни. Оля, благодаря свое молодости, крепко спала, но я ее все же разбудил. Кричала моя дочь:

— ... Да Пашенька! Да! Еби меня в зад! О-о, как ты ебешь! Еще! Еще!! Трахай меня! Да-а! Прямо в жопу! Да! Да-а!!

Мы заворожено слушали эту похабщину, и в какой-то момент я заметил, что Оля рукой начала ласкать себя между ног.

— Тебе нравится это слушать?

— Да, это так заводит... Черт, сама не ожидала...

Безумная идея вдруг осенила меня.

— А пошли посмотрим?

Жена неожиданно легко согласилась. Мы выбрались из спальни, вышли из дома и неслышно подкрались к окну комнаты, где происходило так интересующее нас действо. Марина стояла на четвереньках на кровати, а сзади ее яростно сношал Павел. Моя дочь извергала такие словесные перлы, что даже я немало смутился. Представляю, что творилось в голове моей более юной супруги! Но возбуждало это гораздо больше. Оля стояла у самого окна, я пристроился сзади. В какой-то момент она сама шепнула через плечо: «Вставь в меня».

Я легко вошел в ее сочащуюся дырочку и начал неспешно двигаться внутри. Это продолжалось около минуты. Но вдруг моя Маришка подняла голову и посмотрела прямо на нас. Оля дернулась, но я крепко ее держал. Она сделала еще одну попытку и снова безрезультатно. Но в третий раз моя жена сама двинула задом мне навстречу, чтобы я вошел как можно глубже. Я положил руки на груди уже не сопротивляющейся супруги и начал размеренно ее трахать. Марина, увидев это, улыбнулась. Мы занимались сексом вчетвером на виду друг у друга. И только Паша оставался в неведении, так как его глаза были закрыты от удовольствия. Едва он кончил, мы с Олей от греха подальше отошли от окна, и закончили свое дело уже в спальне. Позже, лежа обнявшись в постели, мы обменялись впечатлениями:

— Это было нереально возбуждающе! Я впервые в жизни так кончила!, — призналась жена.

— Ты орала на весь остров!

— Мне так стыдно. Как я буду смотреть им утром в глаза?

— Думаю, надо просто не подавать виду.

— Легко сказать.

— Ты справишься. К тому же им тоже есть чего стесняться.

— Это точно! Тебя тоже это все возбудило?

— А то!

— Что именно?

— Все. И то, что я смотрю на трахающихся людей, и то, что одна из них моя дочь. И то, что она смотрит на меня. Все это...

— Представляю себе. Не понимаю только, как это может нравиться? Я имею в виду анальный секс... Хотя, не похоже, что Марина симулировала. Интересно...

(За прошедшие полгода я так и не сумел склонить Олю к аналу. Пытался неоднократно, но каждый раз встречал твердый отпор.)

— Она точно не симулировала.

— Саш, я тоже хочу попробовать.

— Уверена?

— Да. Только не сегодня, ладно? Я очень устала.

— Как скажешь, любимая...

Я проснулся около 11 утра. Оля все еще спала, изможденная ночными делами. Тихонько выбравшись из спальни, я направился в столовую, где застал убитую горем дочь.

— Мариш, что случилось?!, — бросился я к ней.

Она подняла на меня заплаканное лицо:

— Вот и кончилась моя семейная жизнь, пап! Что я наделала?! Дура! Дура-а!!

Я подсел рядом и обнял ее за вздрагивающие от рыданий плечи.

— Да расскажи ты толком! Что произошло?!

Марина, захлебываясь слезами, сбивчиво поведала мне о своей беде. Отдыхая после последнего секса, Паша спросил ее, каким образом она пристрастилась к аналу. Дочка все еще была не в себе после мощнейшего оргазма и ляпнула, не подумав: «Папа приучил». Это поразило ее мужа настолько, что он даже не стал больше ничего слушать, а просто ушел. И где он сейчас — неизвестно.

— Он теперь точно меня бро-о-осит!, — причитала дочь.

— Хватит рыдать!, — как можно увереннее громко сказал я, — Ничего еще неизвестно! Успокойся, выпей чего-нибудь. Я сейчас найду его и поговорю.

Зятя я нашел за зарослями в дальнем конце нашего пляжа. Пока я искал его, я продумывал, как построить разговор, с чего начать, что возразить. Но весь мой стройный план рухнул от первого его вопроса:

— Садись, Саш. Давно это у вас?

— Я вчера рассказывал про нарыв. Тогда все и случилось в первый раз.

— Я так и подумал...

— А два года назад все закончилось. Понимаешь...

— Не надо ничего объяснять. Я ВСЕ понимаю. У меня просто в голове никак не укладывается, как получилось, что мы с Маринкой нашли друг друга. Мистика просто. Вероятность «0».

— Ты о чем?, — я был сбит с толку.

— Я служил во флоте. Тогда еще 3 года срок был. Отпусков не было, увалов не давали. Без баб на стену лезли. Даже онанизмом украдкой приходилось заниматься, чтоб на смех не подняли. Кубрик тесный, все на виду... И вот в конце второго года мама ко мне приехала. У нас в части типа гостиницы было для таких случаев. Дали нам 3 дня. Из номера мне запрещено было выходить. Мама меня, само собой, напоила в первый вечер. Я размяк, ну и выложил ей всю эту историю о своих страданиях. В общем, пожалела она меня... Пьяный я был, не соображал ни хера. А утром сквозь землю готов был провалиться. И прикинь, сам себя ненавидел, убиться хотел, но как маму рядом с собой в постели увидел — все! Ничего с собой поделать не мог... В общем, трахались мы все три дня с перерывами только на обед и сон. Мама уехала, а я себе долго еще места не находил. А потом сам себе нашел оправдание, что сексуальная голодуха во всем виновата, физиологическая потребность организма и все такое. Успокоился, короче. Но за месяц до дембеля мама приехала еще раз, и... все повторилось, бля. Она потом призналась, что так хорошо, как со мной, ей никогда раньше не было. Потому и не смогла устоять.

Я дембельнулся, вернулся домой. Бухал неделю. Сначала с родственниками, потом с корешами. Ебал все, что движется. И изо всех сил старался избегать мамы. Но она пришла ко мне сама. Понимаешь, Саш, она была очень красивая женщина...

— Она и сейчас красивая.

— Да, но в то время ей больше 32—33 никто не давал! А ей 41 уже был. И я вдруг осознал, что теряю рядом с ней над собой контроль не с голодухи! Я реально ее хотел, как женщину!

Он помолчал, а потом продолжил:

— Папа, само собой, ничего не знал. И сейчас не знает. Ты третий человек на планете, которому это сейчас известно. Но едва мы оставались наедине, (а это было часто, отец был машинистом и часто уезжал), как кидались друг на друга. Она хотела всего, и позволяла мне все. Говорила, что если бы не я, то она наверняка изменила бы отцу с другим мужчиной. Хотелось ей перед началом увядания вкусить женских радостей по полной. Говорила, что я сделал ее счастливой, а я все равно мучился угрызениями все больше. Но, как в анекдоте, кололся, плакал, но продолжал жрать кактус...

Через пару лет все закончилось само собой, как у тебя с Маринкой. Прошло уже больше 10 лет, но я до сих пор таскаю на душе этот камень. Считаю себя моральным уродом и так далее. Считал, вернее... И вот узнаю, что я не один такой. Что живет на планете такой же человек, пусть и девушка, которая тоже прошла через подобное. И что мы с ней встретились, и поженились! Это невероятно!

— Этому человеку очень плохо сейчас. Она думает, что ты ее бросишь.

— Черт, Саш!!! , — вскочил Павел, — Так чего ты сразу не сказал?! Где она?

— Была в бунгало.

— Я побежал. И не ищите нас! Сами найдемся...

Он умчался прочь, поднимая босыми пятками фонтанчики песка.

Я вернулся в бунгало. Марины с Пашей уже не было. Ольга еще спала. Я сварил кофе и вернулся с ним в спальню.

— Олюшка, просыпайся, моя хорошая.

Она сначала открыла глаза, потом сладко и долго потянулась и села в кровати. Простыня сползла вниз, обнажая столь любимые мной грудки с задорно торчащими чуть в стороны сосочками. Я подал жене кофе, она лучезарно улыбнулась и взяла чашку двумя руками, нежно поблагодарив меня. Оля не спеша пила бодрящий напиток, а я лежал рядом и просто смотрел на нее.

— Где все?

— Гуляют....  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх