Как опускают шлюх

Страница: 1 из 3

Мы долго переписывались на сайте на тему бдсм, а потом договорились встретиться и воплотить наши фантазии в жизнь.

Я должна была прийти в платье без трусов и бюстгальтера. Когда я шла по улице, мне казалось, что все прохожие смотрят на меня с осуждением.

Встречались мы с ним на дороге. Номер машины мне сообщили. Я шла вдоль дороги, ощущая себя проституткой, и вглядывалась в номера машин. Между ног предательски мокрело. Влага стекала вниз, и ляжки начинали тереться друг о друга, прилипая. Парни, курившие у дороги, с интересом наблюдали за девушкой, которая медленно идет вдоль ряда машин, всматриваясь в номера. Я понимала, что под платьем не видно — есть ли на мне трусики, но соски выдавали меня, выпирая из-под ткани. И от взглядов парней на них я покраснела. Посмотрела на часы: еще 10 минут до назначенного времени. Наверное, мой Хозяин еще не приехал. И тут увидела нужный номер! Меня как током ударило! Оказывается, он давно тут... Сидит и смотрит в зеркала, наблюдает за мной, как я тут хожу, как последняя блядь... Как стыдно...

Я подошла к его машине. Согласно указаниям, я должна была молча открыть заднюю дверь, задрать платье, чтоб оголилась попка, и сесть по центру, широко раздвинув ноги. Только после этого разрешалось посмотреть на водителя и поздороваться. Мало того, что я не знала, как выглядит мой Хозяин, так вдобавок я все время думала о том, что вот сейчас я задеру платье, и парни, которые пялились на меня, увидят мою голую попку, как я сажусь в машину — и сразу поймут, кто я. Было очень стыдно и страшно, но ослушаться Хозяина — еще страшнее.

Поэтому я наплевала на парней, задрала платье до пояса и села в машину, широко расставив ноги, очень надеясь, что не села по ошибке в чужую машину...

Подняла глаза на мужчину за рулем и поздоровалась: «Здравствуйте, хозяин. Ваша шлюха готова». Мужчина обернулся, похлопал меня своей здоровенной рукой по ноге, раздвинул мои ноги еще шире и, без церемоний, вместо «Привет», засунул 2 пальца в мою текущую пизденку. «Уже потекла сука? — Сказал он. — Отлично! Какая ты похотливая дрянь!» Он раскрыл пальцы пошире в моем влагалище, а потом покрутил ими из стороны в сторону. Это заставило меня ойкнуть и выгнуться ему навстречу. «Терпи, ссука, мы еще даже не начали», — сказал он. Вынул измазанные моими соками пальцы из моей текущей киски и затолкал их мне в рот: «Соси, шлюха!» Я послушно обсосала его измазанные пальцы. А он начал толкать мне их в рот всё глубже, добавил к ним еще — засунул ладонь мне в рот: «Ну-ка, посмотрим, какая у суки пасть... Глубокая? Хорошо глотает?» — Бормотал он под нос, не обращая внимания на то, что я стала задыхаться, мои глаза наполнились слезами и начались рвотные рефлексы. Нельзя сказать, что он этого не заметил. Наоборот — его это явно забавляло. Потому он пихал и пихал свою огромную ладонь мне в горло, заставляя меня кашлять и дрожать. Наконец, он наигрался с моим ртом, вытащил руку из моего рта, обтер ее об мои голые ноги, и мы поехали в гостиницу.

Как только мы зашли в номер, Хозяин с порога отвесил мне жесткую пощечину: «Ах ты сука! Ты почему до сих пор не разделась! Догола и на колени! Быстро!»

Я пискнула: «Да, Хозяин!» Быстро разделась догола и встала на колени.

Хозяин пнул меня в попку: «Поползла в центр комнаты!»

Я проворно поползла по-собачьи в центр комнаты и встала там на колени. Хозяин подошел и начал хлестать меня по щекам. Я не понимала — за что? А может, просто так, ради его удовольствия? Отхлестав, он объяснил — за что: «Шире ноги надо раздвигать, тварь!» И пнул меня по ногам, раздвигая их. Я послушно раздвинула коленки. Еще пинок: «Еще шире!» Я раздвинула так широко, что еле могла устоять в таком положении. «Вот так! И чтоб сразу так вставала!»

После этого он снова начал хлестать меня по щекам. Нельзя сказать, что это были игровые пощечины. Это было по-настоящему больно. От каждой пощечины голова улетала в сторону. А он всё хлестал и хлестал. Он ударил меня, наверное, раз 10. Потом остановился и объяснил, за что: «Руки кто разрешал опускать! У шлюхи руки всегда должны быть за спиной!»

Я исправилась.

Тогда он достал из сумки зажимы. К зажимам были прикреплены колокольчики и грузики. Он закрепил зажимы на моих сосках, половых губках и клиторе. Во время процедуры я поскуливала от боли. Особенно больно было соскам. От боли я начала дрожать мелкой дрожью. От этого грузики на зажимах начали раскачиваться, еще сильнее причиняя мне боль. Колокольчики позвякивали. Я стояла на коленях с руками за спиной, широко раздвинутыми ногами, зажимами на сосках и пизденке, позванивала колокольчиками и подвывала от боли, кусая губы. А Хозяин стоял надо мной и, довольный, любовался этой картиной.

Постепенно я начала привыкать к боли от зажимов. Перестала скулить и встала ровно, ожидая дальнейших приказов. Хозяину показалось, что шлюха расслабилась, и он резко шлепнул меня по пизденке ладонью! Какая боль! Он задел зажимы и у меня все внутри взорвалось от боли. Я вскрикнула! Хозяин довольно ухмыльнулся и начал шлепать меня по половым губкам, специально попадая по зажимам. Я стонала и дергалась от каждого удара.

Потом он перешел к груди. Взял грузики на сосках и начал их теребить. Тянуть в разные стороны. подбрасывать... Боль была просто ужасная! Я скулила и умоляла его остановиться. Но он еще не наигрался со мной, шлепал по груди — то слабо, то наотмашь! Когда ему надоело, он отошел в сторонку, а я перевела дыхание. Меня била мелкая дрожь. Колени тряслись. Стоять в этой позе было уже почти невозможно. Ноги норовили разъехаться. Я успела только несколько секунд перевести дух, как увидела, что он уже идет ко мне с кожаной плеткой в руках. Он начал хлестать мои сосочки и киску, намеренно попадая по зажимам. И хотя он бил несильно, я готова была кричать от боли. Но стены в отеле обладали отличной звукопроницаемостью, поэтому приходилось изо всех сил закусывать губы, чтоб не закричать. Я почувствовала, как по щекам у меня потекли слезы. А моя пизденка, несмотря на всё то, что он со мной вытворял, текла, как у последней сучки.

Когда порка закончилась, Хозяин плюнул мне на лицо и приказал: «Ползи, блядь, и принеси мне сигареты, пепельницу и зажигалку!» Я встала на четвереньки и поползла в дальний угол комнаты. Грузики на сосках и половых губах при этом бились о мое тело, и я морщилась от боли. Я подползла на четвереньках к Хозяину, отдала ему принадлежности для курения. Он похвалил: «Послушная, сука!» И в награду плюнул мне в лицо еще раз и дал сильную пощечину. Потом приказал: «На колени! Открой рот, тварь! Высунь язык!» Я послушно выполнила приказ. Так и стояла перед ним, как собачонка — на коленях, ноги широко разведены, на сосках, половых губах и клиторе болтаются зажимы с грузом, на лице подсыхают плевки, рот широко открыт, язык вывален... Неожиданно мне снова прилетела сильная пощечина: «Шире, мразь, рот свой поганый открывай! Будешь моей пепельницей!» Я задрожала от этих слов. Как унизительно... А он запустил свою огромную руку мне в рот, надавил на нижнюю челюсть, раскрывая по максимуму: «Вот таак!» Потом он еще немного поразвлекался, засовывая мне пальцы в рот и заставляя давиться рвотными спазмами. Наконец, ему это надоело, и он закурил. Я сидела, высунув язык, и он стряхивал весь пепел прямо мне в рот. Это было безумно унизительно — чувствовать себя никем, просто вещью, которую используют для бытовых нужд. Это было так грязно, так унизительно и вместе с тем — так возбуждало...

Я сидела, мой рот постепенно наполнялся пеплом, во рту стоял отвратительный привкус. Я не глотала. Старалась не дышать глубоко, чтоб не вдохнуть пепел. Докурив, Хозяин потушил сигарету о попельницу, а потом вдруг плюнул мне в рот: «Глотай, тварь!» Я не хотела этого делать. Мне было очень противно — глотать пепел вперемешку с чужой слюной. Но я подчинилась. Проглотила эту гадость. И поняла, что меня сегодня опускают по-полной. Я — просто конченная шлюха.

В это время Хозяин встал, схватил меня резко ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх